«Никогда не оглядывался назад»

Антон Ятусевич, который 18 лет руководил Витебской государственной академией ветеринарной медицины, хоть и родился в новогодние праздники, в чудеса не верит

Они с ним не случались. Правда, многие с ним не согласились бы. Такую биографию мальчишки из простой крестьянской семьи вполне можно считать чудесной. Известный ученый, автор 54 учебников, пособий и монографий. Заслуженный деятель науки Беларуси. Академик трех академий и почетный профессор четырех иностранных университетов... Кто бы мог предсказать такое в далеком 1962 году, когда 15-летний Антон, лучший ученик школы, к ужасу директора, решил поступать на зоотехника? 

Фото БЕЛТА

2 января 2017-го у Антона Ивановича большой юбилей — 70 лет. Накануне праздника он, теперь уже в ранге заведующего кафедрой паразитологии ВГАВМ, ответил на вопросы «СГ». 

— Почти два десятилетия вы были ректором крупнейшего аграрного вуза страны. В декабре вас на этом посту сменил Николай Гавриченко. Чем теперь заниматься будете, Антон Иванович?

— Во-первых, надо отдохнуть хотя бы немного. Все же позади 18 лет напряженного труда. Пока не успел почувствовать, что отошел от больших дел. А второе — хочу довести до логического завершения все, что начал. Я ведь почти сорок лет на кафедре занимался учебным процессом и наукой. Позади 54 учебника, написанных в соавторстве и самостоятельно, 38 патентов на изобретения. Непростым трудом все это давалось, кое-что подзапустил. 

— И долго еще собираетесь работать? 

— Пути Господни неисповедимы, говорят в народе. Наука — процесс творческий. Сегодня вроде закончил, но вдруг появляется новая идея, делаешь очередной шаг, за ним еще один. Так что не берусь предсказать, на сколько хватит пороха в пороховницах. Когда больше 50 лет связан с сельским хозяйством, все его проблемы и трудности становятся частью твоих собственных проблем. Их решению посвятил свою жизнь. Это, конечно, борьба с болезнями животных, изучение этиологии болезней и разработка эффективных средств защиты. Кое-чего в этом деле удалось добиться, и, надеюсь, еще удастся. 

— У вас так много регалий и званий. А как бы вы сами себя представили читателям?

— Считаю себя прежде всего ученым. Хотя все могло быть по-другому. Семилетку окончил с похвальной грамотой — тогда это считалось как золотая медаль. Когда собрался ехать в сельхозтехникум, директор школы не хотел отдавать аттестат: убеждал пойти в педучилище. А оно в Пинске было как раз напротив сельхозтехникума. Я твердо решил идти в сельское хозяйство и подал документы без аттестата. На уровне директоров и районо решали, что со мной делать. Если бы не настоял тогда, кто знает, оказался ли бы в этой профессии? Был одним из сильнейших учеников в школе, а по тем временам считали, что школа должна иметь самых лучших людей. Потому что от них, от того, как они там работают, зависит, кого они выпускают. К сожалению, сейчас выпускают очень слабых школьников. 

— То есть разговоры про ужасающе низкий уровень абитуриентов не преувеличение? Он действительно так упал в последние годы? 

— Очень сильно. И не в последнюю очередь, думаю, школа виновата. Учеников так перегрузили, что они не в состоянии усвоить тот комплекс знаний, который им дают. Смотришь на этих детей — и жалко их. В прошлом году сдавала экзамены витебчанка. Не поверите, на мой вопрос: «Марк Шагал в каком году окончил ветинститут?» она ответила: «Вы знаете, трудно сказать, ведь за 90 лет столько выпускников. Но, наверное, давно уже». Следующий вопрос: «А вообще, он здесь учился?» — «Ну, раз вы спрашиваете, наверное, учился». Или девочка из Орши. Попросил назвать фамилию писателя-земляка. Не смогла. Музей Владимира Короткевича в центре города стоит! Про Ивана Мележа спрашиваешь, Якуба Коласа — не знают ничего, духовная нищета. К сожалению, это тенденция. 

— Это, видимо, самая большая тревога ваша сейчас...

— Да, переживаю за подрастающее поколение. Интернет — это хорошо. Но кругозора у молодежи нет, 20 слов скажут, а 21-е подбирают с трудом. Может, кто-то со мной не согласится, но мы перестали готовить интеллигента с высшим образованием. Это касается не только нашей академии, во всех вузах готовим профессионалов. Если же будем интеллигента воспитывать, эти люди сами будут стремиться к углублению профессиональных знаний. Но если профессионал не знает окружающую его духовную жизнь, хороший специалист из него, за редким исключением, не получится. Думаю, сокращение социально-гуманитарных дисциплин в высшей школе в корне неправильно. Это беда нашего времени.

— А в какой исторической эпохе вы хотели бы пожить? 

— Сложный вопрос. Наверное, остался бы на тех принципах, на которых существовал Советский Союз, но с теми решениями перестроечными, которые планировались. Когда развалился СССР и образовалось СНГ, думал: поменяли шильду и дальше будем развиваться. Только заболтали перестройку, и в итоге ничего не получилось. Хотя идеи неплохие были горбачевские. Но бездарными оказались политики, пустили все на самотек. Не были мужиками…

Теперь страшно за будущее. Войны, нестабильность. Мы слишком малое государство, чтобы влиять по-крупному на события в мире. Одна надежда — есть у нас свой менталитет, белорусский. Как говорил Петр Миронович Машеров, люди наши со знаком качества. Куда бы ни приехал, в этом убеждаешься. 

— У вас за плечами огромный опыт. Вспомните самый ценный совет, который вы получили в жизни?

— Трудно сказать. Я ведь трудовой путь прошел без всяких протекций. Без блата, или, как раньше говорили, без мохнатой руки. Ветеринарный фельдшер, зоотехник, главный ветврач в колхозе, потом в институте ассистент, доцент, председатель профсоюза студентов, председатель профкома сотрудников, проректор по учебной работе, секретарь парткома, заведующий кафедрой. Только потом уже ректор. И, кстати, меня на эту должность избирали, была такая практика в 90-е. Так что трудно сказать насчет советов, всему учился на собственном опыте. 

Но был в моей жизни важный момент. Сразу после института работал в колхозе имени Красной Армии, им руководил Михаил Кац — талантливый организатор. Мы с ним тогда за год почти на тысячу килограммов подняли продуктивность коров. И когда меня позвали в институт работать, он сказал: «Иди в науку, ты в государстве нужнее, чем в колхозе». Такой мудрый человек был. Другой бы напомнил про распределение. Да и получал я тогда 270 рублей, он — 320. Жена заведовала птицефермой, квартиру дали, колхоз пригородный — живи, радуйся. А я ушел в ассистенты на 125 рублей. В этом смысле на меня еще отец повлиял. Когда написал ему, что предлагают идти в науку, он ответил: «Я всю жизнь в колхозе, да и ты еще там на всю жизнь останешься? Зачем тогда учился?»

— А у вас есть совет для молодых?

— Работать надо с самоотдачей. Если просто брюки протирать на рабочем месте, успеха не будет. Вкладывайтесь больше в дело. Еще надежный тыл человеку необходим — жена, дети. Тогда хочется работать на благо Отечества. А когда дома непорядки, толку и в работе нет. 

— Вы, знаю, женаты на однокурснице…

— Да, Валентина Петровна училась со мной в техникуме в одной группе. Потом наши дороги разошлись. Она работала в хозяйстве, училась в Белорусской сельхозакадемии, но мы общались. На четвертом курсе решили пожениться, она перевелась сюда. Мы вместе уже 46 лет, у нас двое детей. Сын — доктор наук, работает в академии, зять — заведующий кафедрой, дочка работает в городской ветеринарной службе. В роду 14 человек окончили нашу академию, абсолютное большинство работает по специальности. Старшая внучка окончила технологический колледж, а младшая в седьмом классе. Внуку в этом году поступать, но он пока не решил, куда пойдет. 

— Хотели бы, чтобы по стопам деда пошел? 

— Право выбора должно быть у каждого. Можно настоять и заставить, а потом человек всю жизнь будет думать, что мог бы стать не ветеринаром. Также я мог бы быть учителем, хотя коллеги часто говорят: ты и ветеринар, и учитель. 

— У вас, я так понимаю, соблазна другой жизни никогда не было...

— Не было. Никогда не оглядывался назад. Доволен профессией, доволен работой. Разве мог мечтать ветеринар, который обслуживал семь деревень в Пинском районе, что будет заниматься наукой? Мне на судьбу грех жаловаться. 

— Чем запомнился вам уходящий год? 

— Есть некоторое разочарование. Ожидал, что новую пятилетку начнем с лучшими показателями. К сожалению, не позволил кризис выйти на запланированные рубежи. Не смогли хороший старт взять, а год уже ушел. Жаль. Хорошие впечатления оставило Всебелорусское собрание. В академии больших событий не было в 2016 году. Самое яркое — то, что я здесь уже не ректор. Я ведь первое заявление на увольнение отнес в 65 лет. Не отпустили. Потом второе подавал. В мае этого года — третье. Сказал, что работаю уже на пределе человеческих возможностей. Коллектив большой, студенчества много, всякое случалось, никто от этого не застрахован. Личной жизни практически не видел, мало ездил, никогда не отдыхал. Отпуск беру на две недели в августе. Провожу его на даче — десять соток земли в деревне, домик небольшой. Жизнь теперь очень интенсивная, ничего нельзя пускать на самотек. Конечно, у ректора должны быть надежные помощники. Если руководителю не на кого положиться, ему пора уходить. Но я всегда окружал себя молодыми. Сейчас почти всем проректорам в академии в пределах сорока лет, деканам — всем нет и сорока. Уже третье поколение сменяется у нас в руководстве, поднабрались опыта. Проблем у них не должно быть, я на это надеюсь. 

— Как будете Новый год встречать? 

— Как всегда: придут дети, внуки. Это ведь семейный праздник, а тут еще и день рождения 2 января. По сути, у меня его не бывает: все сначала встречают Новый год, потом отмечают, какие уж тут дни рождения. Как правило, когда приходишь на работу, многие говорят: слушай, забыл тебя поздравить! А там мне однажды пришлось поработать Дедом Морозом. Я тогда был председателем месткома. Студенческий бал новогодний. Дед Мороз или запил, или что еще случилось — словом, нет его, а уже надо к людям выходить. Шуба была, шапка, все такое, преобразили меня, дали мешок — и вперед! Долго, половину вечера, не могли определить, кто такой. Потом уже, когда стали лотерею разыгрывать, разобрались, что за Дед Мороз их развлекал. 

— И напоследок, Антон Иванович, скажите, что вы считаете главным своим достижением? 

— Когда совсем уйду на пенсию, тогда и скажу — еще надеюсь что-то успеть. Хотя я немало потрудился. Есть чем гордиться. Например, изданием ветеринарной энциклопедии на белорусском языке. Она содержит около 10 тысяч терминов, и все они переведены на белорусский язык. До 1995 года аналогичного издания не было, были лишь единичные белорусскоязычные публикации на ветеринарную тематику, в основном вышедшие до 40-х годов, еще встречались в 60-е, потом все сошло на нет. Это след в национальной культуре, вклад в развитие нашей независимости. Лабораторный корпус построил — учебные площади в два раза увеличились. Чтобы стройку завершить, три раза был на приеме у Президента. Только благодаря его вниманию ветеринарное образование получило такое развитие. В советское время в академию столько не вкладывали — мы же были на периферии. На территории академии поставил памятник врачу ветеринарной медицины — тоже важный след. 

Достижения еще будут, ведь с уходом из главного корпуса жизнь не заканчивается. С Новым годом поздравляю коллег по работе, зооветработников, всех тружеников АПК. Удачи!

krucha-tut@rambler.ru


От «СГ»

Коллектив газеты поздравляет уважаемого Антона Ивановича Ятусевича, своего давнего читателя и помощника, крупного ученого и государственного мужа, с наступающими новыми годами. Здоровья, счастья, новых побед!
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?