Наука для дипломатии и дипломатия для науки

В начале октября Национальная академия наук Беларуси и Министерство иностранных дел подписали соглашение о сотрудничестве. Документ предусматривает усиление взаимодействия в области анализа международных отношений и повышения конкурентоспособности и эффективной интеграции белорусской экономики в мировую систему.

2017 год объявлен в стране Годом науки. Так совпало, что в этом году отмечается 25–летие установления независимой и суверенной Беларусью дипломатических отношений с целым рядом зарубежных государств. За этот четвертьвековой период межгосударственных отношений зародилось новое направление дипломатии и внешней политики — научная дипломатия.

В 2013 году во французском МИД подготовили доклад «Научная дипломатия для Франции», где перечислены причины растущего интереса современных государств к научной составляющей внешней политики. Среди них — глобализация, новые экономические и общепланетарные проблемы, такие как нехватка питьевой воды, ограниченный доступ к энергии, природные и социальные катастрофы, терроризм. С одной стороны, ученых нужно заинтересовать заниматься этими проблемами вместе с дипломатами, с другой — именно научные кадры могут помочь международным переговорщикам разобраться в общемировых процессах. По мнению ректора Московского государственного института международных отношений МИД России академика РАН Анатолия Торкунова, непростая обстановка в мире усугубляется еще и тем, что международные отношения сталкиваются с повсеместным взаимным непониманием и недоверием. В этой связи традиционная дипломатия привлекает профессиональных ученых, в том числе и уровня Чрезвычайных и Полномочных Послов, которым проще найти общий язык. Им характерна определенная «нейтральность», как говорил Антон Чехов: «Национальной науки нет, как нет национальной таблицы умножения». Интересна, хотя, на мой взгляд, и небезупречна точка зрения главного научного сотрудника МИД Великобритании профессора Робина Граймса, что «если вы сотрудничаете исключительно со своими единомышленниками, то каждый раз вы будете приходить к одним и тем же решениям. Для того чтобы находить новые интересные решения, необходимо обсуждать проблемы с людьми с иной образовательной базой, подготовкой и взглядами».

Французский профессор и дипломат Пьер Бруно Руффини в 2017 году опубликовал книгу «Наука и дипломатия. Новая составляющая международных отношений». Между наукой и дипломатией, по мнению Руффини, есть много точек соприкосновения и пересечения. Дипломаты заинтересованы в ключевой ценности науки — универсальности знаний — и могут способствовать деятельности ученых. В истории есть масса примеров, когда вопросы науки выходили на уровень дипломатических отношений, а иногда выступали их катализатором. С другой стороны, дипломаты нередко стимулировали кооперацию стран в сфере исследований, науки и технологий. В качестве примеров — Большой адронный коллайдер, ЦЕРН, Международный экспериментальный термоядерный реактор, межправительственные рабочие группы экспертов по изменению климата, другим глобальным вызовам современности.

Наука — это один из элементов внешней политики стран, фактор «мягкой силы», поскольку способствует достижению результатов, важных для дипломатии. В рейтинге «мягкой силы», по мнению профессора Руффини, наука занимает первое место, оставляя позади другие формы культурного влияния в конкуренции за «сердца и умы».

Развитие научной дипломатии влияет и на изменение в структуре внешнеполитических ведомств. Первыми учредили должность атташе по науке Великобритания и США. Сегодня по количеству научных атташе лидирует Франция, за ней следуют Китай, США, Великобритания, Канада, Япония.

Безусловно, к приоритетам научной дипломатии относится и улучшение имиджа государства через продвижение технологических разработок и услуг. При этом все чаще требуется «увязка» сотрудничества в сфере высшего образования с научными исследованиями. Вместо традиционной подготовки научных и преподавательских элит для иностранных государств ведущие страны мира организовывают совместные научные исследования и инновационные производства в научно–образовательных кластерах и сетевых университетах академий наук России, Китая, Вьетнама. Тем более что ученые развивающихся стран составляют уже 38% всех ученых мира, причем каждый пятый — подданный Поднебесной. Научная дипломатия должна активнее задействовать молодых специалистов. По себе знаю, начинающим ученым очень важно знакомиться друг с другом и устанавливать личные доверительные связи во время различных мероприятий, включая предстоящий международный форум в НАН Беларуси «Молодежь в науке–2.0’17».

Игорь ГАНЧЕРЕНОК,
доктор физико–математических наук,
профессор, ректор Института подготовки научных кадров НАН Беларуси.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Павел ЧУЙКО
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?