Разговор про перезрелый помидор

В ПРОЦЕССЕ хранения и переработки теряется порядка сорока процентов витаминной продукции. Важная отрасль сельского хозяйства ежегодно несет неоправданные многомиллионные убытки. Специализированных помещений для закладки овощей и фруктов на межсезонный период катастрофически не хватает. К тому же в республике до сих пор не налажена глубокая переработка сырья. Вот и приходится за валюту закупать замороженную морковь, цветную капусту, томаты и даже полуфабрикаты картофеля. Нет и стройной системы торгово-логистических центров, которые могли бы быстро реагировать на потребности населения. Все это в конечном итоге приводит к снижению спроса на отечественные овощи и фрукты.

800 тысяч тонн выращиваемых в республике овощей сгнивают на складах. Кто виноват и что делать?..

В ПРОЦЕССЕ хранения и переработки теряется порядка сорока процентов витаминной продукции. Важная отрасль сельского хозяйства ежегодно несет неоправданные многомиллионные убытки. Специализированных помещений для закладки овощей и фруктов на межсезонный период катастрофически не хватает. К тому же в республике до сих пор не налажена глубокая переработка сырья. Вот и приходится за валюту закупать замороженную морковь, цветную капусту, томаты и даже полуфабрикаты картофеля. Нет и стройной системы торгово-логистических центров, которые могли бы быстро реагировать на потребности населения. Все это в конечном итоге приводит к снижению спроса на отечественные овощи и фрукты.

«Музыка питания»

Недавно во  время посещения плодоовощехранилищ Минского района Премьер-министр страны Михаил Мясникович обозначил проекты по глубокой переработке плодоовощной продукции в качестве приоритетных. Все они на особом контроле Правительства, тем более что на местах картина довольно разношерстная. В частности, в Минской области в агрокомбинате «Ждановичи» запланировано строительство завода по производству консервированных и замороженных продуктов. Такое же производство создается на Витебщине. Вместе с тем в Могилевской области только приступают к проектным работам, а в Брестской и Гродненской областях и вовсе не предпринимают практических действий по реализации подобных проектов.

К сожалению, опять тормозим во время движения… Ведь ни одна отрасль в мире не развивается сейчас так бурно, как овощеводство. По словам аналитиков, в первую очередь это связано с общими устремлениями человечества к здоровому образу жизни и качественному питанию.

Но и генетика не стоит на месте, в продовольственный ряд добавляются все новые виды овощей. Уже никого не удивить арбузом с желтой сердцевиной, фиолетовым картофелем, желтой свеклой. Тем не менее приоритеты не меняются, и среди основных продуктов по-прежнему традиционные картофель, томаты, огурцы, фасоль, капуста, морковь.

В объеме потребления сокращается доля белокочанной капусты. Наиболее перспективными направлениями на мировом рынке считаются брокколи и особенно — пекинка. А у россиян она без преувеличения приобрела космическую значимость.

— Дело в том, что этот овощ содержит много биологически активных веществ, — пояснил корреспонденту «БН» заведующий лабораторией селекции и семеноводства капустных культур Всероссийского НИИ селекции и семеноводства овощных культур Виктор Старцев. — Кроме того, данная культура является скороспелой, при потреблении практически не дает отходов и хорошо переносит уплотненные высадки.

Овощи и фрукты, наряду с молочными, — самые востребованные продукты. Один из ученых-аграрников образно назвал их «музыка питания».

Когда спрос не рождает предложение

Россия находится на седьмом месте в мире по производству овощей. Но она не может полностью обеспечить свои потребности. Необходимые научно обоснованные медицинские нормы годового потребления овощей у наших соседей составляют только 79 процентов. Самый серьезный дефицит — по овощным культурам закрытого грунта, бахчевым культурам и грибам. Вот и приходится импортировать из Китая, Польши, Голландии, Турции, даже Ирана. В прошлом году только ЕС поставил в Россию овощей более чем на 600 миллионов евро, что составляет четверть всего европейского экспорта.

Фактическое насыщение рынка тепличных овощей у наших партнеров по Таможенному союзу не превышает 40 процентов. Среднероссийский показатель потребления овощей от собственного производителя едва достигает четырех килограммов на человека в год. Импортные поставки добавляют к столу еще семь килограммов.

На начало 2012 года общая площадь защищенного грунта под стеклом и пленкой в России составляла около двух тысяч гектаров, в три раза меньше, чем в советские времена. Но и она неуклонно сокращается, так как большинство теплиц было построено еще в 1970—1980 годах, а денег на их модернизацию нет. Для сравнения: в Польше — 6,3 тысячи гектаров закрытого грунта, Франции — 8,5, Нидерландах — 10, Италии — 20, Турции — 35, Испании — более 50 тысяч гектаров.

Понятно, что российским производителям трудно конкурировать с коллегами из Франции и Испании, земледельцами из Германии и Нидерландов, имеющими в своем распоряжении не только самые высокоэффективные технологии, но и более благоприятные погодные условия. Очевидно и то, что остается неудовлетворенным спрос на десятки миллиардов российских рублей. Эти деньги потребитель готов, судя по исследованиям, тратить на тепличные овощи, только если цены на них будут существенно ниже. Получается, что ниша для бизнеса есть, но никто ее не спешит занять.

Сами аграрии объясняют это прежде всего недостаточной поддержкой отрасли государством, высокими ценами на энергоресурсы и большими сроками окупаемости производства. Сейчас всю инфраструктуру можно считать разрушенной, крупнотоварное производство уступило место мелкотоварному.

Стремясь сократить расходы, многие собственники переносят производственные площади в более теплые регионы. Большое количество новых теплиц сегодня расположены в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах, в Краснодарском и Ставропольском крае, в Астраханской и Ростовской областях. Здесь у аграриев появляется возможность снизить затраты на обогрев и освещение теплиц, несмотря на возрастающие проблемы с хранением, переработкой и логистикой.

Отсутствие инфраструктуры, возможности быстро доставлять свежую зелень потребителям и не тратить на это всю возможную прибыль «плюс еще рубль», — вот тормоз для развития отрасли.

Хотя спрос-то растет адекватно росту благосостояния российских граждан, аппетит у людей есть, и он подогревается советами диетологов. Осталось наладить производство. А вот с ним пока и не получается.

Вовсе не тепличные условия

Меккой для стран-экспортеров овощей был и остается Казахстан. Сезонность — вот основная проблема овощеводческой отрасли еще одного нашего партнера. В летние и осенние месяцы производство овощей там в два раза превышает внутренние потребности, в то время как зимой эту продукцию приходится закупать у соседей. Основными поставщиками являются Кыргызстан и Иран.

Нельзя сказать, что казахский Минсельхоз ничего не делает по искоренению сезонности. Два года назад было, например, принято постановление «О мерах по насыщению внутреннего рынка республики плодоовощной продукцией», предусматривавшее расширение производства овощей и фруктов в северных регионах, организацию торговых площадей, мест для оптовой торговли, складской инфраструктуры, развитие тепличного хозяйства. Минсельхоз объявлял и о возмещении 40 процентов затрат тем фермерам и сельхозформированиям, которые были готовы увеличить площади, планировалось субсидировать до 80 процентов затрат на полив. Также вводились лизинговые программы на приобретение техники для выращивания овощей, плодовых насаждений, обработки виноградников. Однако предложенные шаги практически не возымели действия.

Между тем, считают специалисты, Казахстан располагает всеми потенциальными возможностями для развития производства плодоовощной продукции — масштабными земельными ресурсами, почвенно-климатическими условиями, аграрными традициями. Только в путях осуществления благого дела мнения расходятся.

Некоторые ученые одной из причин овощной импортозависимости считают уменьшение площадей и, как следствие, — сокращение производства, которое при росте потребительского спроса подогревает цены. Другие, наоборот, полагают, что можно вообще все земли занять под овощи, но это не решит не только проблему дефицита, но и качества овощной продукции, так как экстенсивный путь не предполагает инноваций. Сравним средние результаты крестьянских хозяйств и, скажем, ведущей фирмы «Принир», занимающихся выращиванием помидоров. Первые получают по сто центнеров томатов с делянки, вторые — до 800, потому что используют кондиционные высокоурожайные семена, современные технологии выращивания помидоров.

