Тур по старинке

Лепельский энтузиаст придает вторую жизнь народной вековой истории

Этот край хорош в любое время года. Но все же летом он красив особенно и влечет к себе туристов не только живописной природой, но и духом волнующей старины. Не зря, видимо, победителем в республиканском конкурсе агроэкоусадеб в номинации “Сохранение традиций” стал именно лепельчанин. Корреспондент “Народной газеты” узнал, как бывший учитель математики и физики решил открыть свое дело и что из этого вышло.

Деревня Большой Полсвиж находится всего в нескольких километрах от Лепеля. Места здесь и впрямь удивительные. Неподалеку раскинулись четыре озера, полные рыбы. В лесу вдоволь грибов, малины, черники, земляники, клюквы, брусники. И вокруг кристально чистый воздух, насыщенный кислородом и целебными хвойными ароматами. Именно сюда Василий Шкиндер переехал с женой Ириной после окончания Витебского пединститута. Полтора года отработал в деревенской школе. 

Фото автора

А потом ударился в бизнес: 

— Закупали с братьями сырые семечки в Воронеже и Ростове и продавали их на Витебщине. Не бог весть какая была прибыль, но на содержание семьи хватало. Еще и откладывали на строительство дома. В 1993 году построили усадьбу, родились два сына. Вскоре наш бизнес стал затухать, появились конкуренты, фасовавшие готовые семечки в пакеты. И тогда на семейном совете подумали: а почему бы не заняться агротуризмом? К тому времени этот вид деятельности активно набирал обороты в стране. Повсюду нахваливали опыт поляков, латышей, литовцев.    

Сказано — сделано. Оставшийся капитал пустили на строительство второго дома для гостей. Поставили баньку, облагородили территорию.         

— Может, не поверите, но 25 лет назад на этом месте было голое поле, — обводит рукой вокруг дома Василий. — Высадил сосны, березки, ели, клены.  Сейчас, как видите, вымахали высотой в три этажа. Вся территория у меня чуть более гектара. Из хозяйства — только куры, собака да кошка. Зато на участке выращиваю практически все: картофель, капусту, помидоры, огурцы, лук, свеклу.   

Однажды Василий Шкиндер познакомился с жителем Полоцка, который ездил по деревням и скупал старинные вещи — самовары, подсвечники, утюги, кросны. Зарплаты тогда были по 20 долларов, и люди за бесценок продавали поистине уникальные раритеты. Предприимчивый полочанин сбывал все это в Москве, а вырученные деньги пропивал: 

— Помню, задело меня это сильно. 

С горечью подумал: да ведь так можно всю Беларусь пропить. И решил привлекать туристов не только отдыхом в живописных местах, но и приобщением к народной белорусской культуре. Какие-то экспонаты покупал за деньги, что-то дарили друзья, знакомые. Потихоньку стал интересоваться тем, как жили наши предки, как вели хозяйство, отмечали праздники. 

Со временем Василий собрал уникальную историческую коллекцию — от мечей кирасир до повозок времен шляхты. 

И превратил свой приусадебный участок в музей истории и сельского быта. Чего здесь только ни увидишь: глиняная посуда, жернова, цепы для молотьбы, маслобойки, музыкальные инструменты, старинные деревянные весы, ничуть не уступающие по точности современным. Иные вещи настолько мудреные, что с ходу и не разберешь, для чего они. Впору посылать загадки знатокам из телепередачи “Что? Где? Когда?”.

— Вот, взгляните, что это может быть? — показывает краевед приспособление из дерева, отдаленно похожее на прялку. Оказывается, это самодельное сверло, которое использовали в деревнях еще в XIX веке. 

— А вот наш лепельский кувшин, — увлеченно продолжает экскурсию хозяин усадьбы. — Знаете, чем он отличается от остальных? Лепельчане крутили на гончарном круге посуду из обычной красной глины, а орнамент делали из белой. В Лепельском районе было несколько небольших месторождений этого сырья и пять артелей по их разработке.  

Идем дальше, и среди множества находок замечаю огромный крючок на деревянном стержне, напоминающий орудие пыток.  

— И не пытайтесь ответить, — прерывает мои догадки собеседник. — Оказывается, при царском режиме в нашем районе жил бровар. Славился он тем, что делал качественную горилку, и люди развозили ее в деревянных бочках. А это приспособление придумали, чтобы снимать стальной обруч с бочки. 

Хотя Беларусь и не морская держава, в хозяйстве Василия хранится даже якорь с Двины. Когда-то находку вытащили сетью рыбаки и передали ее Василию Шкиндеру. И опять же, экспонат великолепно сохранился.  

— А вот эта бричка знаменита тем, что “снималась” в кино, — с гордостью показывает мне лепельский краевед еще один экспонат. — Несколько лет назад кинорежиссер Александр Митта снимал в Витебске фильм о Марке Шагале. И у меня попросили на время съемок эту бричку. Обещали, правда, заплатить, но передумали. Зато оставили на память алый кумач, который развевался на бронепоезде. 

Василий Шкиндер не только создал музей, но и занимается сбором фольклора, организует народные праздники: 

— Восьмой год подряд устраиваем фестиваль “Жнiвень”. Почти вся деревня приходит, из Лепеля приезжают. Мы на жерновах мелем муку, угощаем гостей блинами и душистым хлебом. А когда к нам приезжают с экскурсиями, я обязательно растапливаю старинный самовар, жена готовит вкусное печенье, и после экскурсии устраиваем чаепитие для гостей. 

От них, кстати, с началом отпускного сезона нет отбоя. Приезжают не только из Минска, но и из России, Польши, Украины, Литвы, Латвии. До ближайшего озера — 150 метров. Чистый ухоженный пляж (спасибо местной власти за помощь в его благоустройстве), всегда результативная рыбалка, сбор грибов и ягод. 

И полное погружение в самобытную белорусскую культуру. Что еще надо иностранцу для хорошего отдыха?

Об одном сожалеет мой собеседник — очень сложно найти сегодня толковых музыкантов. Старые перестали играть, а смена им не подросла.

— Это подстегнуло меня самому взяться за инструмент. Дуду освоил лет семь назад. В районной музыкальной школе окончил три класса скрипки. Я занимаюсь резьбой по дереву. И это помогает мне в ремонте скрипок. Разбираю инструмент, перебираю, если надо что-то заменить, смазать, и не игравшая доселе скрипка оживает.  

Словом, народная вековая история, традиции обретают в Полсвиже вторую жизнь. На прощание интересуюсь:

— Вы специалист по точным наукам, не гуманитарий. Откуда же такая тяга к старине, народным истокам?

Василий ненадолго задумался:

— Знаете, я раньше полагал, что народная культура начинается во время застолья после второй-третьей чарки. Оказывается, это такая философская глубина, неисчерпаемый кладезь мудрости и талантов.

konon@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...