Минск
+16 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

В Большом театре после многолетнего перерыва решили вернуться к оперетте

Полет «Летучей мыши»

«Летучая мышь» уникальна. Оперетте австрийского композитора Иоганна Штрауса (сына) почти полтора века, а она не сходит с ведущих сцен мира. Более того, получив в советское время неожиданно удачное киновоплощение, произведение стало еще более популярным. Вскоре после выхода на экраны фильма Яна Фрида «Летучую мышь» поставили и в минском музыкальном театре. Правильнее даже будет сказать, что ее приурочили аккурат к открытию нового здания. И что удивительно, она идет там по сей день. Да, был небольшой перерыв, но в 2001-м спектакль возобновили. И сегодня раз в полтора-два месяца он собирает аншлаги. Казалось бы, для двухмиллионного города и всей небольшой Беларуси этого вполне достаточно. Но вдруг неожиданно пришла новость: в Минске поставят еще одну «Летучую мышь». И где бы вы думали? В Большом театре.

Над «Летучей мышью» нынешнего образца работает интернациональная группа во главе с Габором Миклошем Кереньи.
Фото Аники НЕДЕЛЬКО. 

Полвека спустя

Многолетние поклонники оперного театра этому известию не удивятся. Наверняка кто-то еще помнит в афишах 1960-х эту оперетту в постановке дирижера Коломийцевой, режиссера Бровкина и художника Чемодурова. Отлично ее помнит и 93-летний заслуженный артист Беларуси Виктор Гурьев. А как же? В этой оперетте он впервые вышел на сцену любимого театра. Конечно, вчерашнему выпускнику доверили лишь мимансную роль. Зато в главных блистали тогдашние звезды Тамара Шимко, Тамара Нижникова, Исидор Болотин, Аркадий Савченко, у которых многому можно было научиться. «Иван Щетинин вообще был лучшим тенором, которого я когда-либо слышал», — говорит артист. Спектакль шел до 1966 года. Потом «легкий жанр», как часто называют оперетту, ушел со сцены Большого.

И вот снова возвращение «Летучей мыши». Художественный руководитель театра Валентин Елизарьев считает, что эта постановка лишь разнообразит афишу:

— На мой взгляд, это одна из лучших классических оперетт. И я отношусь к ней как к серьезному жанру. Там музыка — один из лучших мировых образцов. Есть и серьезная драматургия. Неспроста ведь это произведение ставят на самых престижных оперных площадках.

От фильма лишь фрагменты

У нас в Большом ставить «Летучую мышь» доверили венгерскому режиссеру Габору Миклошу Кереньи, больше известному как Керо. И это не случайно. Начинал он как оперный режиссер, на родине ставил «Летучего голландца» Вагнера, «Макбета» Верди, «Фауста» Гуно и др. Позже, уже будучи художественным руководителем, директором и режиссером Будапештского театра оперетты и мюзикла, перешел в другой жанр: «Королева чардаша» и «Графиня Марица» Кальмана, «Страна улыбок» Легара… И, конечно же, «Летучая мышь» Штрауса. Сегодня Габор Миклош — художник мира. Его спектакли идут в Зальцбурге, Праге, Вене, Тель-Авиве, Бухаресте, Мюнхене, Санкт-Петербурге. В последнем, кстати, тоже была «Летучая мышь». Собственно, такое близкое знакомство с творчеством Штрауса-сына и стало поводом пригласить Керо в Минск:

— Это будет немного другой спектакль, чем тот, что я ставил в Будапеште и Санкт-Петербурге. Во-первых, у вас очень солидный театр, у артистов хорошие голоса, а главное, горят глаза. Во-вторых, у нас интересная интернациональная постановочная команда. Еще важный момент. «Летучая мышь» — оперетта, но говорит о серьезном — о мести. К сожалению, и сегодня очень многие люди не чуждаются этого. Декорации и костюмы в спектакле не будут привязаны к какой-то эпохе. Но стиль будет современный: в артистах зрители будут узнавать знакомых им людей. По сути, мы покажем историю одной мести. Но все-таки главное у нас — музыка. И она великолепна!


Дирижер Иван Костяхин, участвовавший в первых репетициях, подтверждает: «Постановка Кереньи будет достаточно близка нашему времени. Конечно, она не про соцсети, интернет и мобильники... Но в то же время прилично отличается от фильма, снятого в 1979-м. Текст будет несколько иной, точнее, от киношного останутся фрагменты, например, знаменитая сцена вранья. В вокальных номерах, ансамблях текст также будет отличаться от привычного по фильму — не стоит забывать, что фильм-то русский, а режиссер у нас венгерский, логика поведения и взаимоотношений персонажей у него выстроена иначе.

На самом деле перед оперной труппой стоит непростая задача: окунуться в несколько иной жанр, в другую структуру работы. Музыканты привыкли мыслить в первую очередь в русле музыкальной драматургии. Здесь же режиссер прежде всего говорит о сценическом существовании внутри пьесы. Пьесы, органичной составной частью которой выступает прекрасная, пьянящая, как шампанское, музыка Штрауса. Это, повторюсь, несколько иное мышление, соприкосновение с которым, убежден, обогащает творческий багаж артистов».

Дух легкого авантюризма

Правда, есть еще одно «но». Конечно, в постановку приглашены артисты балета — какой же вальс без них? Но некоторым оперным певцам тоже придется танцевать. Да, уходят в небытие спектакли, где артисты статично исполняют свои арии. Сегодня певцов даже в консерватории учат танцевать. В последние годы в репертуаре Большого что ни спектакль, то все сложнее и сложнее сценические задачи. И надо отдать должное: в движении артисты не теряют вокального мастерства. Здесь же задача со звездочкой. Для этих целей в спектакль приглашена балетмейстер Ольга Костель.

Сценография доверена Тамашу Ракаи. Он, кстати, придумал достаточно сложные декорации. Художником по костюмам назначена венгерка Агнеш Дярмати, которая работала в оскароносном фильме Иштвана Сабо «Мефистофель». Для новой постановки будет создано более 200 необычных нарядов. Итальянец же Джанлука Марчано уже хорошо знаком белорусским зрителям: он работал над «Тоской» и «Севильским цирюльником», да и вообще является главным приглашенным дирижером нашего театра.

Готовы ли почитатели Большого принять «Летучую мышь»? Дирижер Иван Костяхин считает:

— Существует такое мнение: минский зритель достаточно консервативен. Мол, к нам в Большой он ходит на оперу и балет, а на оперетту — в Музыкальный театр. Предсказывать сценическую судьбу спектакля всегда непросто. Бывают яркие постановки, интерес к которым после премьерных спектаклей отчего-то начинает потихоньку угасать. А случается и наоборот: в процессе репетиций не особо думаем о том, что постановке предстоит долгая жизнь, а она хорошо продается и долго любима зрителями. Меня радует, что у нас появляется и такой спектакль. Штрауса любят везде, не думаю, что в Минске будет иначе. Все-таки мы понимаем, что за исключением некоторой любимой и уважаемой нами категории эстетов-ценителей высокого искусства большинство зрителей приходят к нам в театр за праздником. «Летучая мышь» — праздник в квадрате, и уже одно это — достаточная причина снова оказаться в Большом. И, конечно, почувствовать в себе легкий дух авантюризма, которого нам порой не хватает в жизни, тоже не помешает.

stepuro@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...