Сколько зарабатывают на чернике

Полесские ягодники в черничный сезон зарабатывают до 2 тысяч рублей

Черничный сезон в разгаре. Лесные ягоды засыпали рыночные прилавки и лотки заготовителей. Ягодников не останавливают ни дожди, ни засуха, а в Брестской области сбор дикоросов шел даже во время временного запрета на посещение лесов из–за высокой пожароопасности. Насколько тяжкий это труд? Сколько сегодня можно заработать на «черном золоте» и какой путь оно проделывает от куста до прилавка? За ответом на эти вопросы отправляюсь в Столинский район.



В полесскую глубинку я приехал, как только в здешних лесах после обильных дождей подняли шлагбаумы. Чащи и болота щедро одаривают местных жителей ягодами и грибами с весны до поздней осени. Мой проводник Татьяна Леоновец живет в Столине, но большую часть лета проводит на малой родине — в деревне Деревная, что в 30 километрах от райцентра. По разбитой дороге подъезжаю к старой хатке на окраине. Если честно, проводника рассчитывал увидеть в походной экипировке: камуфляж, рюкзак с провиантом, резиновые сапоги... Ничего подобного. Татьяна Васильевна улыбается: идем не на сутки, да и не в топи. Вернемся уже к обеду.

На часах семь утра. Самое время выдвигаться по холодку. На улице встречаю попутчиков с пустыми лукошками и ведрами. Только они идут в сторону границы с Украиной, а мы — в другом направлении. В погранполосе мне без спецразрешения делать нечего. Наряды постоянно прочесывают леса и задерживают нарушителей без поблажек. Татьяна вспоминает, как один раз она забыла дома пропуск. В итоге отправилась на вертолете в Пинский погранотряд. Для дачи объяснений.

Заходим в лес и сразу попадаем на ягодник. Как по мне — черники навалом, но мой проводник не останавливается:

— Это так кажется. Тут с четверть ведерка будет. Идти надо на большую плантацию, а это не на окраине.



Признаюсь, без подготовки марш в полтора–два километра по тропинкам, кочкам и все чаще встречающемуся бурелому уже сам по себе утомителен. А это только начало. Черничник, куда уверенно шла Татьяна, — настоящий океан. Ягоды прячутся под зелеными ветками низкорослых кустов. Садись — и собирай. Казалось бы, все просто, не считая того, что ведро наполняется по одной черной бусинке, словно по капле. Работенка для усидчивых. Но как тут высидеть, когда здешние комары, слепни и прочая нечисть восторженно грызет тебя даже через плотные джинсы? Больше всего досаждают мошки. От них не спасает никакой репеллент. Татьяна «подбадривает»:

— А еще тут змей полно. Я как–то не заметила спящего ужика и присела на него. Он разозлился и дал сдачи. Уж не жалит, но набрасывается и будет яростно биться о тебя. Станешь убегать — догонять начнет. Приходится делать маленький порез на руке. Только увидев кровь, он угомонится.

Процесс сбора можно ускорить варварским способом: совком или гребенкой. Но за это можно схлопотать до 490 рублей штрафа. Сознательные сельчане берут чернику только руками, без вреда экологии. Меня, таким образом, хватило на два–три часа. Вроде вагоны не разгружал, а состояние, как у Шарика из Простоквашино: «лапы ноют, хвост отваливается». И это еще повезло с погодой. В тот день мы наполнили несколько небольших ведер. Мой скромный вклад в общее лукошко — где–то четверть урожая в 15 кило. Идем считать деньги.

Частные заготовители посылают своих представителей в деревню часам к трем. В это время сборщики черники уже возвращаются из леса. Приемщица Татьяна Редзель выставила лотки и весы возле машины. Ягоды, которые она закупит, в дальнейшем пойдут на заморозку и лягут в холодильники гипермаркетов. Жители Деревного с гордостью показывают трофеи. В ведрах и лукошках от 10 до 25 килограммов. За каждое кило заготовитель платит по 3.50. То есть в день в среднем реально заработать от 50 до 70 рублей. В сезон ударными темпами выходит до 2 тысяч.

Конечно, такие суммы поднимают не все. Да и для многих сельчан поход за ягодами — это не заработок, а образ жизни. Вот 90–летняя Варвара Леоновец говорит, что вчера заблудилась, чуть сознание не потеряла. Искали ее родственники, подняли даже пограничников. Обещала, что это был ее последний поход. А сегодня — снова в чащу:

— Я живу, пока есть лес. Только он и дает мне здоровье. Раньше ягоды больше себе брала. Сушила на зиму. Сейчас сил не хватает. Вот, меняю чернику на деньги.

Большинство же сборщиков, конечно, считает копейку. Петр Савчук, уроженец здешних мест, приехал на выходные из Пинска. За два дня, говорит, пару сотен заработал. Наш с Татьяной улов оценили примерно в 50 рублей. От своей доли я отказался, как, честно говоря, и от новых походов за черникой. Лес чужаков не жалует.

Долгий путь заготовителя

Те, кто не хочет сдавать ягоды оптом, продают их самостоятельно. На прилавках цены другие. Например, на базаре в центре Бреста литровая банка стоит около 4 рублей. В стихийных точках продажи просят примерно столько же, но покупать чернику у нелегальных торговцев санитарные службы не рекомендуют, поскольку на рынке, как и у заготовителей, товар проходит радиационный контроль.

«Черное золото» из глубинки на ура расходится по всей стране. В Столинском районе, например, по словам начальника отдела экономики райисполкома Сергея Шило, спрос на чернику вырос:

— Об этом говорит в первую очередь цена. Сегодня она поднялась с 3 до 4 с лишним рублей. К этой ягоде появился интерес. Ее у нас принимают около 15 заготовителей — от райпо до ИП. Берут на самые разные цели: от заморозки для розничной торговли до поставок в фармацевтику.

Всего же только потребкооперации сборщики черники по всей стране сдали свыше 480 тонн ягод. Начальник управления заготовок Белкоопсоюза Оксана Скиндер говорит, эти дары леса стали очень популярны как внутри страны, так и за рубежом:

— В этом году мы уже заготовили в два раза больше черники по сравнению с объемами прошлого года. Лидирует Брестская область, где закуплено 120 тонн дикоросов. При этом потребкооперация — не монополист на рынке, поэтому цены формируются исходя из спроса, предложения, конкуренции и качества продукции. Свежую чернику можно купить в розничной торговой сети нашей системы, на рынках, поставляем в общепит. Большая часть заготовленной ягоды — замороженная и консервированная — идет на экспорт. В основном в страны ЕС и Россию.

alexbresta@gmail.com

Фото Татьяны ЛЕОНОВЕЦ
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости