Беларусь Сегодня

Минск
+12 oC
USD: 2.08
EUR: 2.33

Как проверяют качество лекарств

Тест на безопасность

В Беларуси каждый препарат, начиная от витаминов и заканчивая противоопухолевыми средствами, проходит многоступенчатую проверку. Важнейший этап — клинические испытания на людях. Они проводятся только с разрешения Минздрава. Недавно французская компания Les Laboratoires Servier изъяла из продажи сироп и таблетки «Эреспал» от кашля. Врачи предполагают, что препараты способны вызывать нарушения сердечного ритма. Следом ученые из Нидерландов предупредили мировую общественность об опасности высокой дозировки нифедипина, которая вызывает риск внезапной остановки сердца. Почему так происходит с уже зарегистрированными лекарствами? И как они вообще проходят тест на безопасность?

teletype.in

Отбор по всей строгости

С 2017 года Национальная антидопинговая лаборатория занимается не только проведением исследований в области допинг-контроля. Отдельная сфера — испытание биоэквивалентности препаратов. Проще говоря, здесь тестируют оригинальные лекарственные средства и дженерики. Производители — разные, но в препаратах содержится одно и то же вещество. Специалисты сравнивают лекарства по скорости всасывания, максимальной концентрации в крови и выводу из организма. Эти параметры должны совпадать. Для испытаний отбирают только здоровых людей.

Трудно ли попасть в ряды добровольцев? Наша коллега Кристина ­решила рискнуть: заполнила анкету на сайте Национальной антидопинговой лаборатории. Кроме Ф.И.О. и даты рождения, ее попросили также указать, относится ли доброволец к вегетарианцам, принимает ли гормональные препараты. Через пару дней по электронной почте Кристина получает приглашение на скрининг.

— Поселок Лесной под Минском. Без труда нахожу военный госпиталь, где размещена лаборатория. Приветливая медсестра объясняет алгоритм действия. Процедура занимает минут 40: пройти осмотр у терапевта, сделать ЭКГ сердца, из самого неприятного — забор крови из вены, — подробно рассказывает коллега. — Лекарства для сравнительного анализа на этот раз — отечественный «Риваксан» и немецкий «Ксарелто» фирмы Вayer Рharma AG. В памятке акцентируют: препараты используются для профилактики и терапии тромбозов. Больным показана длительная терапия. Принимать таблетки нужно один раз натощак за 4 часа до завтрака. Дозировка — 10 миллиграммов.
hbrtaiwan.com

Клинические наблюдения, проводимые в мире, показали, что «Ксарелто» переносится достаточно хорошо. Из нежелательных эффектов в категории «нечасто» прописано: кровоизлияние в мозг и внутричерепное кровоизлияние, аллергический дерматит, тахикардия, крапивница, сухость во рту. В графе «часто» список не меньший: носовое кровотечение, кровохарканье, анемия, головокружение, тошнота, зуд и другие явления. В наших аптеках зарубежный препарат стоит более 100 рублей. Белорусский аналог в перспективе будет более демократичным по цене.

Результаты скрининга Кристине сообщили по телефону через три дня: «К сожалению, вы нам не подходите. Повышенное давление. Показания 135 на 80. Это, конечно, не смертельно, но у нас очень строгий отбор».

Чтобы хоть немного приоткрыть завесу над тайной прохождения исследования, беседуем с 23-летним добровольцем Артемом. Юноша подошел по всем критериям скрининговой программы:

— Для испытаний выбирают тех, у кого лучшие анализы: хороший гемоглобин, правильный вес, отсутствие болячек и так далее. Исследования проводились с вечера пятницы до утра воскресенья. В первый вечер провели собрание, рассказали о заборах крови, раздали номерки. Работал Wi-Fi, телевизор. Вкусный завтрак, обед и ужин. Есть душ, с точки зрения бытовых условий все прилично. Разбудили нас в 6 утра. Дали таблетку. Заборы крови строго по регламенту. Для удобства вставляли в вену катетер. Кровь брали через полчаса, потом чуть реже. Всего за один период — 18 проб. Если подсчитать, за время испытания взяли более 370 миллилитров. Процесс изматывает. За день накапливалась усталость. Мне заплатили, к слову, порядка 500 рублей. Это относительно легкие деньги, не надо работать головой или напрягаться физически.

На скрининге перед подписанием согласия начальник отдела клинических исследований Национальной антидопинговой лаборатории Ольга Зиматкина рассказала, что возраст волонтеров варьируется от 18 до 55 лет. На время испытаний нужно отказаться от алкоголя и сигарет. Нельзя злоупотреблять чаем, кофе, соками — вещества, которые в них содержатся, искажают исследования. Не разрешается принимать биодобавки и контрацептивы.

— Изначально мы предупреждаем добровольцев обо всех рисках, — поясняет Ольга Зиматкина. — Составляем памятку, где четко прописано, что за препарат, от чего он и какие нежелательные реакции возможны. Для безопасности в лаборатории есть палата интенсивной терапии, реанимационная бригада, которая дежурит круглые сутки. Экстренных случаев не ­было.

Первый раз доброволец принимает оригинальный препарат, другой — дженерик или наоборот. Испытуемые выпивают однократную дозировку. Потом у них периодически проводят забор крови. Обязательно спустя 24 часа после приема лекарства делаются контрольные анализы. В частности, изучается, не оказал ли препарат токсичного действия на организм.

Игра в рулетку


Вокруг некоторых лекарств в интернете ведутся ожесточенные споры: кто-то пишет о нежелательных реакциях и утверждает, что те или иные таблетки или инъекции опасны. Кто-то, напротив, оставляет о них исключительно положительные отзывы. Кому верить?

— В практическом здравоохранении нет места слухам, главный принцип — доказательная медицина, — объясняет главный специалист клинико-фармакологического отдела Республиканской клинико-фармакологической лаборатории УП «Центр экспертиз и испытаний в здравоохранении» Светлана Алимпиева. — Принятие конкретных клинических решений при лечении пациента происходит исходя из строго доказанных научных данных клинических экспериментов.

Что же представляют из себя эти эксперименты? По словам Светланы Казимировны, все клинические испытания лекарственных средств можно разделить на две большие группы:

— Это исследования дорегистрационные (те, которые проводятся фармпроизводителями до момента официального одобрения лекарственного средства в стране производства или реализации) и пострегистрационные (они проводятся с целью дальнейшего изучения). В свою очередь, каждая из перечисленных групп подразделяется еще на две подгруппы — клинические испытания оригинальных лекарственных средств и их копий (дженериков и биосимиляров).

По сути, такие исследования — своего рода игра в рулетку, где шансы 50 на 50: или лекарственное средство будет зарегистрировано, или нет. К примеру, один из противоопухолевых препаратов для лечения онкологии легких доказал свою эффективность, однако вызвал массу нежелательных реакций. В итоге компания отказалась от его дальнейшей разработки по данному показанию. При этом исследование одного оригинального препарата от момента изыскания новой молекулы до процедуры регистрации в среднем занимает от 8 до 12 лет. Лекарственное средство должно пройти условные три фазы клинического изучения: на первом этапе его тестируют на краткосрочную безопасность, как правило, на здоровых добровольцах (12—30 человек). На втором этапе фармкомпании подбирают оптимальный режим дозирования. Для этого в исследовании принимают участие 50—300 пациентов с профильными заболеваниями, но без сопутствующих патологий. Третий этап — мультицентровые (нередко международные) рандомизированные клинические испытания, максимально приближенные к клинической практике, в которых участвуют сотни и даже тысячи пациентов, принимающих наряду с исследуемым препаратом и другие лекарственные средства. Задачами 3-й фазы является изучение эффективности и безопасности применения препарата в крупномасштабных исследованиях у ­пациентов с определенными заболеваниями и наличием сопутствующей патологии. И только в том случае, если лекарственный препарат имеет преимущества над уже имеющейся терапией по эффективности, безопасности и удобству применения, принимается решение о его регистрации.

Участие субъектов исследования (пациентов) в таких испытаниях исключительно добровольное. Проведение исследований контролируется как Министерством здравоохранения Республики Беларусь в лице Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении, так и независимыми комитетами по этике государственных организаций здравоохранения, в которых проводятся данные испытания.
Фармацевтика сегодня — одна из наиболее прибыльных экономических отраслей наряду с продажей нефти, оружия и автомобилей. В мире большое количество фармпроизводителей, среди них наиболее известные Pfizer, Novartis, Sanofi и так далее. Только в Беларуси более 38 фармацевтических предприятий. Из них около 10 — заводы, производящие лекарства: Борисовский завод медицинских препаратов, «Белмедпрепараты», «Академфарм», «Лекфарм» и другие. Есть фасующие предприятия. Единственный, кто производит субстанции, а из них — лекарственные формы, — это НПЦ «Химфармсинтез» Института биоорганической химии НАН
— Беларусь в 1999 году разработала нормативно-правовое регулирование, гармонизированное с общемировыми требованиями Надлежащей клинической практики, — продолжает Светлана Алимпиева. — Это позволило нам стать одной из множества стран, где разрешено проводить международные мультицентровые испытания: их инициируют ведущие мировые фармкомпании, чтобы на большом количестве пациентов оценить эффект и безопасность своих новейших разработок, еще только готовящихся к выходу на рынок. Разумеется, основные усилия фармацевтических корпораций сосредоточены на разработке лекарств, которые в дальнейшем обеспечат прорыв в лечении заболеваний. Поэтому большинство международных мультицентровых исследований (а всего на сегодня мы принимаем участие в 66) у нас проходят в области онкологии, неврологии (исследуются лекарства против рассеянного склероза), кардиологии и ревматологии (ревматоидный артрит, болезнь Бехтерева).

Все клинические испытания, подчеркивает специалист, проводятся только в организациях, имеющих на это разрешение Минздрава. Их список достаточно велик: минские и областные больницы и диспансеры, РНПЦ разного профиля, в общей сложности — 97 учреждений. К концу 2018 года у нас завершилось 59 протоколов клинических исследований, причем 23 из них — это исследования отечественных фармпредприятий, 29 — международные мультицентровые, 7 — исследования иностранных фармкомпаний в рамках регистрации своего препарата в Беларуси.

За качество краснеть не приходится


А что вообще представляют собой лекарственные средства? Пробуем разобраться и с этим пластом фармацевтики.


— Основу лекарственного средства составляет субстанция, или АФИ (активный фармацевтический ингредиент), — рассказывает член-корреспондент НАН Беларуси, заместитель директора по научной и инновационной работе Института биоорганической химии, начальник НПЦ «Химфармсинтез» Елена Калиниченко. — На долю синтетических препаратов приходится около 70% мирового производства. В чистом виде АФИ не может быть введен в организм (например, представляет собой слишком агрессивную для ЖКТ массу, плохо усваивается). Следовательно, нужны сопровождающие вещества. В растворах это в первую очередь маннитол (спирт из группы сахаров). В таблетках — компоненты, влияющие на прессуемость, физическую и химическую стабильность, потребительские свойства. В зависимости от свойств фармсубстанции в таблетке может содержаться до 80% действующего вещества. Эффективность лекарства зависит от его качества.

При продаже субстанций предлагается несколько вариантов — от дорогого (хорошей очистки) до дешевого. Но недорогой АФИ, кроме примесей, может обладать плохими технологическими характеристиками, иметь плохую сыпучесть, фракционный состав и т. д., что при формировании таблетки приводит к некачественной продукции и высокому проценту брака, до 40%. В Беларуси разработкой и производством субстанций занимается только НПЦ «Химфармсинтез». Нам за качество краснеть не приходится. Есть конкретные примеры очень выгодного импортозамещения. Так именно наш АФИ позволил ГП «Академфарм» до 4–6% снизить брак в производстве иматиниба (противоопухолевое средство).

— Люди как-то скептически настроены по отношению к дженерикам. Дескать, у нас в стране производятся в основном они, и это плохо.

— Дженерики производят во всем мире. Многие страны специально так ориентируют фармотрасли, так как это снижает нагрузку на бюджет, позволяя обеспечивать качественными лекарствами систему социальной защиты. Суть в том, что крупные фирмы-разработчики имеют патенты на свои лекарства. Когда через 10—20 лет монополия заканчивается, их имеют право производить все. Появляется дженерик — копия. То же самое лекарство, но при этом вы не переплачиваете за бренд. Стоит заметить, что патентованные лекарства стоят дорого, так как на разработку только одного нового препарата затрачивается от 800 миллионов долларов. После снятия патентной защиты и выхода дженериков цена препарата снижается на порядок. Наглядный пример — импортный гливек, который в свое время продавали по 40 долларов за таблетку. Наш же дженерик стоит теперь всего 2,5 условной единицы.

— С каждым годом растет список побочных реакций. Лекарства стали более опасными?

— Все синтетические препараты содержат химические вещества разной степени агрессивности. Поэтому их нельзя принимать без назначения. Из-за того, что многие не осознают серьезность ситуации, приходится вводить ограничения на продажу. Пример тому — антибиотики. У ребенка поднялась температура, мама дала ему препарат, состояние стабилизировалось, через два дня он пошел в школу. Нескольких случаев самолечения достаточно, чтобы развилась резистентность — невосприимчивость к лекарству. В случае серьезного заболевания антибиотик (а скорее всего, и родственные ему препараты) работать не будет. Пока врач разберется, потребуется время. Хорошо, если не будет поздно.

Реноме дороже денег


Клинические испытания — это наиболее зарегулированная сфера фармацевтической деятельности, поскольку от качества выполнения работ зависит очень многое: в первую очередь — адекватность оценки эффективности и безопасности лекарственного средства.

— Фармацевтические компании очень заботятся о своем реноме и им гораздо проще отказаться от производства лекарства на дорегистрационном этапе, чем изымать с рынка уже имеющееся и тем самым создавать общественный резонанс, — подытоживает Светлана Алимпиева. — После широкого внедрения нового лекарственного средства в клиническую практику проводится так называемая четвертая фаза клинических испытаний — пострегистрационные (маркетинговые) или фармакоэпидемиологические контролированные исследования. Их целью является изучение эффективности использования лекарственного препарата на протяжении длительного периода, особенно в сравнении с другими средствами, исследование возможностей для расширения показаний к применению и усовершенствование режимов дозирования, а также мониторинг безопасности (выявление непредвиденных нежелательных реакций) в условиях многолетнего лечения большого числа пациентов. То есть контроль за качеством препаратов не прекращается никогда. В настоящее время доказано, что полную оценку эффективности и безопасности лекарственного средства можно сделать только после длительного периода применения его в клинической практике.

Фото  БЕЛТА


КСТАТИ

Знаете ли вы, что многие таблетки и микстуры, которые годами спасают нас от букета разных болезней, на Западе либо не продаются, либо не известны вообще? Сайт pressa.tv составил любопытный список.

1. Цитрамон. Комбинация аспирина, парацетамола и кофеина как средство против головной боли в разных странах называется по-разному: в США, например, экседрин. При этом клиентов предупреждают: таблетки практически безвредны, если принимать их изредка и если организм не обезвожен.

2. Валидол, корвалол. Валидол (раствор ментола в ментиловом эфире изовалериановой кислоты) за рубежом иногда применяют… как ароматическую пищевую добавку! Что касается корвалола, то на Западе его нет в продаже и, например, в США ввоз этого лекарственного средства запрещен.

3. Валерьянка. Таблетки валерианы вы тоже вряд ли купите в заграничной аптеке, поскольку их эффективность не доказана научно. А бессонницу, нервозность, головную боль и учащенное сердцебиение на Западе лечат другими (и совершенно разными) лекарствами.

Топ-3 лекарств с самыми странными побочными эффектами

Соединения химических веществ в каждом отдельном препарате при взаимодействии с организмом человека могут вызвать не только тошноту или головокружение, но и другие, крайне необычные ощущения, пишет bigpicture.ru.

1. Капецитабин. Отсутствие отпечатков пальцев

Несколько лет назад в Америке был задержан мужчина, приехавший из Сингапура. В участок турист попал по одной простой причине: полиция не могла добиться от него отпечатков пальцев. Как выяснилось позже, мужчина принимал препарат, который в редких случаях приводит к изменению кожного покрова рук и ног, вплоть до исчезновения отпечатков пальцев.

2. Ропинирол. Тяга к азартным играм и сексу

Компания GlaxoSmithKline, производящая данный препарат, предупреждает покупателей о всех возможных побочных действиях. В 2011 году житель Франции подал в суд на производителей лекарства в связи с тем, что он стал чувствовать сексуальное влечение к лицам мужского пола и перестал контролировать себя во время азартных игр. Теперь на вкладыше к таблеткам можно прочитать все предостережения, касающиеся тяги к играм и сексу.

3. Вальпроат натрия. Завивание прямых волос

Среди многочисленных побочных эффектов данного лекарства самым безобидным и, пожалуй, самым необычным является способность препарата делать прямые волосы вьющимися. Ученые утверждают, что это связано со снижением концентрации определенных веществ, влияющих на рост и качество волос.

Ученые связали употребление биодобавок кальция с раком

Анализ медицинских данных 27 тысяч взрослых выявил связь между высокими дозами кальция и развитием рака в последующие годы, сообщает The Telegraph. Однако не было обнаружено никакой связи между повышенным потреблением продуктов питания, содержащих кальций, и онкологическим заболеванием.

Ученые, опубликовавшие данные своего исследования в журнале Annals of Internal Medicine, сообщают, что больные раком могут подвергать себя еще большей опасности, принимая дозы кальция, превышающие 1000 миллиграммов в день. Они установили, что по итогам более чем 12-летнего наблюдения отмечалось примерно 24 смерти, связанные с онкологией, на 1000 человеко-лет по сравнению с 12 случаями рака среди людей, не употреблявших кальций.

infong@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи