Народная газета

Повара смертельного зелья

Почему наркомании все возрасты покорны?

К наркомании приходят по-разному, а финал, как правило, один...


Почти все эти ребята — молодые и не очень — сразу после задержания охотно признают свою вину, деловито сотрудничают со следствием.
Душевно рассказывают о том, как надеются после отсидки вернуться к нормальному существованию...

Заходишь в квартиру 42-летнего Саши и не веришь, что это и есть наркопритон, который всего пару недель назад штурмовала опергруппа Ленинского РУВД. Разве что разбитое и наспех заделанное фанерой и полиэтиленом окно напоминает о недавних событиях. А так вполне приличное жилье, кое-где даже сохранившее остатки последнего евроремонта: подвесные потолки, столешница под мрамор, ламинат. “Это покойный отчим постарался, я тут ничего не мастерил, только поддерживал”, — признается Саша. Он выглядит слегка взволнованным: “Да вы проходите, не стесняйтесь. Ничего, если я во время беседы дымить буду?”


Прикурив от включенной газовой конфорки, Саша — невысокий щуплый мужчина с каким-то трогательным детским взглядом и смущенной улыбкой — неторопливо рассказывает свою биографию. Родился и вырос в Минске, всегда жил в этой квартире, никогда не имел проблем с законом (бабушки-соседки и сегодня отзываются о нем положительно: простой парень, добрый, не буянит, только сбился вот, дурень, с правильного пути, и чего ему не хватало?). Образование — среднее специальное, в свое время выучился на газосварщика. Работал в ЖЭСе, потом в троллейбусном парке. Последнее время промышлял мелкими подработками — на оплату “коммуналки”, еду и сигареты. 

В быту Саша более чем неприхотлив.

Опийным наркоманом он стал только три года назад. Раньше курил, выпивал — куда ж без этого. Но чтобы колоться или нюхать — ни-ни. Взрослый самостоятельный мужчина. В его годы ровесники уже детей женят, а Сашу потянуло на приключения.

— Это меня ребята с Заводского района подбили, — уверяет. — Просто однажды дали попробовать опий — мне понравилось. Второй раз, третий. Так и втянулся. Денег вот только много приходилось тратить. Поэтому я и решил сам варить. На районе был парнишка, у которого я покупал сырье... Где он сейчас? Не знаю. Может, “закрыли” его...

Мой собеседник категорически не согласен с тем, что к инъекционным наркотикам приходят наркоманы со стажем, уже перепробовавшие “синтетику” и порошки. Говорит, вся эта химия — не по понятиям. Страшные последствия от нее, знаете ли. Эффект неожиданности. А здесь — сварил, сцедил, укололся. 

И СПИДа бояться не приходится: все шприцы одноразовые, даром, что ли, он в офис БОО “Позитивное движение” ходил? Только вот о том, что человек, пристрастившийся к опию, за полгода стареет лет на десять, что у него постепенно отмирают внутренние органы и сердце отказывается работать без очередной дозы, Саша почему-то промолчал.

За отрывистыми и порой невнятными фразами внезапно обнажается большая драма маленького человека: много лет назад Саша похоронил любимую женщину. И за прошедшие годы так и не смог смириться с ее потерей. Все-таки двенадцать лет прожили вместе. Когда подруги не стало, с горя ушел в запой. Да в такой, что сам потом принял решение закодироваться от алкоголя. И честно продержался пять лет. После чего решил для остроты притупившихся ощущений попробовать что-то новенькое. По принципу — эх, была не была.

— Больше ни с кем отношений не поддерживал, нет у меня ни жены, ни детей. С сестрой и племянниками почти не общаюсь, а вот к маме иногда езжу. Как-то так вот сложилось...

— Саша, сейчас столько статей в газетах, передач по телевизору о вреде наркомании. Неужели ты не осознавал, что ходишь по краю? Что за одну дозу твоего опия, которую ты предложишь другу, тебя посадят на много лет?

— Да осознавал я все, конечно. Но как вам объяснить? Вы счастливые, не знаете, что такое зависимость. Ну представьте: жизнь такая серая, безрадостная. Одни проблемы кругом — денег нет, счастья нет. А тут “вкатил” дозу — и ты в раю. Кто ж откажется?

Вот Саша и не отказался. Даже после того, как в его квартиру во время приготовления очередной порции “зелья” вломилась милиция. Клялся тогда, божился, что в последний раз. Но всего через неделю — еще одно уголовное дело по ст. 328 УК: снова компания в квартире, снова опий на плите...

Друзей-завсегдатаев, которые приходили к нему в дом кайфануть, после тех двух эпизодов как ветром сдуло. Сейчас Саша ждет суда, который решит его дальнейшую судьбу. Матери о том, что ближайшие годы проведет в колонии, он пока не говорит: боится за здоровье уже пожилой женщины.

— Я не знаю, зачем все это делал, на что потратил свою жизнь. Была бы возможность начать все заново — прожил бы ее по-другому, — признается Саша и добавляет с надеждой: — Я ведь мужик рукастый, в тюрьме не пропаду, верно? Вернусь и на работу устроюсь, буду нормальным человеком. Вот честно, так и сделаю!


Ленинский район Минска сегодня не имеет дурной славы клоаки наркопритонов. Хотя только в Серебрянке за последнее время было ликвидировано сразу несколько таких квартир. У каждой — своя история хозяйской глупости, выродившейся в драматичный финал. Недалеко от Сашиного дома — старенькая хрущевка, попавшая в сводки новостей после того, как на одном из ее балконов 33-летняя Марина решила сварить опий. Впервые за семь лет. До этого всегда приобретала порцию “зелья” у знакомых. А тут потянуло на самостоятельность. Перекипятила ацетон, добавила туда воды. Сработал известный многим хозяйкам “эффект подсолнечного масла”: сначала жидкость в емкости загорелась, а затем раздался взрыв. Балконные рамы просто вынесло наружу с пятого этажа. Вместе с тазом, в котором варился опий. Кстати, огромная посудина приземлилась на дно, что позволило впоследствии экспертам обнаружить внутри емкости наркотическое вещество. Оперативники вспоминают: когда “горе-повариха” мутила на балконе свое варево, в комнате спокойным сном спал ее отец. Трудно поверить в то, что родители не знали, чем промышляет их дочь. Однако к странным “увлечениям” своего великовозрастного ребенка относились терпимо. Обычная зажиточная семья, дом на широкую ногу. До суда, впрочем, дело не дошло: женщина умерла от остановки сердца. Организм, привыкший за много лет к ежедневной дозе, не выдержал долгого ее отсутствия.

Еще один недавний случай. Очередного “повара” Валеру оперативники Ленинского РУВД задерживали вместе с бойцами спецподразделения “Алмаз” в его квартире на девятом этаже. Тридцатилетний мужчина — средний из троих детей. Все трое — наркоманы. К тому моменту, когда на руках Валеры защелкнулись наручники, его старший и младший братья уже куковали в колониях. Один — за кражу, второй — за распространение наркотиков. Средний до поры до времени ходил на свободе. Пока не решил, в свою очередь, заняться “кулинарией”. Чтобы не тревожить соседей удушливым запахом разогретого ацетона, “творил” на балконе. Разместил там электроплиту, провода от которой протянул в общий тамбур и подсоединил к одному из соседских счетчиков (в квартире Валеры свет за неуплату был отключен уже много недель). В одной из комнат готовый продукт для инъекции терпеливо ждали гости. В другой находились мама и отчим...

Сразу после изготовления опия Валеру взяли (в квартиру милиция и “Алмаз” проникли одновременно через балкон и входную дверь). Идет следствие, молодому мужчине светит приличный срок.

Парадоксально, но почти все эти ребята — молодые и не очень — сразу после задержания охотно признают свою вину, деловито сотрудничают со следствием. Душевно рассказывают о том, как надеются после отсидки вернуться к нормальному существованию. И никто не задумывается над тем, готова ли будет жизнь предоставить им еще один, для кого-то уже третий или четвертый, шанс.

Притоны, кварталы, жилые массивы


С начала года в Минске выявлено 15 фактов организации и содержания притонов для изготовления и потребления наркотических средств. Для сравнения: за аналогичный период 2016 года — только один. Об этом рассказал начальник управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми ГУВД Мингорисполкома подполковник милиции Александр Сазонов:

— Преимущественно в притонах изготавливают наркотические средства из мака. Больше всего фактов — восемь — выявлено в Заводском районе. В остальных районах Минска — единичные случаи. Этот вопрос стоит на особом контроле. Подразделения наркоконтроля совместно с милицией общественной безопасности регулярно проводят рейды для выявления наркопритонов. Напоминаю, что за организацию или содержание притона действующим законодательством предусмотрена ответственность в виде лишения свободы сроком до семи лет. По статье 332 УК в текущем году уже привлечено 8 лиц.

В ТЕМУ
Необработанные опиатные наркотики в нашей стране встречаются в разных формах. Самая распространенная из них — маковая соломка (на разговорном языке “солома” или “сено”). Она представляет собой мелко размолотые, часто до состояния пыли, желто-коричневые сухие части мака: листья, коробочки, стебли. Затем идет “ханка” (опий-сырец) — застывший сок маковых коробочек темно-коричневого цвета; его распространяют в виде лепешек 1—1,5 см в диаметре. Менее распространена форма “бинт”, или “марля”, — хлопчатобумажная ткань, пропитанная опием-сырцом, плотная и ломкая на ощупь, коричневого цвета (если до пропитки была светлой). Действие опия на человеческий организм заключается в проникновении

в промежутки нервных клеток и нарушении передачи нервных импульсов. Опий затормаживает нормальную деятельность дыхательного центра мозга, передозировка наркотика грозит смертью от остановки дыхания. Люди, употребляющие опий, быстро теряют в весе, становятся бледными, кожа покрывается множеством морщин.

konopelko@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?