Народная газета

Посылки в… преисподнюю

Активный участник уникальной операции «Березино» был награжден гитлеровцами «Железным крестом с мечами», а руководством СССР - орденом Красной Звезды

Накануне летнего наступления 1944 года в Белоруссии Сталин вызвал начальника разведывательного управления Кузнецова, руководителя военной контрразведки СМЕРШ Абакумова, начальника спецуправления НКВД Судоплатова. И предложил через агента “Гейне” передать немцам информацию о якобы оставшейся в советском тылу и нуждающейся в помощи крупной группировке их войск. Это должно было отвлечь часть сил и средств неприятеля...

Александр Демьянов (справа) — он же “Гейне”, он же “Макс”.

“Гейне” — оперативный псевдоним сотрудника НКВД Александра Демьянова. В первые дни войны перед чекистами встала задача: проникнуть в агентурную сеть абвера, действовавшую на территории Советского Союза. Для чего решили создать “приманку” — фиктивную антисоветскую организацию “Престол”, которая готова помочь немецкому верховному командованию при условии, что ее руководители получат высокие посты на захваченной территории. Выбор пал на Глебова, бывшего предводителя дворянского собрания Нижнего Новгорода. В 1915 году он приветствовал в Костроме царскую семью по случаю празднования 300-летия дома Романовых. Жена Глебова была своим человеком при дворе последней российской императрицы. 70-летний дворянин, противник рабоче-крестьянской власти, пользовался известностью в кругах бывшей аристократии и проживал в Новодевичьем монастыре.

В его окружение и внедрили Александра Демьянова. Тоже из знатного рода, имевшего основания для конфликтов с Советами: отец — офицер царской армии, родной дядя — начальник контрразведки белогвардейцев на Северном Кавказе. Но еще в 1929 году чекисты правдами и неправдами смогли склонить Александра к негласному сотрудничеству с ГПУ. Нацелив его на разработку связей оставшихся в СССР дворян с зарубежной белой эмиграцией и пресечение терактов.

В качестве эмиссара антисоветской и пронемецкой организации “Престол” в декабре 1941 года Демьянов перешел линию фронта. Немцы с пристрастием допрашивали перебежчика. Поверили после того, как навели о Демьянове справки в среде русской эмиграции и убедились, что он истинный “антисоветчик”.

Александр прошел курс обучения в школе абвера. Немцы присвоили ему кодовое имя “Макс” и забросили на парашюте в советский тыл. Там Демьянова устроили на должность младшего офицера связи в Генштаб Красной Армии. “Гейне”-“Макс” принимал группы немецких разведчиков, всего было задержано более пятидесяти агентов абвера. Большинство этих курьеров стали двойными агентами и помогали Демьянову в радиоигре, поставляя немцам дезинформацию. Готовилась она в оперативном управлении Генштаба, визировалась в разведуправлении Генштаба и передавалась в НКВД, чтобы обеспечить ее содержание убедительными доказательствами. Для усиления доверия к “Максу” Демьянов передавал данные об операциях Красной Армии, которые действительно планировались и проводились нашими войсками. Но эти операции были отвлекающими, вспомогательными. Порой довольно кровавыми. Так, в ноябре 1942 года “Макс” сообщил, что Красная Армия нанесет удар не под Сталинградом, а на Северном Кавказе и под Ржевом. Окружение группировки Паулюса под Сталинградом явилось для немцев полной неожиданностью. Но под Ржевом немцы ждали удара и отразили его. В жесточайшем сражении полегли тысячи наших солдат. Руководивший этой операцией Жуков, как пишет в своих мемуарах генерал Судоплатов, так и не узнает, что его неудача была запланирована высшим командованием СССР...

Для осуществления новой идеи Сталина летом 1944 года Демьянов был командирован в освобожденный Минск. Туда же прибыла и оперативная группа НКГБ с задачей подобрать на бывших партизанских базах подходящее место, где якобы укрывается немецкая часть. Выбрали восточный берег озера Песочное у деревни Глухое Червенского района Минской области. Стали готовить площадки для приема груза и парашютистов, а также на случай возможного приземления немецких самолетов. Помимо чекистов, в оперативную группу были включены агенты-немцы, военнопленные, одетые в форму германской армии, группа автоматчиков бригады особого назначения. И плененный, завербованный органами госбезопасности подполковник немецкой армии Шерхорн. Ему предстояло сыграть роль командира несуществующей части.

18 августа 1944 года в Берлин ушла радиограмма: “В Москву приехал из Белоруссии Александр. Его часть находится сейчас в м. Березино, что в 100 км западнее Могилева. Александр рассказывает, что в районе Березино в лесах скрывается крупная германская часть, полк или больше, не желающая сдаваться большевикам. Александр беседовал с пленным обер-ефрейтором из этой части, захваченным во время разведки на шоссе, который ему сообщил, что во главе этой части стоит подполковник Шерхорн. Часть намерена пробиться на запад. Однако из-за наличия более 150 тяжелораненых и отсутствия вооружения, боеприпасов и продовольствия ее продвижение задерживается... ПРЕСТОЛ”.

Неделю спустя пришел ответ: “Благодарим за ваши сообщения. Просим связаться с этой немецкой частью. Мы намерены сбросить для них различный груз. Мы также готовы послать радиста, который мог бы оттуда связаться со здешними руководящими органами...”

7 сентября “Макс”-“Гейне” сообщил немцам: контакт с частью подполковника Шерхорна установлен. Указал ее координаты. Для достоверности передал некоторые биографические данные Шерхорна. Агент проинформировал Берлин, что для сброса грузов и посадки самолетов “окруженцы” подобрали удобную площадку — бывший партизанский аэродром, о котором немцам было известно со времени оккупации Белоруссии.

Об информации “Макса” было доложено Гитлеру и Герингу, которые дали указание сообщить Шерхорну, что со стороны Берлина будет предпринято все возможное для спасения его части, оказания ей всемерной помощи боеприпасами, продуктами питания и медикаментами. Операция “Березино” началась. И проходила в такой секретности, что о ней не знал даже нарком госбезопасности Белоруссии Цанава.

В ночь на 16 сентября 1944 года чекисты задержали двоих парашютистов. Они рассказали, что направлены командованием группы армий “Центр” для установления связи с окруженной воинской частью. В дальнейшем немецкое командование неоднократно забрасывало своих агентов в советский тыл для оказания помощи “немецкой группе в Белоруссии”, регулярно направляло ей продовольствие и боеприпасы. Прибывавшие, как правило, перевербовывались чекистами и включались в радиоигру.

В начале марта 1945 года “Макс” радировал в абвер о выходе передовых групп отряда подполковника Шерхорна к границе с Литвой. Для обеспечения продвижения “соотечественников” в Восточную Пруссию командование вермахта направило Шерхорну большую группу поддержки, состоявшую из поляков, которые незамедлительно были арестованы.

Верховное командование германской армии полностью доверяло информации “Гейне”-“Макса”. Доказательство тому — периодически поступающие из Берлина лично Шерхорну, а также солдатам и офицерам его “части” по случаю праздников поздравления и благодарности за службу. Однажды с грузом боеприпасов были присланы боевые награды — Железные кресты с незаполненными бланками удостоверений к ним. Шерхорну предоставлялось право по своему усмотрению награждать отличившихся. Один из руководителей операции построил солдат и приказал им нацепить эти награды пониже спины...

28 марта 1945 года подполковник Шерхорн получил телеграмму с сообщением о присвоении ему звания полковника и награждении рыцарским крестом 1-й степени. Одновременно ему было приказано прорываться через линию фронта, а затем следовать в Польшу и Восточную Пруссию. Примерно в это же время немцы наградили агента “Макса” “Железным крестом с мечами”, а руководство СССР — орденом Красной Звезды.

1 мая 1945 года немцы сообщили Шерхорну, что Гитлер погиб, а 5 мая по всем радиостанциям, участвовавшим в оперативной игре “Березино”, передали последнюю радиограмму: “Превосходство сил противника одолело Германию... С тяжелым сердцем мы вынуждены прекратить оказание вам помощи. На основании создавшегося положения мы не можем также больше поддерживать с вами радиосвязь. Что бы ни принесло нам будущее, наши мысли всегда будут с вами, которым в такой тяжелый момент приходится разочаровываться в своих надеждах”.
Блистательная операция контрразведчиков завершилась. О ее результатах нарком госбезопасности доложил руководству ГКО СССР и НКВД СССР: “Всего с начала игры по легендированию части Шерхорна (с сентября 1944 года) немцы совершили на нашу территорию 67 самолето-вылетов и сбросили 25 германских разведчиков (все арестованы), 13 радиостанций, из которых 7 включены в игру с немцами, 644 места различного груза, в том числе 615 комплектов зимнего обмундирования, 20 пулеметов МГ-42, 100 винтовок и автоматов, 35 пистолетов, 2000 гранат, 142 000 патронов, более 2,5 тонны мясопродуктов, 370 кг шоколада, 4 тонны хлеба, 400 кг сахара, 100 бутылок вина и так далее. Кроме того, было прислано 2 258 330 рублей советскими деньгами”.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?