Немного солнца в холодной воде

Жители Полесья на время паводка запаслись провиантом, вытащили лодки и ловят рыбу прямо с крыльца

Последние три недели новостные ленты пестрят сообщениями о паводке. Наши реки вышли из себя: поднялся уровень воды на Западной Двине, Днепре, Немане, Соже, Друти, Проне — подтопило некоторые населенные пункты. Но самые «подводные» места — на Полесье. Припять на Гомельщине «плюсует» третью неделю — вода в реке прибывает и выходит из берегов. Разрешения не спрашивает: покрывает улицы, подворья, огороды. Не щадит людские запасы — проникает в подвалы, где хранятся картошка, яблоки, соленья. Мы выехали посмотреть, какой бывает большая вода.

Воды Припяти местные считают прекрасным природным удобрением для огородов.

Ну все, приплыли!

Сразу оговорюсь: что такое паводок и половодье, я не знала. Вернее, в жизни с ними не сталкивалась — родилась и выросла в Гродненской области, где чуть ли не круглый год сухо. Снег там падает, речушки разливаются, но в мизерных масштабах. Мчу на Полесье, и чем ближе к пункту Б, тем чаще глушу двигатель авто — сделать снимки. Талые воды затопили низины лесов и полей. Еще то зрелище!

Асфальт, гравийка, грунтовая дорога — и вот он, нужный мне райцентр. Местные, видно по лицам, уже устали от внимания журналистов, но воспитанные — встречают радушно. Меня, как и предыдущих зевак, провожают на экскурсию. Самая популярная у приезжих улица — Комсомольская. Дома там окружены водой — прямо как в итальянской Венеции. Сравнение странное, но именно оно и приходит в голову: передо мной улица, где лучше всего передвигаться на лодке.

— Вы в своих ботиночках туда не лезьте, — моим гидом вызвался побыть Игорь Хотянович, начальник Петриковского районного отдела по чрезвычайным ситуациям.

— Я готовилась, резиновые сапоги взяла, — шуршу пакетом. — Вот!

— По щиколотку — и это сапоги? Держите высокие, рыбацкие.

Приезжему не сразу понятно, где тут город, а где уже река. 

Им Припять по колено

Обуваюсь и вперед — навстречу приключениям. А они начались уже в начале «подводной» улицы. Поток скрыл тротуары, асфальт, заполонил низины. Высота воды — около полуметра, но это если ходить с поводырем под ручку. Есть участки с ямами — там метр.

— Осторожно! — не успел предостеречь Игорь Хотянович. Я сбилась с «протоптанной» тропинки, правая нога ушла глубоко под воду. Хлюп — частичка Припяти теперь у меня в сапоге. Ощущение не самое приятное, но жить мне с ним придется еще несколько часов.

— Какой же это паводок? — мужчина в тельняшке предугадывает мой вопрос.

— Вам море по колено? Смотрите, сколько тут воды… — медленно передвигаюсь.

— Ерунда, большая лужа. Мы тут и не такое видали, — прохожий «поплыл» дальше.

В высоких резиновых сапогах со двора на улицу вышла еще одна местная жительница. Узнав, что я журналист, сразу приглашает пройти во двор. Выкладывает свои проблемы одним махом: вход на подворье затоплен, огород тоже весь в воде. Но Валентина Белокур на проделки природы не жалуется. Говорит, это еще цветочки — настоящий паводок тут был в 1999 и 2013 годах, когда по крыши домов заливало улицы. Большая вода тогда натворила немало бед: люди спасались кто как мог.

— От дома к дому, в школы и в магазины мы передвигались на лодках. Спасали скотину — перемещали свиней, кур, кроликов на чердаки, крыши сараев. Для домашней живности даже делали специальные гамаки: к столбам и деревьям привязывали тряпки, сажали животных туда. А еще к нам под окна лоси «приплывали», их течением откуда-то приносило. Кормили их — те угощались и дальше по воде шли, — вспоминает Валентина Викторовна.

Я от удивления выпучиваю глаза, а она улыбается: привыкшие уже. Всю жизнь по соседству с водой прожили и сейчас справятся. Во всем ищут позитив.

— Вода, надеемся, в наш дом не заберется, — Валентина Белокур играет со щенком Босярой и рассуждает: — Ковер пока не скручивали. Если крыльцо будет мокрым, тогда и займемся спасением интерьера. А закатки давно уже «на гору» попрятали — это первым делом.

Жительница Петрикова Валентина Белокур: «Надеемся, вода в наш дом не заберется».

Река, пощади!

Собеседница изливает душу, а я наблюдаю за утками, скользящими по водной глади. Вот им раздолье! Следом на другую сторону улицы пытается доплыть большая черная собака. Судорожно перебирает в воде лапками и немного дрожит. Проверяю: вода холодная, пальцы мгновенно мерзнут. Кое-где на Коммунистической еще лед стоит: понемногу откалывается и путешествует по всей округе. Приезжему не сразу понятно, где тут город, а где уже река. Взгляд падает на покосившиеся заборы и калитки — ограды подмывает сильным течением, и так из года в год. Местные сокрушаются: менять их смысла нет. Все равно «поползут».

Говорю с Александром Баранко: он надеется, что река местных пощадит. В этих местах он живет уже более 30 лет. Отшучивается: паводок — не проблема, а сущие пустяки, привычное дело. Жители Петрикова и окрестностей давно подстроились к сезонным подтоплениям и даже научились извлекать из них пользу. Вот, к примеру, урожайность. Говорят, тут она намного выше, чем в «сухих» огородах. Воды Припяти — прекрасное природное удобрение. Кроты, медведки из «подводных» районов уходят — чем не плюс?

Беседуем, стоя по колено в воде. Внезапно мимо моих ног проплыла… рыбка. Я аж взвизгнула от восторга, чем местных только насмешила.

— А что вы думали? Я рыбу, сидя на крыльце своего дома, ловил! — хвастается Александр Владимирович.

— А какая на удочку попалась?

— Такая красивая, как вы! — выдает комплимент. — А если серьезно, то и карасик был, и окунек, и щука. На ужин хватало.


Суши весла

По воде, по суше добираемся на другую улицу Петрикова — с тематическим названием Припятская. Тут тоже вселенский потоп: дорогу залило — ни пройти ни проехать. Но грузовику такой бассейн под силу минуть — водитель в кабине уверенно давит на газ, хотя колеса наполовину в воде. Проезду таких большегрузных машин вода не мешает. Грузовик минует указатель с надписью «Петрыкаў» (дорожный знак, кстати, тоже на треть в воде), и водитель машет нам рукой. Не исключено, что машина направилась в подтопленные села — хлеб, воду привезти. Больше всего в этом году пострадали деревни Снядин, Белин, Мордвин. Добраться туда можно, но нужно сделать крюк по ухабистой дороге.

В районе в пик паводка подтопило участки автодорог, которые ведут к паромной переправе — это Петриков — Велавск, Вышелов — Снядин. Проезд по ним возможен грузовиками или транспортом повышенной проходимости. На так называемые сезонные «острова» помощь поступает со стороны Житковичского района: продукты, «скорая» — все следуют оттуда.

— С местными жителями держим связь. При необходимости мы готовы эвакуировать людей, но те и сами не хотят — давно научились с этим жить. Проблем не боятся и готовят лодки, она у каждого местного на подворье есть, — объясняет Игорь Хотянович, начальник Петриковского районного подразделения по ЧС. И тут же вспоминает: в 2013 году прорвало дамбу, вода хлынула в деревню Мордвин. Спасатели все силы туда бросили. Высокомощная техника откачивала 1 тонну воды в секунду — справились, людей не эвакуировали. А в деревне до сих пор есть большие запасы щебня и грунта — на случай ЧП.

