Минск
+11 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Вместо опальной «Саломеи» оперный сезон в Беларуси открылся «Тоской» с Анисимовым и Агади

- Хотите посмотреть «Тоску» - приходите на пятый спектакль. Там все будет железно, - философски заметил режиссер-постановщик Михаил Панджавидзе в канун ее премьеры в феврале.

Я послушалась и пришла так, как он сказал. Благо все сошлось – и грусть-тоска по поводу переноса «Саломеи» (хотя полгорода, в том числе и я, посмотрели прогон), и начало сезона, и Нина Шарубина в роли Тоски, и Ахмед Агади в роли Каварадосси, и маэстро Анисимов, празднующий свое возвращение - теперь в качестве «просто» дирижера и советника генерального директора по вопросам перспектив музыкального развития театра.

Два лауреата Государственной премии – Анисимов и Шарубина в одном спектакле – очень даже круто, особенно если учесть, сколь нечасто нашим оперным деятелям достаются подобные награды.

Ясно, что зал был забит до отказа. Впрочем, нынче в Большом это не диво. Средняя заполняемость зала в прошлом сезоне, по данным генерального директора Владимира Гридюшко, самая большая в стране – 81 процент. А с учетом журналистов и прочих официальных безбилетников, наверное, и больше.

Невольно вспоминаются «золотые», по мнению некоторых, 1990-е годы. Тогда в партии Тоски блистала уникальная певица Надежда Губская, а в партии Каварадосси – замечательный тенор Марат Григорчик. Но в зале можно было играть в футбол, и капельдинеры пускали всех охочих ради заполняемости зала.


По внешним приметам тот старый, 1991 года спектакль, готовившийся совсем другими постановщиками, не так уж радикально отличался от нынешнего.

- «Тоску» очень трудно кардинально переделать, - поясняет Михаил Панджавидзе. – Ни фабулу, ни место, ни время действия изменить физически невозможно. Я видел подобные попытки. Они заканчивались полным фиаско.


Итак, время действия - 14 июня 1800 года. Далеко за кадром разворачивается битва при Маренго. Сначала австрийское войско побеждает, но к полуночи выясняется, что Наполеон выиграл сражение и вот-вот двинется на Рим.

Вокруг этого исторического сюжета и развертывается личная драма двух влюбленных – художника Марио Каварадосси и певицы Флории Тоски. Только что они были безоблачно счастливы, и вот уже они в мышеловке у безжалостного шефа тайной полиции барона Скарпиа, и никто из этого треугольника не останется в живых.


Для каждого акта этой драмы указано вполне конкретное место действия. Базилика Сант-Андреа-делла-Валле, палаццо Фарнезе, замок Сант-Анджело – три здания, известные каждому туристу, и сценограф – в данном случае, Александр Костюченко – должен с этим считаться.

А вдобавок еще композитор подробно расписал, что происходит в каждом такте музыки.

- Тут нужно просто читать, что написано в клавире, - усмехается Михаил Панджавидзе. - «Тоску» может ставить кто угодно!

Но это обманчивая легкость. Достаточно сравнить постановку Панджавидзе с тысячью спектаклей, столь же верных авторскому тексту, но невыносимо скучных.

Дьявол кроется в мелочах. В поворотах головы. В интонациях. В вокале. В проживании и пропевании каждой фразы так, как будто от этого зависит твоя жизнь.


Именно так - «на разрыв аорты» - поют и играют Нина Шарубина и Ахмед Агади. В то время как Владимир Громов проносит через весь спектакль очень важную черту барона Скарпиа – его насмешливый аристократизм.

А ведь есть еще и оркестр, который своим звучанием раскрывает подноготную героев этой драмы. Маэстро Анисимов с огромным мастерством извлекает из него те эмоции, краски и интонации, которые ему в этот миг необходимы.


Кстати, во времена своего художественного руководства он «Тоской» почти не дирижировал. Теперь она нуждается в его крепких руках.

А будет еще постановка «Князя Игоря», которую я жду с нетерпением.

И, конечно, «Саломея» Михаила Панджавидзе и Виктора Плоскины. Гимническая и светлая мистерия по Иоанну, которая должна жить, чтобы над поверженным ангелом смерти воссияло, наконец, настоящее солнце.


Фото: Александр Горбаш / vk.com/bolshoibelarus

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.44
Загрузка...