Тайна двух океанов

Победительница ультрамарафона "Два океана" в ЮАР примет участие в финале Всебелорусского кросса на призы газеты "Советская Белоруссия"

Через несколько секунд после старта популярнейшего ультрамарафона «Два океана» Марине Доманцевич пришлось думать не о победе, а о том, как не оказаться затоптанной несколькими тысячами бегущих по ней ног. Падение белорусской дебютантки, казалось, поставило крест на надежде покорить самую южную из марафонских трасс, но на финиш 56–километрового забега девушка прибежала первой. Соперницы — семь считавшихся фаворитками бегуний из Кении — пересекли черту лишь через 10 минут. К тому времени Доманцевич уже вовсю раздавала автографы и интервью. Сидя в кафе, о своих африканских приключениях Марина рассказывает с улыбкой. Об открыточных пейзажах, которых за 56 километров насмотрелась на год вперед. О забавных местных жителях, обступающих трассу и кричащих на ломаном языке «Ма–ри–на! Биелялусь!». Беларусь в Африке хорошо помнят еще с тех самых пор, когда «Два океана» покорял наш знаменитый земляк Владимир Котов. Он, правда, к тому времени уже давно жил и тренировался в ЮАР, и от местного населения даже цветом загорелой кожи почти не отличался. У Доманцевич история другая. 1 мая в городском парке Новополоцка, где состоится финал Всебелорусского кросса «Победа» на призы газеты «Советская Белоруссия», она вновь выйдет на знакомую каждой кочкой трассу. А после финиша вновь и вновь будет рассказывать, как, стартовав из белорусской деревеньки, можно удивить марафонскую Африку.

Фото: Александра  Кушнера.

— Тебе не страшновато было ехать в Кейптаун, где хороших бегуний во все времена было в избытке?

— Я подготовилась: нашла девушку из России, которая раньше уже бежала «Два океана», и все у нее расспросила. Она мне расписала трассу, объяснила, как распределить силы. Там есть две сложные горки, и если на первой «наешься», на вторую забежать будет очень непросто. Пять километров вверх...

— Тем более по жаре...

— Погода постоянно менялась: то холодно, то жарко. Еще и расписание странное. Завтракали мы в 3 часа ночи, в 3.30 нас везли на трассу, а потом мы почти два часа в огромном зале просто смотрели друг на друга. Я лежала и изучала своих соперниц–кениек. Смотрела, что они делают, пыталась настроиться. Мне еще до старта показали девочку, которая там несколько раз выигрывала: «Держись за ней». Я старалась ее запомнить, они ведь все похожи, но сразу после старта потеряла. Помню: нажала на таймер на руке, сделала три шага, меня кто–то толкнул сзади, и я полетела на асфальт. А сзади ведь бегут: участников собралось очень много. Кто–то успел перепрыгнуть, кто–то наступал на меня, кто–то спотыкался и падал рядом... Каша, да еще и темно. Мы ведь стартовали рано утром, а там не было даже прожекторов. Мне повезло: какой–то парень просто взял меня за руку и поднял.

— Не было мысли, что на этом марафон закончен?

— Даже испугаться не успела. Просто поняла, что нужно бежать вперед, догонять. Рванула так, что в итоге даже лидеров не заметила. Прибегаю на очередной пункт питания на 17–м километре, а там парень из России подает бутылки. Я у него спрашиваю: «Какой я бегу?» А он мне: «Первая, за тобой догоняющие в двух минутах». После этого я окончательно успокоилась, бежала, даже не оглядываясь назад, до самого финиша. Чуть рекорд трассы не побила!


— Как местные восприняли такую победу?

— На стадионе, где мы финишировали, стоял огромный экран, а меня всю дорогу снимали телекамеры. Вели по дистанции, показывали крупным планом мои разодранные в кровь после падения колени и локоть. Рядом на велосипеде ехал мужчина — контролировал. В общем, собравшиеся на стадионе зрители, которых там было просто невероятное количество, положение дел представляли в деталях, и когда я вбежала на стадион, все хором скандировали: «Ма–ри–на!» Атмосфера была такой, что если бы они начали кричать за километр до финиша, я бы точно рекорд побила.

— Что чувствует человек, который пробежал 56 километров по горам за 3 с небольшим часа?

— Я такие дистанции до сих пор не бегала, но для меня ультрамарафоны всегда были вызовом. Мне нравится испытывать себя. Я даже в марафон из–за этого пришла. Еще когда во время учебы в школе тренировалась у Игоря Захаревича, который меня нашел в деревне, всегда твердила ему: хочу бегать марафон! В своей деревне Деревное и в футбол играла, и в волейбол, и в настольный теннис, но при этом всегда мечтала бегать: во всех кроссах и соревнованиях участвовала. Вот и осуществила мечту!


— Реально через четыре года сотворить что–то подобное финишу Ольги Мазуренок в Рио?

— Почему бы и нет — у меня ведь с Играми теперь особые счеты. Я очень обрадовалась, когда попала в Рио, но рассчитывала финишировать хотя бы в двадцатке. В Бразилии же с самого начала все пошло наперекосяк. Еще в самолете я застудила поясницу, потом очень тяжело акклиматизировалась, почти не спала. В итоге чуть до финиша добежала: самый тяжелый марафон в моей жизни. До этого, помню, похожая ситуация была в Познани. Мы туда ехали рекорд побить, а я потянула мышцу и в итоге финишировала на одной ноге. Помню, бегу первая, слезы текут, боль дикая, но все равно выиграла, хотя после финиша ни рук, ни ног не чувствовала.

— Пересекла черту и упала?

— Я после финиша падала только один раз, когда боролась на Варшавском марафоне с темнокожей соперницей за второе место. До финиша оставалось метров 600, я увидела перед глазами темное пятно — соперницу — и рванула из последних сил. Для африканки мой рывок стал полнейшей неожиданностью: она уже не верила, что я «воскресну» за ее спиной. Закончилось тем, что она мне двинула локтем перед самым финишем, и мы вдвоем ввалились за эту ленточку. Я оказалась впереди, но потом просто рухнула без сил.


— Следующая Олимпиада будет в Токио: там с акклиматизацией проблем не будет?

— Не должно. К тому же я сменила тренера: пробуем новые подходы. В Токио на женском марафоне я бежала через несколько месяцев после возвращения из Рио и показала результат лучше, чем в Бразилии. Даже без большой подготовки финишировала седьмой, хотя среди соперниц были весьма серьезные спортсменки.

— Что ты чувствуешь, когда после крупнейших марафонов выходишь на старт в городском парке Новополоцка?

— Это особенные ощущения. Я там живу, меня там все знают, поддерживают. Подходят на соревнованиях или просто на улицах, расспрашивают, как начать. Я рассказываю...

— И как можно начать?

— Очень просто: приходите в парк и потихоньку бегайте. Всего реально добиться, если этого хотеть и верить в то, что делаешь. Известно ведь, какие сейчас дети: сидят в компьютерах, на улицу не вытащишь. А я вернулась с марафона, меня ребенок тащит в школу: «Расскажи, а то меня уже вопросами замучили». Значит, детям интересно, и я могу стать для кого–то примером. Поэтому всегда с удовольствием соглашаюсь на такие встречи.

komashko@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости