Сор из сети

Тысячи молодых людей, живущих на белорусской земле активно пропагандируют нацистские идеи и символику...

Тело Ирины Л. нашли на техническом этаже типовой минской многоэтажки в марте этого года. Она повесилась на собственном шарфике, не дожив всего неделю до своего 16–летия. Случай, к сожалению, не редкий: в этом возрасте подросток может пойти на самоубийство из–за сущей мелочи — ссоры с родителями, низкой оценки в школе, несчастной любви к выдуманному кумиру. Но в этот раз ситуация была особой. Девушка оставила необычную предсмертную записку, которая заставила следователей внимательно изучить круг ее интересов. На листке, вырванном из ученической тетрадки, красовалась свастика, ниже было выведено: «Я, настоящий нацист, умираю... Мама, если ты прочитаешь это, не плачь. Я любила тебя, честно, не вру. Но больше я любила третий рейх и Гитлера, это мой бог... Когда будете меня хоронить, я хочу, чтобы играла песня Rammstein, и еще накройте меня свастикой».


Можно было бы, с учетом эмоционального состояния автора записки, списать ее слова на подростковый эпатаж, желание побольнее уколоть окружающих. Если бы не пару обстоятельств, выяснившихся в ходе расследования. Во–первых, Ирина Л. увлеклась нацистской тематикой не внезапно — на своей страничке в интернете она давно признавалась: «Обожаю все, что связано с Гитлером и с фашистами». Во–вторых — и это шокировало больше прочих открытий — ее убеждения, как оказалось, разделяют тысячи молодых людей, живущих на белорусской земле. И не просто разделяют, но и активно пропагандируют нацистские идеи и символику.


Когда им дали по рукам, многие были искренне удивлены: они не знали, что свастика — вне закона.


Опасная чесотка


О серьезности проблемы говорит тот факт, что ею занималось главное управление по борьбе с оргпреступностью и коррупцией МВД. Оперативники ахнули, когда оценили масштаб явления: только через одного интернет–провайдера в различных социальных сетях зарегистрировались более 6.000 молодых людей, подчеркивающих свою приверженность идеологии нацизма. Вот их «самопрезентация»:


«Дмитрий Б., 20 лет. Жабинка. Политические убеждения: нацизм. Интересы: очистить родину от иноземной мрази. Любимая книга: «Майн Кампф».


«Владислав Б., 18 лет. Жодино. Уважаю всех, кто склонен к фашизму, нацизму, расизму. Любимая книга: «Майн Кампф».


О том, что ребята не собираются сушить гербарий в книге своего кумира, говорят их сопутствующие интересы:


«Упорно занимаюсь боксом»,

 

«Бодибилдинг, качаю железо»,

 

«Муай тай, кикбоксинг».


В планах разнообразия меньше — все планируют «мочить всех»: от болельщиков соперничающих футбольных клубов до любого, кто косо посмотрит. Цитировать не возьмусь — большинство тезисов изложено матом. Кстати, о футболе. В нем, точнее, около него что–то неладно. Напрасно лидеры фанатских движений строят невинные глаза: они прекрасно знают, каковы убеждения самых агрессивных членов околофутбольных молодежных тусовок. Оторопь берет от множества молодчиков, вскидывающих руки в нацистском приветствии на фоне флагов футбольных команд. Кого из выявленных неонацистов ни возьми, любовь к цветам своего клуба у них выражена где–то между страстью к творчеству Гитлера и привязанностью к идеалам третьего рейха.


Возраст большинства неонацистов — от 14 до 23 лет, те самые годы, когда молодежь мается на лавочке от безделья — до тех пор, пока кто–нибудь не предложит развлечься. Лавочка в данном случае виртуальная, а вот планируемым развлечениям уже тесно в рамках интернета: нестерпимо кулаки чешутся. Избавить молодых людей от этой опасной чесотки взялись целители в милицейских погонах.


Надо отвечать


Вычислили всех, от мала до велика. Тех, кто прятал лицо на своих фотографиях. Тех, кто пытался замаскировать истинное место жительства. Тех, кто изменил имена на более приличествующие настоящим гитлеровцам. Тех, кто заходил в интернет через прокси–серверы или программы для анонимного серфинга. В течение месяца все эти Гансы и Шульцы — в миру Вани и Сережи — предстали перед следователями. И принялись размазывать сопли.


Практически каждый, громко заявивший в сети о своем нордическом характере и беззаветной преданности фюреру, на деле плаксиво оправдывался: не знал, не ведал, не догадывался.


Из объяснения Ильи М.: «Почему я внес в анкету данные, связанные с неонацистскими символами и атрибутикой, пояснить не могу».


Артем Ш.: «Идеи фашизма я не поддерживаю, политическое убеждение «неонацизм» в своей анкете указал ошибочно».


Сергей Б.: «О том, что идеология нацизма носит деструктивный и экстремистский характер и ее пропаганда преследуется по закону, мне неизвестно».


Для многих схваченных за руку анонимных гитлеровцев действительно стал откровением тот факт, что пропагандой античеловеческих идей и свастикой, обильно рассеянной ими по социальным сетям, они умудрились нарушить сразу несколько статей различных законов. В казенных кабинетах им провели полноценный ликбез.


Из Закона «О противодействии экстремизму»:


Экстремистской является деятельность по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни, унижение национальной чести и достоинства... хулиганских действий и актов вандализма по мотивам расовой, национальной или религиозной вражды или розни, по политическим и идеологическим мотивам, а равно по мотивам вражды и розни в отношении какой–либо социальной группы, пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, пропаганду и публичное демонстрирование, изготовление и распространение нацистской символики или атрибутики.


Из Уголовного кодекса:


Статья 130. Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни.


1. Умышленные действия, направленные на возбуждение расовой, национальной, религиозной вражды или розни, на унижение национальной чести и достоинства, — наказываются штрафом, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на тот же срок.


2. Те же действия, соединенные с насилием либо совершенные должностным лицом с использованием своих служебных полномочий, — наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет.


3. Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные группой лиц либо повлекшие по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия, — наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.


Из Кодекса об административных правонарушениях:


Статья 17.10. Пропаганда и (или) публичное демонстрирование, изготовление и (или) распространение нацистской символики или атрибутики влекут наложение штрафа в размере до десяти базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения, а также орудий и средств совершения указанного нарушения, или административный арест с конфискацией предмета административного правонарушения, а также орудий и средств совершения указанного нарушения, на индивидуального предпринимателя — до пятидесяти базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения, а также орудий и средств совершения указанного нарушения, а на юридическое лицо — до двухсот базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения, а также орудий и средств совершения указанного нарушения.


Примечание 1. Под нацистской символикой или атрибутикой понимаются флаг, гимн, эмблема, вымпел, галстук, нагрудный и опознавательный знак Национал–социалистической рабочей партии Германии или их копии.


Статья 17.11. Изготовление, распространение и (или) хранение экстремистских материалов.


Изготовление и (или) распространение, а равно хранение с целью распространения экстремистских материалов, если в этих деяниях нет состава преступления, — влекут наложение штрафа в размере от десяти до пятидесяти базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения, а также орудий и средств совершения указанного нарушения, или административный арест с конфискацией предмета административного правонарушения, а также орудий и средств совершения указанного нарушения, на индивидуального предпринимателя — от пятидесяти до ста базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения, а также орудий и средств совершения указанного нарушения, а на юридическое лицо — от ста до пятисот базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения, а также орудий и средств совершения указанного нарушения.


Сейчас можно сказать, что большинству великовозрастных балбесов повезло: несмотря на очевидность правонарушений, они отделались сравнительно легко — им были вынесены официальные предупреждения. Каждый «нацист» дрожащей рукой расписался под фразой: «Вам разъясняется, что указанные противоправные действия предусмотрены законодательством Республики Беларусь и могут повлечь административную либо уголовную ответственность».


Нацистские аккаунты стерты, вход в интернет для многих правонарушителей заблокирован. Впрочем, не всем из них так посчастливилось — самые оголтелые поклонники Гитлера будут оштрафованы, а некоторым особо усердным пропагандистам светит и уголовная статья.


Но сделать выводы придется не только оболтусам, заигравшимся в гитлерюгенд.


Барахтанье в сети


Восемь лет назад прошел суд над группировкой витебских скинхедов. Не так давно три подонка в Минске избили нигерийца, до этого — трех китайских студентов. В Гомеле несколько молодчиков целенаправленно нападали на иностранных врачей, выбирая жертв по единственному признаку — цвету кожи. Потом кто–то разрисовал свастиками памятники жертвам нацистского геноцида. Наконец, случилась известная выходка футбольных фанатов, вывесивших неонацистский баннер во время одного из матчей.


Публика широко обсуждала эти инциденты, пресса негодовала, на том все и глохло. До очередного случая, когда виртуальная масса ненависти, щедро разлитая в интернете, выплескивалась в реальную жизнь. Нынешняя история с тысячами пронацистских анкет белорусской молодежи — первый в новом веке пример, когда всерьез взялись не только за тех, кто уже сломал челюсть иностранцу. И это по меньшей мере странно. Сотрудники ГУБОПиК и управления «К» МВД, на корню пресекшие зреющий экстремизм, конечно, проделали большую работу. Но куда смотрели другие правоохранительные органы, имеющие точно такой же доступ в интернет, как и милиционеры?


Еще мне любопытно взглянуть на учителей тех школьников, которые утверждают, что слышали о нацизме лишь краем уха по телевизору. Например, на учителя истории, который не сумел поведать белорусскому Васе по прозвищу Ганс, что этот хлопчик для обожаемого им Гитлера — вовсе не Ганс и даже не Вася, а так — славянская грязь под арийскими ногтями. Что Вася, если бы его прадеды не выиграли войну с Гитлером, сейчас в лучшем случае чистил бы сапоги бюргеру, а не сидел в уютном креслице с домашними пирожками.


Наконец, почему никто из более головастых сверстников, говорящих на одном языке с Димой из Жабинки, не научил его, что почитать побежденных палачей — позорно и унизительно, а не круто и прикольно? Раз уж родители на пару с учителями не смогли втолковать.


К слову, родители традиционно винят во всем плохую компанию, в которую угодил их прекрасный ребенок. Мол, мы растили патриотичного и внимательного сына, а дурное влияние вдруг сделало из него бездушного отморозка со свастикой на лбу. Эту беспомощную отговорку можно было бы принять лет 15 назад, до тотального интернета. В те времена площадками для общения молодежи служили беседки во дворах, лестничные клетки да чердаки. Теперь эта беседка, поблескивая монитором, стоит у вас дома: основная коммуникация молодых людей происходит посредством чатов и социальных сетей. Прямо сейчас, когда вы гремите кастрюлями на кухне и радуетесь, что сынок не шляется по подворотням. Раньше — да, было нелегко проконтролировать, чем занимается чадо где–то на улице. Но сегодня–то можно хотя бы глянуть на экран — поинтересоваться, какого рода общение ведет ваш ребенок в сети. Чтобы задуматься, куда оно его приведет.


Последние десять лет развития интернета уже научили, что любое сообщество, сплоченное еще и по географическому признаку, стремится к «развиртуализации». Мамаши, обсуждающие проблемы грудного кормления на своих форумах, рано или поздно соберутся для совместного чаепития. Сетевые любители автомобилей, начав с обсуждения двигателей, вскоре обязательно встретятся для ночных гонок или совместной поездки на природу. Политизированная молодежь, увлеченная протестами, тоже выплескивает наболевшее на вполне реальные площади. Надо ли объяснять, с какой целью захотят собраться виртуальные поклонники идей расового превосходства?


В лучшем случае недоросль успеет попасть в милицию, наградив родителей штрафом, а себя — судимостью. В худшем — поднимет руку на человека. Не исключено, что этим человеком окажется он сам — как несчастная Ирина Л., вязавшая петлю из своего шарфика, пока мы спали.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости