Не день печали

Есть ли будущее у печатных СМИ

В канун профессионального праздника — Дня печати — одна из участниц спор–клуба «СБ» приуныла. Вдруг увидела закат эпохи этой самой печати, взгрустнула и предрекает скорую кончину традиционной прессы, а вместе с ней и уход в небытие классической журналистики. Ее оппонент не склонен впадать в меланхолию и напевая шахринское «Не спеши ты нас хоронить», бодро возражает, будучи уверен, что и под современным рыночным солнцем хватит места и пестрым интернет–страницам, и пахнущим типографской краской газетным полосам. Чью сторону примет читатель? С нетерпением ждем ваших отзывов.

Фото  ВИТАЛИЯ  ГИЛЯ

Предварительные лайки

Не самая у меня приятная миссия, Дмитрий, — пилить сук, на котором сижу. Провозглашать смерть газет. Но я все–таки смело завожу бензопилу — и за дело. Соломку, если ты заметил, нам уже подстелил портал «Беларусь сегодня», совсем не страшно падать в ласковые руки сайта sb.by.

Первое, что убивает газеты сегодня, на мой взгляд, это их нерентабельность, начиная от производства, заканчивая доставкой. Начну с последнего. Мои родители живут в деревне и выписывают газету, в которой дочь работает (а как иначе?) уже много лет. Каждое утро газету им доставляла все эти годы почтальон Полина. На верном двухколесном велосипеде она объезжала 5 деревень подряд в районе — и зимой, и летом. Давила могучим колесом озерных ужей на гравийке, спешила, летела к подписчикам по снегу с толстой сумкой на ремне. Румяная и смелая, неизменно радовала читателей оперативной доставкой. С годами велопробежки ее стали утомлять — все–таки возраст, она вышла на пенсию. Долгое время вопрос доставки газет в каждый деревенский дом оставался настоящей головной болью для районной почты. Стало просто некому подвозить утром к первой чашке парного молока свежую прессу...

Да и незачем. Сын Полины Василий прекрасно освоился в интернете, и я уверена, что мой привет для них они всей семьей сейчас увидят с компьютера на нашем сайте. Увы, навыки чтения газет из поколения в поколение больше не передаются. Я, например, училась поглощать газетные передовицы у отца — он естественно для тех времен выписывал ворох газет, которые мы прочитывали. Не уверена, что твои дети по утрам видят тебя с чашкой кофе и газетой в руках. Ты увлечен либо ноутбуком, планшетом, либо мобильным. Дети — зеркальное отражение — не расстаются со смартфонами соответственно. Что происходит? Полное господство экранной информации. Заметь, даже в современных фильмах или театральных постановках главные герои перестали узнавать информацию из газет — ни одного персонажа с бумажной прессой в руках. Они все с мобильными телефонами.

Газета в этом ряду стала ретроштрихом, отсылкой в некое недалекое прошлое, где мы с тобой были молодыми. Статьи писали гусиным пером на бумаге, в типографии наши тексты выкладывали вручную красивым шрифтом, все гремело, грохотало и клокотало на этом принтовом заводе. Сейчас информация всех изданий нашего холдинга вмещается на одну маленькую флешку. Уходит сама технология печатных СМИ, этот красивый и завораживающий процесс производства. Носители информации стали совершенно другими. Не понимаю, чему ты противишься? Газеты в их бумажном виде вымирают, о чем свидетельствуют падающие подписные тиражи. Если раньше читатель голосовал за наши статьи своей копеечкой, покупая газету в киоске или подписываясь на нее, то сейчас его благоволение принято измерять в лайках, просмотрах и комментариях на портале. Это пока предварительная схема взаиморасчетов, как я понимаю. Пока сами производители информации вынуждены платить за нее, чтобы потрафить потребителю, создать для него яркий, красочный и занятный контент. Чувствуешь, как все встало с ног на голову? Это же самое настоящее восстание масс, о чем предупреждал нас философ Ортега–и–Гассет. Интернет–пользователей и гостей нашего портала надо кружить, как невесту в брачный месяц: не только рассказывать им, как прошло мероприятие, но и показывать, желательно в режиме нон–стоп, все подробности. Где в этой схеме бумажная газета? Нет ее, уходит.

На вдумчивое чтение ежедневных 16 полос современному человеку надо затратить два часа, не меньше. Где их взять? Даже на общение с родными и близкими времени не хватает, на газетных публицистов тратить драгоценные минутки вовсе не представимо. Достаточно беглого скроллинга в Твиттере, чтобы ознакомиться с главной информацией за день, которая сегодня из всех щелей на человека обрушивается беспрерывным вирусным потоком. Ты вот сам меня удивил на днях, когда спросил: «А что, Джигарханян со своей женой помирился?» Я смотрела на тебя молча минуту и понимала, как много ненужной ерунды мы поглощаем из электронных СМИ ежедневно, ежеминутно. Казалось бы, что тебе Виталина Цымбалюк? Что ты ей? Но такова структура момента — медиаконвергентность. Она означает вот что: даже если ты не смотришь телевизор, новость о разводе артиста застигнет тебя врасплох из радио, планшета, телефона или утюга, который в нашем доме тоже скоро станет умным.

«Олдскульной» журналистики в том виде, в котором мы к ней привыкли, уже давно нет. Каждый человек, способный снять коротенькое видео и выложить его в сеть с нехитрым комментарием, уже вправе считать себя репортером и становится, кстати, гораздо более популярным, чем иные золотые перья из бумажных газет. Надеюсь, я тебя не напугала. Еще лет 15, аккурат до твоей пенсии, мы будем потихоньку адаптироваться. Не все, к счастью, хотят и умеют с экрана читать новости. Была свидетелем трогательной сцены вчера в «Академкниге», пенсионер пришел к продавцу с вырезкой «Книжного навигатора» — это рубрика нашего обозревателя Рублевской — и попросил книгу о Роберте Рождественском, которую Людмила недавно в газете рецензировала. Вот благодаря таким преданным читателям наш полный исход в электронные СМИ будет мягким, но неизбежным. Смирись.

Виктория ПОПОВА

viki@sb.by


Приятного петита

Тебе, Виктория, впору пересмотреть кино «Москва слезам не верит». Те моменты, где один из героев пророчит, что лет через 20 ничего не будет — ни театра, ни кино, ни книг, ни газет. А будет одно сплошное телевидение. Причем произносит этот монолог один в один дважды, с разницей во времени в четверть века. А телевидение этим одним сплошным так и не стало. Как не стало и сейчас, когда прошло еще почти 40 лет с момента выхода фильма.

Да, технологии наступают. С этим не поспоришь. Но наступают они не только на газеты и журналы. На все печатные носители информации. Признаюсь, я и сам книги чаще читаю в электронном варианте, нежели в традиционном. Но время от времени все же люблю пошуршать живыми страницами. И не один я такой. В эпоху глобальной оцифровки всего и вся, когда любую информацию запросто отыскать в сети, посетителей библиотек особенно не убавляется. Ты в этом легко убедишься, заглянув не только в Национальную библиотеку, но и, например, в филиал «Гоголевки» на Лобанка, в одном здании с гастрономом, в который ты частенько заглядываешь по дороге с работы. И заметь: посетители — не седовласые старцы–профессора, а в большинстве своем студенты и молодые ученые, а в районе еще и школьники. Они–то, дети гаджетов, что забыли на пыльных книжных стеллажах?

Наступают технологии и на искусство. Наверное, нет сегодня уважающего себя музея, чьей цифровой экспозиции не было бы в сети. Но посетитель по–прежнему идет и в Лувр, и в Эрмитаж, и в «Третьяковку», и в наш Национальный художественный. При том, что в интернете запросто отыщется запись практически любого спектакля, не говоря уже о фильмах, не пустуют ни театральные залы, ни кинотеатры. И вот глядя на стойкость традиционных, или, как ты говоришь, «олдскульных» элементов, украшения нашей современной жизни, я никак не могу разделить твое, Виктория, пророчество скорой смерти газет, а уж традиционной журналистики — подавно.

Нет смысла отрицать, что идет трансформация медийного поля. В интернете сегодня встречается и перемешивается как печатная журналистика, так и телевизионная. Но это отнюдь не значит, что пора выкидывать телевизор. Да, многие из нас, я в том числе, отвыкли от газет за чашкой утреннего кофе. Обычное дело — открыть ноутбук или потапать телефон и пробежаться по свежим новостям. Но и у газетных киосков на остановках общественного транспорта каждый день по утрам очереди из нескольких человек за свежей прессой. Есть и у этого продукта свой потребитель.

Конечно, печатное производство трудоемкое, затратное. Чистая экономика диктует необходимость газетам и журналам перехода в сеть. Но все же дозированного. Абсолютной и окончательной миграции не произойдет никогда. Потому, что и ты, Вика, скучая во время перелета из пункта А в пункт Б, обязательно купишь как минимум одно из предложенных стюардессой изданий, а скорее даже несколько. Или, приезжая в другую страну, признайся, никогда не проходишь мимо газетного киоска. Хотя бы потому, что тебе просто интересно, как живут, работают, чем дышат здешние коллеги. Таких, как ты, потребителей печатного слова немало. Мотивация у каждого своя. И эта категория читателей никуда не денется. Разумеется, сокращение тиражей печатных СМИ неизбежно. Но все же никак не полное их исчезновение. Пусть рыночная ниша их и сужается, но как таковая она будет всегда.

А еще, Виктория, я бы попросил тебя не смешивать понятия блогерства и журналистики. Доставить информацию и произвести информационный продукт — очень разные виды деятельности. Можно стоять на стадионе и стримить в соцсети матч, снимая на телефон. А лучше, расставив камеры на множестве точек, профессионально режиссируя, вести трансляцию и передавать зрителю драматургию игры. Можно, случайно проезжая мимо, твиттнуть о вдруг увиденном: на улице такой–то ДТП. А лучше взять комментарии у компетентных служб, пообщаться со свидетелями и написать полноценный репортаж. Ощущаешь разницу между блогерством и профессиональной журналистикой? Так вот она вне зависимости от того, на какой носитель работает — печатный или электронный, сама по себе остается востребованной в любом случае. И если пресса перетекает в сеть, а бумага становится не основной платформой, а дополнительным элементом, это далеко не значит, что вдруг исчезнет профессия репортера или обозревателя.

Так что, Вика, не переживай, никакой сук ты под собой не пилишь. Просто естественным образом пересаживаешься на новый, который вырос рядом и окреп. И пересаживаешься именно для того, чтобы и старый не обломался. Если бы ты упорствовала и полагалась бы только на него, безусловно, рано или поздно рухнула бы с дерева. А так его крона становится даже богаче и изящнее.

Дмитрий КРЯТ

kryat@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости