Пустые хлопоты в казенном доме

Придуманная Вашингтоном схема «экспорта революции» все активнее примеряется и к Беларуси.
Придуманная Вашингтоном схема «экспорта революции» все активнее примеряется и к Беларуси. Конфигурация этой схемы нашим читателям, интересующимся политикой, известна, но кое–что напомним. Стратегами избирается страна, в которой необходимо сменить власть, а применять «крылатые ракеты» невозможно, и тогда вместо «Томагавков» страну бомбардируют чемоданами долларов. Это не «ковровая», а вполне «точечная» бомбардировка. Посольства выискивают беспринципных и падких на деньги людей из числа т.н. интеллигенции, их изучают, затем приручают. Возят на обучающие семинары, выплачивают щедрые вспомоществования, проводят психологическую обработку, соблазняют будущими руководящими должностями, одновременно подкармливают рептильные газеты, агентства и радиостанции. Параллельно с этим пытаются задушить намеченную к закланию страну–жертву костлявой рукой голода. Объявляются экономические санкции, под лицемерные разглагольствования о «страдающем народе» предпринимаются различные меры для ухудшения уровня жизни, тщательно готовится социальный взрыв. Особая роль возлагается на создание молодежных отрядов, которые выступают в роли штурмовиков. В нужную минуту, чаще всего во время выборов, молодежь идет на штурм парламентов и резиденций, отмобилизованные СМИ и прикормленные мониторинговые центры сообщают о выявленных «избирательных манипуляциях», и задолго до оглашения итогов голосования объявляется о победе «демократических сил». Примерно по такому сценарию, с некоторыми вариациями, развивались события в Сербии, Грузии и некоторых других странах. Жизнь, правда, от этого лучше не становится и примеры здесь те же: Сербия, Грузия и некоторые другие страны...

Пока схема выглядела безотказной. Пробуксовывает она лишь в Беларуси. «Революция» здесь не приживается. Серьезные социологи называют ряд причин. Если кратко, то это — авторитет власти, работающей открыто, выполняющей свои социальные обещания, которые реально сказываются на благосостоянии людей. В отличие от стран, где «схема», как нож сквозь масло, проникала через расслабленный коррупцией государственный организм, белорусы воочию видят, что у нас идет не декларативная, а настоящая борьба с коррупцией, закон объективно, невзирая на чины, карает взяточников, соблюдаются принципы социальной справедливости, в окна людям не стучит нищета. Государство сконцентрировало в своих руках контроль над экономикой, что позволяет иметь устойчивый бюджет, а стало быть, поддерживаются на должном уровне образование, здравоохранение, культура. Укрепляется суверенитет. Есть и иные причины стабильности. В частности, политическая оппозиция не может создать сколь–нибудь влиятельные партии, потому что, во–первых, бесконечные драки за лидерство с треском разрывают партийную среду, во–вторых, люди, претендующие на общественное лидерство, постоянно становятся фигурантами малопривлекательных скандалов. Скандалы инициируются не властью, а политической средой. Оппозиционеры постоянно обвиняют друг друга то в «трусости», то в «предательстве», то в «конформизме», то в паразитировании на зарубежных «грантах», то в «нецелевом» их использовании. Проще говоря, в воровстве... В глазах общественного мнения головка оппозиции давно приобрела устойчивый имидж собрания суетливых, мало чем отличающихся друг от дружки личностей. В зеркале социологии все это смотрится еще более гротескно. Люди, претендующие на роль лидеров общественного мнения, имеют рейтинги, заметные разве что в толстую лупу.

Все эти характеристики — отнюдь не плод горячего воображения штатного пропагандиста, получающего деньги за дискредитацию оппозиции и противопоставление ее обществу. Вышеприведенные характеристики, выводы, цифры и факты можно найти на страницах газет, контролируемых оппозицией и также вовлеченных в корпоративные дрязги, на аналитических сайтах политических партий. Отсутствие авторитета у оппозиции связано также с ее агрессивностью и безответственностью. Это отпугивает белорусов, не желающих рисковать спокойной жизнью во имя абстрактных химер и социальных потрясений, чреватых борьбой за собственность и жестокой междоусобицей. В стране еще не зарубцевались раны прежних испытаний...

Знают обо всем этом, естественно, и в аккредитованных в Минске посольствах. Но дипломаты некоторых стран Евросоюза — люди, как говорится, подневольные и обязаны выполнять поступающие из вышестоящих штабов приказы. Более того, объективные наблюдатели обращают внимание на одну парадоксальную тенденцию. Наибольшую заинтересованность в установлении «демократии» на территории Беларуси проявляют не страны с устоявшимися парламентскими традициями, а новички ЕС — Латвия и Литва. Что касается официальной Риги, то миссионерский пыл объясняется как минимум двумя причинами. Во–первых, желанием увести от себя критику за безнравственные поощрения бывших эсэсовцев, пренебрежение к Нюрнбергскому трибуналу, во–вторых — желанием сосредоточить у себя финансовые потоки, направленные из США и ЕС на «революцию» восточнее Браслава. Выглядит это, на фоне проблемы «неграждан», публичных обвинений в апартеиде и т.п., довольно забавно. Видимо, поэтому стратеги очередной «революции» не посчитали возможным доверить Риге быть в авангарде, перепоручив «освободительный» стяг Литве...

Вчера в Вильнюсе состоялся очередной семинар, на котором, как сообщается в международной печати, должны быть приняты чрезвычайно важные решения по Беларуси. Если оставить за полями стандартные утверждения насчет важности, судьбоносности и т.д., то в действительности следует отметить, что на этот раз ассамблея была и многочисленной, и сверкала именами больших, средних и малых начальников из Еврокомиссии, Европарламента, ОБСЕ, а также западных банков и минских посольств. Если бы в зал попал случайный человек, то мог подумать, что здесь действительно решается какой–то очень актуальный вопрос. И Беларусь ожидает массовый победоносный десант. Но если представить, что этот человек был бы повнимательнее, то, переборов почтение к решившим осчастливить белорусский народ важным господам, он бы обязательно спросил: «А кто здесь представляет Беларусь? Кто должен реализовать все эти дерзновенные планы?» Ему бы назвали несколько имен, которые не только в Вильнюсе, но и в Минске абсолютно не известны. При всем уважении к титулам и нежелании кого–то унизить позволим себе очень наивный вопрос: кто в Минске знает руководителей таких организаций, как «Волот», «Оракул», «Независимая помощь детям», «Лига родителей и педагогов»?.. Есть ли эти организации в природе? Возможно, сами по себе люди, занимающиеся «независимой (?!) помощью детям», — славные ребята и девчата, возможно, их распирает счастье, что они оказались в таком блестящем обществе, возможно, они действительно вообразили себя крупными деятелями. Может быть. Но так все–таки большая европейская политика не делается. Сколько нулей ни складывай, они в сумме не дадут даже единицы. Похоже, что в очередной раз насмарку пошли выделенные средства и попусту старались именитые ораторы. Правда, как утверждается, обеды были калорийными, а ужины — изысканными. Но это и весь итог очередных вильнюсских посиделок. Ни одной новой идеи, ни одной крупной мысли семинар попросту не родил. Да и не мог это сделать. Потому что волонтеры «революции» «Волоты», пенсионеры–философы и кипучие женщины–активистки повлиять на белорусскую политическую погоду могут не более чем городской зевака на уличный термометр.

Несмотря на большое скопление мыслителей, теоретические изыскания немецкого фонда Бертельсмана, который, как свидетельствует пресса, претендует на роль разработчика «революционной ситуации» в Беларуси, в Вильнюсе и на этот раз ровным счетом ничего не произошло. Как шутили в Советской Армии: ППР – «посидели, поговорили (солдаты и офицеры употребляли здесь более колоритное словцо), разошлись»...

Почему опять пробуксовка?

Главным образом потому, что в Беларуси попросту нет никаких предпосылок к торжеству апробированной в Тбилиси «схемы». И чтобы ни говорили в Вильнюсе активисты загадочного «Волота», основная часть населения думает иначе. Что по демократическим понятиям является все же основополагающим...

Говоря о семинаре, нельзя не остановиться на действительно серьезном аспекте. Он касается взаимоотношений между Минском и Вильнюсом, которые, вообще говоря, долгое время выглядели ничем не омраченными. Между странами не существует противоречий и территориальных претензий, есть громадный опыт добрососедства, в том числе на уровне людских судеб. Воздух отравляют те, кто совратился возможностью делить «революционные деньги», устраивая в обмен на это разного рода провокационные мероприятия. Вроде последнего семинара. Литовские официальные лица находятся сейчас в щекотливом положении. С одной стороны, они дистанцируются от конференции, кивают на старших товарищей из Евросоюза, с другой — вовлеченность Литвы в подготовку и проведение конференции очевидна. Также очевидно, что конференция — явно не дружественный по отношению к Беларуси шаг... Что сказали бы в Литве, если бы в Минске состоялся аналогичный семинар по обсуждению перспектив «вильнюсского края», который в недрах оппозиции считается «исконной белорусской» землей? Как бы на это отреагировал г–н Ландсбергис, например? Но Минск далек от подобной фантасмагории. Однако те, кто считает, что порядочность, толерантность, уважение к цивилизованным нормам невмешательства в дела других стран есть проявление слабости, — ошибаются...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?