Кстати, много лет назад у местных была большая проблема: речная вода под боком есть, а питьевой нет. Когда Припять разливалась, попадала в колодцы — вода в них становилась зеленоватая, мутная и грязная. Пить было невозможно. В конце 1990-х спасатели на пожарных машинах привозили сельчанам чистую воду. Сейчас в этом необходимости нет — люди заранее, еще до паводка, закупаются бутилированной водой.

Чтобы добраться до нужного дома, пришлось проехать стихийное озеро, и это далось нелегко.

А на том берегу

Местные паромы должны заработать со дня на день — когда Припять немного придет в себя после разлива. А пока сельчан развозит катер спасателей. Абсолютно бесплатно. На время высвобождаю ноги из плотных резиновых рыбацких сапог — посушить на апрельском солнышке. Идем к реке, где уже собирается народ.

— Желающих попасть на другой берег немало, — Андрей Галицкий, начальник Петриковской спасательной станции ОСВОД, усаживает людей. — Одна моторка вмещает пять человек. Садитесь, прокатимся!

Инструктаж, спасательный жилет — все как надо. Крепко держусь за бортики: рев мотора, поехали! Катер режет воду, а я рассматриваю местные пейзажи — виды прекрасные. Мчим, но периодически приостанавливаемся: на пути встречаются ледяные глыбы, по которым вальяжно расхаживают утки и лебеди. Тараним лед, прорываемся, едем дальше.

Андрей Галицкий во время движения умудряется со мной общаться. Вкратце рассказывает о своих постоянных клиентах:

— Причины у всех разные: кому на работу, кому к врачу за справкой. Да и родственники у многих на том берегу живут. Катаемся два раза в день: в 9 утра и в 5 часов вечера. Путь к парому по воде занимает полчаса. Там забираю других желающих и везу уже в Петриков…

Спасатель что-то еще говорил, а я уже не слушала: снова наслаждалась местными красотами. Даже попыталась вытянуть из кармана телефон и пощелкать пейзажи на камеру — до тех пор, пока чуть не выронила смартфон в воду. Надо же, повезло и пронесло!

Пострадавших от подтоплений Красный Крест обеспечивает самым необходимым: продуктами, гигиеническими принадлежностями, теплыми пледами. 

Над пропастью в воде

Огромных неприятностей от паводка не случилось, но ситуация довольно сложная. Только в Гомельской области есть десять «подводных» участков дорог, 130 частных подворий, почти 70 хозпостроек и 18 подвалов жилых домов. Больше всех пострадали Петриковский, Мозырский, Добрушский, Рогачевский районы.

Зимой и в начале весны в области было много снега — в феврале выпало 1,5 нормы осадков, а за первую декаду марта — вся месячная норма. Неудивительно, что талые воды натворили бед. Особенно в Житковичском и Туровском районах. Выезжаем туда.

На улице Припятская тоже потоп: по автодороге рассекают только грузовики. 

От Петрикова до Житковичей — час езды. Под веселую музыку подъезжаем к прославленному на всю страну аварийному мосту через Припять. А там огромный знак «Проезд запрещен». Кружим, ищем другие пути. «Эй, ребята! Переправа работает, вам туда», — местные машут нам из огорода. Так и делаем — поворачиваем, а дальше следуем по указателям. Проселочная дорога сменяется на гравийку: камни огромные, подвеске конец… Но ничего не поделаешь — объездной путь через Мозырь займет лишние полдня пути.

У парома аншлаг — из автомобилей выстроилась большая очередь, все ждут зеленый свет. Пять минут — и светофор показывает: можно ехать. Легко перебираемся на другой берег. Оттуда до Турова — каких-то пятнадцать минут. Спешим: надо пересесть в машину Гомельской областной организации Белорусского общества Красного Креста. Служба по подготовке и реагированию на ЧС уже более недели оказывает помощь пострадавшим от воды. Гуманитарную помощь для пострадавшего населения закупили при поддержке Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.

На Полесье вода окружила многие дома.

Запрыгиваю в белый грузовик. Едем по первому адресу в Турове, и специалист Максим Новиков вводит в курс дела:

— Вода окружила многие дома. Людям ни пройти ни проехать. Пострадавших от подтоплений обеспечиваем самым необходимым: продуктами, гигиеническими принадлежностями, посудой, теплыми пледами. Оказываем психосоциальную поддержку, вывозим имущество из затопленных помещений. И самое главное — откачиваем воду.

То ли дом, то ли видение

В сложной ситуации оказалась и пенсионерка Юлия Дедовец. К ее дому пробраться сложно: затоплено все подворье. И даже рыбацкие сапоги тут несильно помогут. Срочно начинаем избавлять двор от воды — та уже просочилась в дом.

Я наблюдаю, Красный Крест работает. Час, второй, пятый — готово! Настроение пенсионерки стало улучшаться по мере спада воды. Юлия Сергеевна ходит вокруг дома и нарадоваться не может: наконец будет как нормальные люди жить, а не в бассейне. Бродим по подворью, ноги утопают в грязи. Но бабушка не расстраивается: это все же лучше, чем вода.

— Смотрите, Жучка хоть из будки вышла и лапки размяла! — гладит довольную собаку. — Животное почти неделю в своем домике сидело — вокруг одна вода была.

Юлия Дедовец с ужасом вспоминает прошлый серьезный паводок: говорит, вода залила дом — поднялась даже выше батареи. Жить там было невозможно. Собрали вещи и уехали к родственникам до лучших времен. Хорошо, в этом году страшные прогнозы не сбылись — жителям Полесья крупно повезло и массовых подтоплений удалось избежать.


Одной старушке помогли, едем дальше. Еще три подворья на улице Базарной вызволили от талой воды — люди наперебой сыпали благодарностями. Бабушки обнимали и благословляли. Прослезилась и пенсионерка из деревни Запесочное — глазам не поверила, что подмога пришла. Ну как «пришла» — грузовик Красного Креста практически «приплыл» в заданное место. Чтобы добраться до нужного дома, пришлось проехать стихийное озеро, и это далось нелегко…

Максим Новиков рулит, и я слышу странное журчание — вода просачивается в салон машины. Давим на газ: нужно срочно выезжать из огромной лужи, пока вся кабина не наполнилась водой. С горем пополам добираемся. Бабушка балансирует на старых досках (это временное крыльцо дома) и старается подойти к нам. Продукты и гигиенические принадлежности от Красного Креста придутся ей как нельзя кстати. Между тем список пострадавших от весенней воды большой и постоянно обновляется. Впереди еще уйма работы.

Два дня на Полесье — и все время бок о бок с водой. Либо река, либо лужи. Для меня это рабочая командировка, для местных — обычная жизнь. Впрочем, и я, и полешуки с нетерпением ждем лето — быстрее бы уже солнце и настоящее тепло!

КОМПЕТЕНТНО

Роман Лабазнов, начальник ГУ «Республиканский центр по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды» Минприроды:

— В начале марта Белгидрометом был составлен прогноз уровней воды весеннего половодья. Максимальные уровни прогнозировались близкими к средним многолетним значениям. Так, в результате прохождения половодья ожидались затопления пойменных земель вдоль русел рек, а также хозяйственных построек в отдельных районах в бассейнах Березины, Днепра, Западной Двины, Немана, Припяти и Сожа.

К настоящему времени уже сформировались максимальные уровни воды весеннего половодья на реках бассейнов Немана, Вилии, Западного Буга и Припяти. Спрогнозированные значения максимальных уровней воды полностью оправдались. На большинстве рек вода находится на пойме. Подтопления паводковыми водами отмечаются в Гомельской, Могилевской и Минской областях, в бассейнах рек Немана, Припяти, Днепра и Сожа.

В настоящее время формирование максимальных уровней воды весеннего половодья продолжается на Березине, Днепре, Западной Двине и Соже. Максимальные уровни воды, как и прогнозировалось, здесь ожидаются близкими к средним многолетним значениям.

ypopko@bk.ru

Фото автора и Гомельской областной организации Белорусского общества Красного Креста.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости