Талантам надо помогать. Бездарность пробьется сама

Проект ОНТ "Талент краiны": как попасть в финал?

«Талент краiны» на телеканале ОНТ — не просто детское шоу талантов, а нечто совершенно особенное и по масштабам, и по значению для страны. Да–да, телевизионные развлекательные проекты бывают гораздо более значимыми, чем видится на первый взгляд. Здесь не просто раздают призы, здесь предоставляют площадку тем детям, которым в будущем предстоит стать без преувеличений творческой элитой Беларуси. Страна должна знать свои таланты — и поддерживать их нужно с детства.


«Талент краiны» проводится под патронатом специального фонда Президента по поддержке талантливой молодежи. В жюри только признанные мастера: солист Большого театра Владимир Громов, прима–балерина Ольга Гайко, художественный руководитель Белгосфилармонии Юрий Гильдюк, композитор Леонид Ширин, а возглавляет экспертную комиссию Екатерина Дулова — сенатор, ректор Белорусской государственной академии музыки, председатель совета спецфонда.

Людям творческим не нужно объяснять, что такое ранний и удачный старт: в Беларуси хватает, например, музыкальных вундеркиндов, в самом юном возрасте привозящих награды с престижных международных конкурсов. Проблема одна: за пределами узкой профессиональной прослойки обо всех этих чудо–детях чаще всего мало кто  знает. Вывести их в большой зал под прицел телекамер (а проект проводится на сцене Дворца Республики), дать проявить себя на глазах у всей страны, пожалуй, лучшее, что может сделать национальное телевидение. И, заметим, в этом ОНТ идет нога в ногу с самыми продвинутыми государствами в сфере поддержки детского творчества.

Участники второго сезона «Талента краiны» впечатляют — случайных детей здесь нет. К примеру, Ксения Косова — юная балерина, уже задействованная в постановках Национального академического Большого театра оперы и балета. Танцевала девочка с трех лет, в шесть стала чемпионкой мира по современному танцу в стиле модерн. Потом пришел черед куда более сложной вещи — классического балета. А в нем, как мы знаем, есть рубежи виртуозности, которые берет не всякая взрослая танцовщица: например, 32 фуэте в партии Одетты–Одиллии в «Лебедином озере» или Китри в «Дон–Кихоте». Ксюша их выполняет в свои 10 лет. Уникум? Безусловно!

А 7–летний гобоист Федор Громов? Гобой занесен в Книгу рекордов Гиннесса как самый сложный духовой инструмент, и играть на нем обычно начинают гораздо позже. Сложность гобоя опробует на себе вызванный из зала подопытный взрослый, им оказывается телеведущий Евгений Булка. Как он ни старается, а выдуть из инструмента хотя бы одну ноту у него не выходит — это задачка не для каждого. Преподаватель Сергей Тумаркин знает совершенно точно — таких юных гобоистов, как Федя Громов, нет ни в Беларуси, ни в соседней России:

— Федя очень талантливый мальчик, перспективный. Но ему семь лет — и это гобой! В Европе в таком возрасте и речи не идет об учебе: тростевые духовые — это слишком сложно. Но тут сыграло роль то, что родители — музыканты. Они сразу приобрели дорогой инструмент, занимаются с ребенком. Очень здорово, что Федю заметили в отборочном туре и дали возможность выйти на эту сцену. Это колоссальный опыт. После первого выступления в школе (а мальчик играет на гобое всего четыре месяца!) — сразу же большой зал Дворца Республики. Честно признаюсь, я сам здесь соло не играл — только в составе оркестра. Вообще, с другими учениками мы три года подряд участвовали в телевизионном конкурсе «Щелкунчик» на телеканале «Россия–Культура», доходили до полуфинала. Это просто фантастика, что и у нас на телевидении появился конкурс с хорошим пиаром. Ребенок, даже если сейчас не победит, к 12 годам будет готов ехать на конкурсы в Москву, в Европу — он привыкнет к сцене, к камерам, к объективам и не успеет всего этого испугаться.


И в самом деле, чем меньше возраст выступающих ребятишек, тем проще и раскованнее они держатся. Сложнее подросткам, уже кое–что понимающим в магии экрана: они волнуются всерьез. А вот 7–летний Даниил Поляков, распевающий May be I, may be you, — бессмертный хит группы Scorpions, ничуть не переживает, несмотря на то что его английский, мягко говоря, далек от идеала. Зато как артистичен этот живчик, юный рокер и фанат хоккея!

— Дети — лучшие артисты, потому что они искренни, — улыбается сидящий рядом со мной Адам Мурзич, художественный руководитель Музыкального театра и по совместительству известнейший педагог по вокалу. — Но, конечно, нужно работать, нужно заниматься.

Найдется в проекте место не только певцам и танцорам, но и начинающим мастерам художественной декламации, будущим звездам циркового искусства, юным актерам. 10–летняя Виктория Дильман, например, буквально взрывает зал, демонстрируя свой талант к мгновенному перевоплощению — девочка легко скачет от образа к образу, а сыграть может, кажется, кого угодно. Ау, Купаловский, внимание, Русский театр, не пропусти, ТЮЗ: на горизонте будущая большая актриса.

Никто не уходит с шоу без подарков, однако приз финалистам — победителям в каждой возрастной номинации весьма существенный: стипендии специального фонда Президента. Но до финала предстоит нешуточная борьба, и тут немаловажная роль принадлежит зрителям: там, где жюри руководствуется профессиональными критериями, они голосуют сердцем и могут оставить в проекте полюбившегося участника. Главное, не пропустить «Талент краiны» в ноябрьском эфире ОНТ.

ovsepyan@sb.by

Фото Александра КУШНЕРА.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости