В списках значатся

На Кличевщине неизвестных солдат стало на пятнадцать меньше

ВЕЛИКАЯ Отечественная война на кличевской земле оставила свои шрамы. Сегодня здесь 55 воинских захоронений, 23 индивидуальных, два воинских кладбища, 30 братских могил. На мемориальных табличках, кроме фамилий и званий погибших, нередко встречаются слова «неизвестный солдат». Только в прошлом году поисковикам удалось вернуть имена 25 воинам. На мемориальную доску братской могилы в агрогородке Несята занесено 15 фамилий.


Председатель Несятского сельисполкома Анатолий ГЕРТМАН с учениками средней школы агрогородка Несята

ИСТОРИЯ эта  началась несколько лет назад с письма, которое пришло на адрес Кличевского райисполкома. Его автор — Юрий Овчинников, житель России — разыскивал место захоронения своего деда — Ивана Васильевича Овчинникова, сержанта 928-го отдельного корпусного саперного батальона, уроженца города Барабинска Новосибирской области, погибшего за освобождение Кличевщины 29 июня 1944 года. Ориентиров для поиска у Юрия Анатольевича было совсем ничего: лишь название деревни — Вишенка, а в скобках еще значилась и деревня Переколь…   

Елена Ярошко, специалист отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи  Кличевского райисполкома, вспоминает, что поисковики сначала решили найти кладбище, где могла  быть могила сержанта Овчинникова: 

— Выяснилось, что могил бойцов Красной Армии в Вишенке не было. Это сразу  осложнило поиски. Правда, в книге «Память» удалось найти несколько фамилий воинов  указанного в письме батальона. Некоторые значились как захороненные в братской могиле агрогородка Несята, один — в Усакино. Была среди них и Юлия Акимовна Баторина, которая, как говорилось в книге, похоронена в Вишневке, расположенной довольно далеко, на территории Долговского сельсовета. 

С помощью сотрудников Кличевского краеведческого музея удалось узнать, что саперный батальон стоял в то время именно в районе деревни Несята. Похоронить погибших, конечно, могли и в Вишенке. Но почему тогда там нет никаких следов? Обо всем кличевские поисковики написали Юрию Овчинникову, попросив при возможности прислать больше информации.

Поиски не останавливались. Благодаря помощи жителей деревни Переколь, учеников сельских школ удалось узнать, что действительно когда-то в деревне Вишенка были могилы погибших солдат, но их останки перенесли и перезахоронили в братской могиле агрогородка Несята. Обо всем этом рассказали в письмах Юрию Овчинникову. Он, кстати, тоже времени зря не терял, наводил справки в ОБД «Мемориал», Центральном архиве Министерства обороны России. В итоге получилось как бы несколько ручейков информации, которые в один момент и открыли истину... 

Однажды от Юрия Анатольевича пришло письмо, где он сообщал имена еще 14 погибших бойцов 928-го батальона, которые ему удалось узнать в результате непростого поиска. Ссылаясь на документы Центрального архива Министерства обороны РФ, Юрий Анатольевич написал, что Иван Овчинников и погибшие вместе с ним были похоронены в деревне Вишенка. Кроме того, стало известно, что в тот период 82-я стрелковая дивизия, входившая в 3-ю армию 1-го Белорусского фронта находилась в Кличевском районе и участвовала в операции «Багратион». Наступление велось в направлении Свислочи (р. Березина) и Октября (Елизово). Юрий Анатольевич предположил, что ошибки в книге погребения и в списках о потерях в графах «где похоронен» возникли именно потому, что в условиях наступления и боев никто в административном делении не разбирался, а писали, что было на слуху. Кроме того, в ОБД «Мемориал» тоже ошиблись в первичном определении места захоронения, так как «связали его с другой Свислочью — в Белостокской области». 

«Поэтому прошу рассмотреть вопрос о внесении имен всех погибших, а это 15 воинов 928-го батальона, похороненных в Вишенке, в список и паспорт братской могилы в Несяте. Все данные готов предоставить. Кроме того, Юрий Анатольевич навел справки и о Юлии Баториной. Выяснил, что на самом деле ее фамилия Буторина. И она служила радисткой 493-й роты 82-й стрелковой дивизии, а убили ее в тот же день, 29 июня 1944 года, и также похоронили в деревне Вишенка. В конце письма Юрий Овчинников благодарит за помощь поисковиков Могилевщины, областной и районный исполкомы.

Вот так сложились недостающие детали в общую картину, и осенью прошлого года на мемориальной доске вместо 21 неизвестного солдата осталось шесть. А всего на ней — 28 фамилий бойцов. Правда, есть на темном граните и десятки фамилий жителей Несяты. Среди них много одинаковых — Дубинины, Зинковец, Островские, Рыбицкие… На фронт и к партизанам уходили семьями. Председатель Несятского сельисполкома Анатолий Борисович Гертман поясняет, что так сельчане решили увековечить память о своих родных и близких, не вернувшихся с войны. И не важно при этом, где они погребены: в Несяте таким образом решили восстановить историческую справедливость и поставить имена своих односельчан в один ряд с бойцами Красной Армии, отдавшими жизнь за кличевскую землю.

— Всего на территории сельсовета восемь воинских захоронений, — рассказал Анатолий Гертман. — Помогают ухаживать за ними ученики Дмитровской, Несятской и Перекольской школ. А когда коснулось дело ремонта мемориала, местная жительница Майя Григорьевна Кофман принесла 500 долларов. К сожалению, уходят живые свидетели тех лет. У нас проживает сегодня лишь один ветеран Великой Отечественной. Не щадит время никого, но наша задача — передать детям и внукам всю правду о далекой войне.

korenevskaja@sb.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?