Психологические спецоперации: наука брать пленных

Как пропаганда военных лет косила ряды противников
Побуждение к сдаче в плен, пропаганда плена - широко используемое и, что немаловажно, дешевое в финансовой составляющей результата направление психологических операций. Самой востребованной формой распространения этой агитации была и остается печатная пропаганда. Широко известны так называемые "пропуска в плен" - листовки, которые убеждают солдат противника в бессмысленности сопротивления, в том, что плен лучше, чем смерть. Такие листовки печатают многомиллионными тиражами. Иногда результативность их эффективнее обычных средств поражения, а иногда это бессмысленный перевод бумаги. От каких факторов это зависит? Попробуем разобраться на примере психологических операций времен Второй мировой войны.


К успеху - через "Кукурузные хлопья"

Американский "психологический спецназ" (OSS) начинал нарабатывать свой боевой опыт в пропаганде плена путем проб и ошибок. Первый год войны он вообще никак не влиял на морально-психологическое состояние противника. Одной из причин провалов проводившихся тогда психологических операций было отсутствие в вооруженных силах США квалифицированных кадров, знакомых с психологией, традициями и обычаями противника, и как следствие - низкий уровень ведения пропаганды плена. Никчемные по содержанию, с грубыми орфографическими ошибками, внешне непривлекательные листовки содержали абсолютно бесполезные призывы и рекомендации, особенно для японцев. Что, кроме презрения, они могли вызвать у японских солдат с их своеобразным кодексом чести, да еще на фоне побед армии Страны восходящего солнца? Ничего!

Первая крупная победа и признание командования пришли в мае 1943 года, с окончанием Тунисской кампании. Союзным войскам тогда сдались в плен 250.000 немецких и итальянских солдат. Во многом этому способствовали и "отделения психологической войны" армии США. Только за последние 10 дней кампании они подготовили и распространили 9,5 миллиона экземпляров листовок - пропусков в плен. Чуть позже стало известно, что непосредственно перед капитуляцией группировки войск под командованием немецкого генерала фон Арнима эти листовки-пропуска превратились в довольно ходовой товар, пользовавшийся большим спросом особенно у солдат-итальянцев. За одну такую листовку они охотно платили 600 франков.

Ободренный успехом отдел психологической войны штаба американских войск, как говорится, "стал наращивать усилия на данном направлении". Однако на европейском театре военных действий, после высадки в Италии первая же агитационная операция закончилась провалом.

Казалось бы, те же солдаты, та же бумага, те же неправдоподобно красивые картинки и текст - больше похожий на рекламный проспект, рассказывающий о сытой жизни, игре в теннис и футбол на зеленых лужайках в английских, американских и канадских лагерях... Но в плен почему-то никто не спешит! Показали листовку немецким военнопленным, взятым в бою. Их реакция оказалась вполне предсказуемой - они ее просто высмеяли. Аналогичная судьба постигла и другую листовку, описывавшую пребывание в плену в форме урока английского языка. Предложения-вопросы, приводившиеся в листовке, типа: "Где горячая вода?", "Мне нужно еще одно одеяло!" - вводили пленных, многие из которых воевали на Восточном фронте, в шок! И потом, Италия не Африка - от нее до Германии не так и далеко, а там развалины родных городов от американских бомбардировок, семьи и гестапо.

Проанализировав неудачи, американцы в корне пересмотрели свою линию пропаганды плена. Основной ее тезис теперь звучал так: "Лучше быть свободным, чем пленным, но лучше - пленным, чем мертвым!" Общая концепция листовок должна была внушать следующие выводы: война Германией проиграна; Америка заботится о судьбе военнопленных и не будет задерживать их возвращения домой; Штаты намерены кормить и восстанавливать Европу.

Новой волне своих операций по распространению листовок, призывающих к сдаче в плен, американцы почему-то придумывали гастрономические названия. Например, распространение листовок с самолетов они обозвали "Кукурузные хлопья", а через немецких военнопленных - "Квашеная капуста", через итальянских военнопленных - "Равиоли". Содержание листовок теперь тоже отличалось оригинальностью и разнообразием текстов. Для примера приведу мой вольный перевод одной из них: "Товарищи! Без прикрытия с воздуха, без танков и без бензина трудно бороться. В этих условиях борьба бессмысленна и, следовательно, это не позор, если вас, раненого, найдут в окопах вражеские санитары. Если вы решили, что с вас достаточно, и вы не хотите поймать пулю прямо перед окончанием войны, заключите свой собственный мирный договор. В плену вы в безопасности. В лагерях прекрасно лечат. Это факт. Бывалый солдат может сделать еще лучше, если он воспользуется несколькими советами, которые мы только что получили от одного из наших товарищей, вернувшегося из Канады: "Томми и янки действительно глупы! Просто надо знать, как с ними разговаривать! Слушайте, товарищи! Удалите все свастики и знаки различия с мундира, прежде чем сдаться в плен. Во время первого допроса вы должны сказать им, что вы сдались по политическим причинам. Скажите им, что больше не верите в победу. Скажите им, что вы сыты по горло нацистами. Если вы сдаетесь янки, скажите им, что у вас есть только одно желание - после войны жить в Америке. Выполните эти рекомендации и вы будете жить!!! Удачи! Умный Фриц".

По статистике, около 10.000 немецких солдат дезертировали на Итальянском фронте. Возможно, эта листовка послужила мотивацией для некоторой части из них. Всего же на европейском театре военных действий американцы в итоге распространили 8 миллиардов листовок!


После окончания войны практичные американские эксперты подсчитали, во что обошлись казне США расходы на изготовление, распространение пропагандистских листовок, склонивших одного вражеского солдата к плену, и затраты на то, чтобы его убить. Оказалось, что склонить к плену было бы дешевле. После этого практичные американцы стали ярыми приверженцами психологической войны. Я не знаю, учитывали ли они в своих подсчетах статистику тихоокеанского театра военных действий, но справедливости ради надо сказать, что количество взятых в плен американцами японских солдат по сравнению с убитыми, даже в 1945-м, шло в соотношении 1:120 (один пленный к ста двадцати убитым).

"Поменьше политической трескотни"

В начале Великой Отечественной войны советский агитпроп не сразу взял на вооружение слова Ленина: "Поменьше политической трескотни, побольше внимания самым простым, но живым, из жизни взятым, жизнью проверенным фактам...", а давя на классовое сознание, начал печатать пропуска в плен для немцев уже 22 июня. Но в первые месяцы войны вчерашним баварским бюргерам и берлинским рабочим на это самое сознание было далеко наплевать, и эффективность такого средства воздействия была равна нулевой. К тому же агитационно-пропагандистские материалы допускали оскорбительные для "истинных арийцев" ляпы. Например, в # 5 советской газеты для немецких солдат Front Illustrierte, выпущенном осенью 1941-го, мало того что пребывание в плену фантастически приукрасили, так еще поместили такое фото: немецкий офицер и советский комиссар с явно еврейским профилем ведут дружескую беседу за кружкой пива. Понятно, что поверить в возможность подобных взаимоотношений между непримиримыми врагами могли только самые наивные.

А вот после первых поражений вермахта агитация заработала. Но опять же не вся и не сразу. Многие советские агитаторы бросились из крайности в крайность. Некоторые листовки, призывающие к сдаче в плен, просто сквозили враждебностью. В них говорилось, что обращение с пленными будет "снисходительным и гуманным". На первый взгляд безобидные слова, на самом деле они снижали эффективность листовок в разы. Хотя и дали "немецкой свинье по рылу" под Москвой, но приказной тон "унтерменшей" она еще не была готова воспринимать. Многие советские листовки того периода этой особенности не учитывали, да еще и допускали стилистические и языковые ошибки.

А вот советские агитационные листовки для немецких солдат, написанные или подписанные немецкими старшими офицерами и генералами, зарекомендовали себя неплохо. К примеру, из Корсунь-Шевченковского котла в начале 44-го вышли 55.000 солдат и офицеров вермахта с листовками, призывавшими к сдаче в плен, написанными генералами Зейдлицом и Корфесом. Результативно закончилась и психологическая операция, проведенная советскими пропагандистами в Белоруссии в июле 1944 года. Тогда сдавшемуся под Барановичами 8 июля в плен командующему 12-м армейским корпусом генерал-лейтенанту В.Мюллеру предложили написать приказ личному составу объединения о сдаче в плен и прекращении бессмысленного сопротивления. Приказ был написан. В листовке под названием "Генерал Мюллер поступил разумно" был помещен его портрет, а также фотокопия приказа с факсимиле. Уже 9 июля 2.000 человек сдались в плен, а в целом приказу генерала последовали 15.000 из 33.000 окруженных.


