Народная газета

На углу Крещатика и Прорезной

Послесловие к международному конкурсу песни «Евровидение-2017» в Киеве

Не так страшно “Евровидение”, как его малюют, скажу я вам, проведя три дня в Киеве и увидев конкурс изнутри. Где-то за бортом впечатлений остаются безобразная выходка киевского пранкера Виталия Седюка во время выступления певицы Джамалы, легкое разочарование от 17-го итогового места нашей группы NAVIBAND (эмоциональный пик радости: вечер 11 мая, когда стало известно, что наш дуэт прошел в финал). И много еще чего проходного, заурядного, не заслуживающего внимания.

В памяти остаются 26 номеров финала, блестящее шоу, которое проходило в Международном выставочном центре. Запоминается радостный гул многотысячного зала. Взрослые, которые ведут себя как дети в очереди за стаканчиком пепси или размахивающие копией хрустального микрофона в фотозоне. Дети, ведущие себя как взрослые: “Когда мы пойдем в зал?..”

“Кто где, а я на “Евровидении!” — написано на табличке, с которой может сфотографироваться любой желающий. Много ли надо человеку для счастья? Свободный вечер в теплой компании и хороший концерт. И пусть погода не радовала, киевляне и гости конкурса не обращали на это внимания. От всех улыбок вокруг становилось как-то светлее. Все дни бурлил центр города, в водоворот цветущих каштанов увлекал Крещатик, где работала Евродеревня (Eurovision Village) с огромными экранами и сценой.

С чьей-то легкой руки “Евровидение” небрежно называют “конкурсом для домохозяек”. Мол, только они и смотрят это шоу... Но все-таки почему-то из года в год мы участвуем в нем — неужели стремимся доказать свою творческую состоятельность только перед домохозяйками? “Евровидение” — единственный конкурс, который вот уже 63 года удерживает высокие рейтинги. Почему? Потому что прежде всего это шоу делают профессионалы. Конечный продукт получается веселым, качественным, без натуги. 26 финальных номеров — и ни одного повтора в их режиссуре.

От иных просто дух захватывало. Не мешало бы поприсутствовать в Киеве и нашим артистам и режиссерам, чтобы увидеть, куда идет развитие сценических технологий, как развиваются поп-эстрада, режиссура массовых праздников и мероприятий. А то порой складывается такое впечатление, что у нас этот жанр навеки “заморожен” в каком-то своем каноне.

В этом году на “Евровидении” было все: от совершенно камерных историй (одну из них представил победитель этого года португалец Сальвадор Собраль) до настоящих экзотических мини-спектаклей. Такой номер, например, представила участница из Армении Арцвик Арутюнян. Увы, ее не оценили — только 18-е место. Зато задорный номер из Молдовы, совершенно не отягощенный, как говорится, интеллектом, на почетном третьем месте.

Думаю, не места и призы важны. Сегодня конкурс совершенно естественным путем влился в интернет, в соцсети и блоги. Органично перешел в интернет-реальность. Какие горячие споры сопровождали каждого конкурсанта только в белорусском сегменте Фейсбука! Все норовят вставить свои пять копеек, дать оценку, высказать замечания. Иногда от всего этого разброса оценок вспоминался “Золотой теленок” и слова Паниковского: “Раньше я платил городовому на углу Крещатика и Прорезной пять рублей в месяц, и меня никто не трогал... Фамилия ему была Небаба, Семен Васильевич... Он теперь музыкальный критик”. Но даже в том, что своими страстями “Евровидение” будит фантазию у людей, которым сказать особенно нечего, можно увидеть положительный момент. Значит, смотрят, стараются вникнуть, понять состояние дел в музыкальной массовой культуре. И все не так уж плачевно, как кому-то может показаться.

pepel@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?