Парадоксы Стивена Хокинга

Стивен Хокинг умер в возрасте 76 лет, и этот факт обрушил социальные сети: все пишут о парализованном ученом-физике, называя его то великим мечтателем, то героем нашего времени. Быстро сформировался очередной парадокс (очередной, потому что вся жизнь профессора Кембриджского университета парадоксальна): многие называют его труды гениальными, но мало кто может внятно объяснить, в чем именно состоит эта гениальность. Поэтому поговорим о парадоксах Стивена Хокинга.



И первый из них – жить, несмотря ни на что, несмотря на то, что тебя приговорили к смерти уже в 25 лет. Как говорил сам ученый, неизлечимо больной, «я не боюсь смерти, но ее и не тороплю». Воля и вера – предпосылки жизни. Обездвиженный, не говорящий человек, в состоянии почти полного паралича совершил полет на самолете и там несколько секунд пребывал в состоянии невесомости. Он готовился полететь и в космос, но не сложилось. Парадоксально и то, что он дважды был в браке, у него два сына и дочь, он любил детей, и они отвечали ему взаимностью. «Он был теплый человек», - это дочь, но так, видимо, могли сказать большинство из его спутников жизни. Факт и то, что одна из его аспиранток обвинила своего профессора в сексуальных домогательствах – он ничем не отвечал на эти обвинения. Вообще, он очень любил красивых женщин, в его кабинете висел портрет Мэрилин Монро, и однажды он попытался сравнить актрису и Ньютона. "Если бы у меня была возможность воспользоваться машиной времени, - говорил ученый, - и мне бы предложили на выбор: или Монро, или Ньютон, я бы выбрал Монро. У Ньютона, говорят, был скверный характер".

Иной парадокс заключался в понимании людей. Физик-космолог уважал и любил людей, ценил их помощь, но он же утверждал, что люди с течением времени не стали менее жадными и глупыми. Они разрушают ту среду, которая их кормит и поит, и потому человечество неизбежно должно будет покинуть Землю и искать себе новое пристанище. Глобальные проблемы, о которых говорил Хокинг, общеизвестны: потепление, экологические катастрофы, опасность ядерного уничтожения, но именно Хокинг говорил о возможности избежать этих зол, фактически «убежав» от них. Нужна новая раса людей, межпланетный вид, которая будет комфортно себя чувствовать в космосе. Кстати, здесь заметна связь с русскими мыслителями, Н.Федоровым и К.Циолковским, которые еще в конце 19 века говорили о похожих перспективах. Причем важно и то, что не надо ждать контактов с представителями иных цивилизаций как обязательно оптимистического сюжета, здесь важно помнить о судьбе коренных американцев, встретивших Х.Колумба.

Парадоксально и то, что, говоря о вере, важности веры, Хокинг исключал возможность участия Создателя в людских делах, говоря проще, он был атеистом. Вселенная создала себя сама (Большой взрыв), дальнейший смысл существования заключается в поисках высшей цели для наших поступков. Ученый предложил несколько интересных гипотез (среди них – теорию черных дыр), но учитывая, что его рассуждения не всегда были понятны, предпринял попытку написания популярной книги, которую тоже мало кто прочитал до конца и понял. Это напоминает старый философский анекдот про смерть Гегеля. Умирая, великий философ собрал вокруг себя своих учеников и тихо сказал: «Лишь один из вас меня понял». Те, понятное дело, наклонились к учителю, и тот произнес с последним вздохом: «Да и тот ничего не понял». Конечно, профессионалы нам объяснят про сингулярность, про то, что, если вы попали в черную дыру, не отчаивайтесь, из нее всегда есть выход, но для большинства граждан Стивен Хокинг останется человеком уровня А.Эйнштейна. Более того, по чисто человеческим условиям жизни и борьбы ему вообще нет равных, поскольку достаточно часто для человека, попавшего в ситуацию столь тяжелой болезни ни о какой науке и речи не может идти. А он говорил: «Не надо жалеть себя». Наверное, это особый талант: видеть оптимистические линии развития, смысл в ситуации, когда первое, что приходит в голову – это чёрная тоска и ощущение безнадежности.

Он старался держаться подальше от политики, хотя называл себя лейбористом. Он не рассуждал о политических программах партий, зато любил поговорить о женщинах и часто повторял, что женщина – самая большая загадка в жизни. Рассуждая о научных открытиях, утверждал, что «я не стал бы сравнивать это с сексом, но удовольствие от науки длится гораздо дольше». Тот, кто видел фотографии Хокинга, прикованного к инвалидному креслу, может по достоинству оценить эти веселые эскапады.

Он был яростным спорщиком, выдвигал самые необычные гипотезы, пытался доказать недоказуемое, и это действительно была школа мысли. Вот вспомнился по этому поводу Сократ: ничего не писал, бродил по Афинам, задавал глупые на первый взгляд вопросы, а ведь смысла в его «бродяжничестве» было больше, чем во многих научных школах того времени. Хокинг – Сократ нашего времени. Но он многое успел написать – с помощью синтезатора речи, ведь говорить и писать, как все, он просто не мог.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Рейтер
Загрузка...