Выводить новые сорта, кроме Института овощеводства и картофелеводства, некому. Сегодня в республике насчитывается только четыре семенно-овощных хозяйства, которые и берут новые семена. Частники же об усилиях селекции своих ученых даже не знают.

Пресловутое мелкотоварное производство также мешает насытить казахстанский рынок овощами. Частный сектор занимает 70 процентов всех полей, отведенных под овощи. А по-хорошему, современное овощеводство должно развиваться в специализированных хозяйствах, которые имеют земельные площади не менее ста гектаров. В советское время так и было — более 1000 гектаров занимали крупные совхозы и колхозы, которые могли и технику обновлять, и строить современные овощехранилища. Отсюда — слабое развитие тепличного дела.

В стране функционируют немногим более ста теплиц для производства ранних овощей, общая площадь которых составляет менее шестидесяти гектаров. А ведь только для того чтобы обеспечить одну бывшую столицу Казахстана — Алма-Аты — в период межсезонья, необходимо 20 гектаров закрытого грунта. Кроме того, местные теплицы имеют низкую продуктивность, средняя урожайность составляет всего 8—13 килограммов на квадратный метр. Так что белорусским ученым-аграрникам, у которых богатый опыт создания сортов овощных культур, грех не воспользоваться возможностями Единого экономического пространства. Польза для всего Таможенного союза будет несомненной.

Бренд – это не автоматический пропуск

Беларусь вышла на весьма солидный, даже по европейским меркам, уровень производств овощей. По словам доктора сельскохозяйственных наук, профессора Александра Аутко, это результат правильно выбранной несколько лет назад стратегии и, в буквальном смысле, первые плоды Государственной комплексной программы развития картофелеводства, овощеводства и плодоводства на 2011—2015 годы.

— Уже сейчас мы производим объем овощей выше нормы потребления, — говорит ученый. — Считается, что на одного человека должно приходиться 143 килограмма, а у нас — более двухсот. Так что с валовым производством все в порядке. Однако нам нужен ассортимент. Необходимо, чтобы перерабатывающие предприятия подтянулись до нужного уровня и были готовы производить из выращенного сырья разнообразную продукцию. Причем инициатива должна исходить не от селекционеров, а от самих предприятий. Также замечу, что предприятия переработки должны иметь свои сырьевые зоны. Не собирать, как сегодня, через «Белкоопсоюз» у населения разносортицу, а ориентироваться на четкие стандарты. Такой подход уже реализован в отношении, например, сахарной свеклы, и он доказывает свое преимущество. Закупаются гибриды, определяется система защиты, и в результате каждый получает свое: завод — качественную свеклу, предприятие — деньги.

1,5 процента пашни занимают в республике овощные культуры, более двухсот гектаров приходится на тепличное хозяйство. Но ежегодно они дают около 20 процентов объема валового продукта отрасли растениеводства и играют существенную роль в обеспечении населения продуктами питания. За последние 15 лет производство овощей выросло в три раза. Сейчас их собирают порядка 2,2—2,3 миллиона тонн.

Поля безупречны с точки зрения возделывания культур и ухода за растениями. Уровень работы в Беларуси значительно выше, чем в некоторых, даже опытных, хозяйствах России. Это мнение заместителя директора по научной работе Всероссийского научно-исследовательского института овощеводства Валерия Борисова. Он принимал участие в Евразийском форуме овощеводов, который в прошлом году впервые прошел в нашей стране. «Беларусь может гордиться тем, что в основном обеспечивает себя овощами. Ее опыт весьма пригодится в Таможенном союзе», — подчеркнул российский ученый.

Безусловно, такие отзывы весьма приятны. Но проблем у наших овощеводов от этого меньше не станет. Солидные хранилища еще можно построить, да и переработку организовать. Но уже сегодня нужны высоэффективные технологии, чтобы не отстать завтра. Сама жизнь подсказывает, что необходимо также снижать себестоимость тепличной продукции, в том числе и в показательных хозяйствах. Зачастую, выигрывая в качестве, мы проигрываем в цене. И даже известный бренд здесь — не автоматический пропуск...

Александр ШЕВКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?