Практиковали советские пропагандисты и такой способ информационно-психологического воздействия с целью склонения военнослужащих противника к сдаче в плен, как обратный отпуск военнопленных. Но как показал опыт, эффект достигался только тогда, когда немцы были в безысходном положении и их боевой дух опускался "ниже плинтуса".

Если в январе 1943 года из состава 96-й дивизии в район окружения под Сталинградом было заслано 34 пленных, из которых вернулись только пятеро, приведя с собой 312 военнослужащих, то в мае 1945 года все 54 засланных военнопленных вернулись из окруженного гарнизона города Бреслау, приведя с собой около 1.500 солдат и офицеров противника. Учитывая реалии жизни, командование 2-го Белорусского фронта в 1945 году издало приказ, разрешавший всем офицерам в должности от командира взвода и выше, не дожидаясь разрешения вышестоящего командования, засылать военнопленных в тыл противника с задачей агитации за сдачу в плен. И ведь работало!

Кто струсил раз...

К началу Второй мировой войны отдел пропаганды вермахта располагал 14 ротами пропаганды, а уже к 22 июня 1941 года только на Восточном фронте их было 17. Когда в 3.15 немецкая артиллерия нанесла огневой удар по объектам на территории Советского Союза, среди сотен тысяч снарядов были и агитснаряды, начиненные листовками с обращением к красноармейцам и командирам Красной Армии. В течение первых двух месяцев войны вермахтом с целью усиления пораженческих настроений, создания позитивного представления о плене, побуждения к добровольной сдаче в плен и к дезертирству, подрыва авторитета командиров и начальников было распространено около 200 миллионов листовок.

Как правило, их использовали в комплексе с устной обработкой через громкоговорящие установки. В агитации плена роты пропаганды работали оперативно, используя сведения армейской разведки, часто не брезгуя дезинформацией и явной ложью.

Известен случай использования в немецких листовках, призывающих к сдаче в плен, имени коменданта 62-го Брест-Литовского укрепленного района генерал-майора Пузырева, якобы сдавшегося в плен, что на самом деле не соответствовало действительности. Но хватало и реальных предателей. Для пропаганды плена на Восточном фронте немцы широко применяли и обратный отпуск военнопленных. Правда, этим занимались не роты пропаганды, а подразделения абвера (военной разведки). В каждой группе армий имелись команды, а в каждой армии - отряды абвера, в составе которых работали "группы по разложению противника". Отобранные ими совместно с администрацией концентрационных лагерей, как правило, из числа перебежчиков, недовольных советской властью и уголовных элементов кадры помещали в специальные учебные центры с хорошими условиями пребывания. Там, в течение нескольких недель им вставляли мозги, ведя беседы в основном на политические темы, и засылали за линию фронта с пропагандистскими заданиями. Некоторые исследователи утверждают, что примерно половина "засланцев" потом возвращалась обратно к немцам. Часть из них, особенно в период наступления вермахта в 1941 - 1942 годах, приводила с собой других бойцов Красной Армии.


Ободренное первоначальными успехами командование вермахта предпринимает дополнительные меры по усилению воздействия на психику красноармейцев: подразделения пропаганды становятся самостоятельным родом войск, их состав увеличивается. На начало 1943 года войска пропаганды вермахта включали 21 роту пропаганды сухопутных войск, 7 взводов военных корреспондентов сухопутных войск, взвод военных корреспондентов "Великая Германия", 8 батальонов пропаганды на оккупированной территории, состоящих из добровольцев-пропагандистов.

Весной 1943-го в интересах психологического обеспечения операции "Цитадель" (наступление в районе Курской дуги) штаб вермахта спланировал первую крупномасштабную психологическую операцию на Восточном фронте, получившую кодовое название "Серебряная полоса". Основная ее задача состояла в том, чтобы с началом немецкого наступления убедить как можно больше советских солдат не оказывать сопротивление и сдаваться в плен. Особая ставка делалась при этом на начавшееся формирование Русской освободительной армии (РОА) предателя генерал-лейтенанта А.Власова. Основной лозунг операции звучал так: "Русские перебегают к русским". Часть листовок подписывали представители штаба Власова.

Власовцы участвовали также в осуществлении звукового вещания. Они запугивали советских солдат угрозой применения немцами новейшей неуязвимой бронетехники, от которой якобы нет спасения, и параллельно обещали всем добровольно перешедшим, объявившим себя врагами советской власти ряд льгот на период пребывания в плену. Эти льготы были закреплены приказом верховного командования вермахта # 13 "О военнослужащих Красной Армии, добровольно перешедших на сторону германской армии", изданным с одобрения Гитлера. В приказе подчеркивалось, что каждого военнослужащего Красной Армии, по своей инициативе покинувшего свою часть и самостоятельно явившегося к немцам, будут "считать не военнопленным, а добровольно перешедшим на сторону германской армии". "Добровольно перешедшим" советским офицерам было обещано, кроме обильного продовольственного пайка и хорошего обращения, предоставить: до капитана включительно - одного вестового на троих, от майора и выше - одного вестового на двоих, а для каждого генерала выделять отдельного ординарца. Обещали, что "будут оставлены имеющиеся при них деньги, ценности. Одежда. Знаки отличия. Ордена".



Общее число листовок, распространенных на участке фронта в районе Курска - более 32 миллионов экземпляров. Однако результат этой грандиозной пропагандистской кампании оказался куда более чем скромным. Неудачей завершилось, как известно, и само наступление в районе Курской дуги. Но, несмотря на явный провал "премьеры", осенью этого же года подразделения пропаганды вермахта совместно с полком СС "Курт Эггерс" провели в полосе ответственности группы армий "Северная Украина" другую крупную психологическую операцию под названием "Восточный скорпион". В ней были задействованы 93 офицера, более 1.300 унтер-офицеров и рядовых. В их распоряжении имелись 16 звуковещательных станций, поезд-типография, подвижный широковещательный КВ-передатчик мощностью 80 кВт и две стационарные радиостанции. Несмотря на военные трудности того времени, военно-воздушные силы предоставили необходимое количество самолетов для распространения печатных пропагандистских материалов. К участию в операции снова привлекались подразделения РОА. Как утверждают некоторые исследователи операция отчасти удалась, но ввиду общей неблагоприятной для вермахта обстановки на фронте она не смогла оказать существенного влияния на ход боевых действий. В дальнейшем на подобные мероприятия у немцев не было ни желания, ни сил, ни средств, ни времени.
Какие же выводы можно сделать из опыта пропагандистов времен Второй мировой войны?

- Листовки с призывами к сдаче в плен солдат противника необходимы. Они должны завершать собой работу по деморализации противника, проводившуюся с помощью других пропагандистских средств, а также ударов своих войск.

- Пропаганда плена работает лучше всего, когда противник знает, что он разбит. Использование же листовок с подобными призывами против имеющего военный успех противника или не подготовленного соответствующим образом не приносит результатов.

- Текст должен подводить военнослужащего противника к мысли о целесообразности сдачи в плен во имя конечной цели - вернуться домой живым.

- В тексте нельзя приукрашивать и идеализировать условия пребывания в плену. Нужно сообщать конкретные факты, призванные рассеивать страх перед неизвестностью плена и его трудностями.

- Особое внимание необходимо обращать на стиль и художественное оформление листовки, призывающей к сдаче в плен. В обязательном порядке нужно учитывать национальный менталитет, психологию, традиции и обычаи противника. Не допускать орфографических ошибок и словесных оскорблений.

- Нелишними будут во избежание недоразумений и "рекомендации" по поведению военнослужащего при сдаче в плен с его личным оружием.

- Листовки-пропуска должны гарантировать жизнь сдавшимся в плен военнослужащим. Оформлять их необходимо как официальный документ, с гербовыми печатями и подписями должностных лиц, что повышает степень доверия к листовкам, увеличивает их субъективную ценность и побуждает к сохранению.
Олег ГРЕБЕННИКОВ

Иллюстрации из исторических архивов

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости