На дне

Жена алкоголика — жертва или соучастница?

“Я притягиваю пьющих мужчин. Отец, старший брат, младший. Потом парень, с которым встречалась до того, как он ушел в армию. Затем будущий муж. 

Теперь к этой шеренге присоединился единственный сын. Иногда мне кажется, что этот запах — дешевых плодово-ягодных вин и водки — окутывает меня, и я начинаю задыхаться. Я выливала спиртное в раковину, а муж за это кулаком разбивал мне лицо. Я прятала деньги, которые зарабатывала сама, чтобы он не нашел их и не купил очередную бутылку, а в ответ мне несколько раз ломали руку, крушили все в квартире. И вот в один из дней я просто села за один стол с моими ребятами и опрокинула в себя первую рюмку. Просто чтобы забыться...”

pbs.twimg.com

Альбине даже не надо задавать вопросов — поток ее откровений не прекращается ни на минуту. В свои 46 женщине и поговорить-то особо не с кем: мать умерла много лет назад, отравившись в деревне самогонкой, отец скончался от цирроза печени, один из братьев мотает срок в российской тюрьме, с мужем и сыном все беседы давно свелись к тостам и взаимным претензиям. А подруг толковых так и не нажила — были годы, когда все свободное время посвящала работе, зарабатывала приличные деньги для семьи, верила, что от них многое зависит. Увы. Почти все сбережения ушли в итоге на “завязки”, платные реабилитационные центры, на покупку дорогих лекарств.

После серьезных конфликтов с мужем Альбина не раз уже скрывалась в кризисном центре. Но всегда потом возвращалась в семью:

— Нет, я не стала алкоголичкой в прямом понимании этого слова, но, знаете, выпиваю иногда. Даже одна могу, перед сном. Чтобы меньше думалось и лучше спалось. С мужиками своими тоже за стол сажусь — а что делать? Надоело быть трезвой, когда кругом все пьяные. Говорила я Витьке: не пей, о сыне подумай! Ведь все у нас было — и в город перебрались, и квартира хорошая досталась, и работали оба. Но он маленького Даника приучал допивать за собой то пиво, то вино. Так ребенок и до водки дошел к 15 годам...

История Альбины — очередной невеселый пример того, как можно загубить свою жизнь, стремясь помочь ближнему против его воли. О том, что Виктор — алкоголик, она узнала вскоре после того, как вышла за него замуж. Но у 20-летней девушки даже мысли не возникло подать на развод: с чего бы?

— Да у нас в деревне все мужики пьют, это ведь не повод семью рушить! — убеждает меня Альбина. — Нужно просто контролировать как-то. Меньше денег давать. Договориться с продавщицами  в магазине, чтобы, чуть что, сигнализировали. Да и вообще — построже с мужем быть. Не распускать.

Незамысловатые Альбинины правила счастливого супружества, возможно, работали в пределах одного села. Но в большом городе, куда семья перебралась после рождения Даника, все пошло под откос:

— Я начала хорошо зарабатывать. Вообще гордостью родителей была: сыновья у них как-то не получились, а я районную школу с медалью окончила, в вузе отучилась, потом однокурсница предложила мне хорошее место в небольшой фирме, служебную квартиру с возможностью выкупа. Казалось, жизнь налаживается. Я и Вите работу нашла — у него руки из нужного места растут, пошел на стройку, дорос до прораба, подрабатывал, делая ремонты в квартирах. И почти каждый день, придя домой, приносил бутылку, распивал ее — то один, то с приятелями. Пьянел быстро, я его спать уложу, дружков его из квартиры повыгоняю — и вроде как нормально все. Но дальше — больше. Он без спиртного уже не мог даже утром: “Аля, дай на “опохмелочку”, ну что ты как неродная?” — я это слышала ежедневно, собираясь на работу. Иногда протягивала деньги, чтобы не ныл. Иногда рявкала в ответ, он мог и матом обозвать, и за волосы оттягать. Терпела. Я его всю жизнь любила и сейчас люблю. Неудалый он у меня какой-то, но — свой. Я даже в детстве сломанные игрушки не выбрасывала, всегда старалась починить, залатать, приделать. А тут — муж.

Я  ведь честно пыталась его лечить. Кодировала раз пять. Волоком тащила к наркологу. Он все равно срывался. Не до работы стало, когда я на планерке в фирме, а мне из милиции звонят: вашего, мол, алкаша опять на улице в невменяемом состоянии и в луже блевотины нашли. Со стройки Витю уволили за прогулы, остались только частные заказы. Я знала, что прямо с утра в нашу квартиру тягаются его собутыльники. Только жена за порог — эти уже под окнами трутся. Даник, школьник, жил среди такой атмосферы. Ему уроки делать — а пятеро пьяных дядек во всю мочь на кухне орут “Комбат”...

Альбина признается: по сравнению с ее отцом и дедом Виктор долгое время был “тихим алкоголиком”: никого не тиранил, с ножиком по квартире до поры до времени за женой не гонялся. В общем, жить было можно. До одного случая: повздорив с заказчиком на объекте, Виктор, будучи в приятном для него подпитии, решил по-своему проучить вздорного хозяина квартиры и расколотил все, что тому не понравилось, — установленные пластиковые окна, сконструированный компьютерный столик, мини-бар на кухне... Отделался “административкой” и огромным штрафом, который почти полностью пришлось выплачивать с шести тогда еще хороших зарплат Альбины.

— Слова ему обидного не сказала, только выла как зверь: куда мои деньги уходят! А он в тот вечер меня впервые избил. Так и ходила потом без двух передних зубов полгода, пока долг не погасили. Витю как сорвало — на Даника стал с кулаками набрасываться. Нет, не сильно бил, пару раз только стукнет. Но все равно страшно. Меня вообще метелил — я из-за этого с работы потом ушла: как на фирме с синяками, со сломанным носом ходить? Да и контролировать мужа надо было, чтобы хотя бы днем не квасил. Устроилась в жэс диспетчером, благо рядом с домом. Конечно, в деньгах потеряла. Тяжелее всего пришлось сыну — у него выпускной класс, ему и шмоток новых хочется, и мобильник приличный, и карманных побольше. А доходы-то — тю-тю. Когда весь его класс отправился на зимних каникулах в Питер, а Даник единственный остался в Минске, потому что у нас просто не было денег на этот тур, сын впервые тяпнул вместе с отцом. Еще сказал мне: “Ты, мам, какая-то блаженная. То ли слишком мудрая, то ли дура. Я так жить, как ты, не хочу и не буду!” То есть он предпочел жить, как его отец?
alcogolic.com

Нет, он не спился. Но пьет. Ему сейчас 23 года. Отслужил в армии, вернулся, работал на рынке, что-то там не срослось. Сейчас автомехаником устроился. У него своя компания, он редко бывает дома. Но когда приходит — почти всегда навеселе. Пробовала ли я поговорить с ним, вразумить? Ну он ведь не совсем уже конченый человек, у него жизнь только начинается. Да и какой он алкоголик — так все пьют, как он. Ему бы жену хорошую, вот как я у Вити: всегда рядом — и в горе и в радости...

Психолог Елена Ольшина, которая знает Альбину не первый год, объясняет, что такое восприятие жизни и такая модель поведения — обычное дело для жен алкоголиков:

— Женщины, выросшие в семье, где пили отец или мать, как правило, имеют крайне низкую самооценку, у них нет самоуважения и они не ждут от жизни каких-то глобальных перемен, приятных сюрпризов и подарков. Неосознанно такие девушки выбирают проблемных, а часто и откровенно непутевых мужей — алкоголиков, неудачников, попавших в тюрьму, непризнанных гениев, неоднократно разведенных. Уж такой не бросит, рассуждают они. И, к слову, часто ошибаются. Недостатки мужей они видят, но иногда это на руку. Из недостатков можно черпать доказательства своей ценности: “Я лучше его, я не напиваюсь”. Что, как мы видим на примере Альбины, тоже не всегда верно: женский алкоголизм — штука весьма опасная, предпосылок для его возникновения масса, и когда жена не один десяток лет выхаживает мужа-пьяницу, у нее тоже могут сдать нервы.

Альбина вроде бы говорит правильные слова: о вере в семью, о заботе, о том, что над любыми отношениями необходимо работать. Но алкоголизм — это болезнь, которая может быть излечена только в том случае, если такое желание есть у пациента. Подчеркну: не у его близких — этого недостаточно! — а у самого алкоголика. В случае с Виктором такого желания не наблюдалось ни в молодости, ни сейчас. Прежде чем делать что-либо за другого, а не для другого, спросите себя: чья это проблема? Если это проблема другого, пусть и близкого вам человека, то не спешите взваливать ее на свои хрупкие плечи. Да, быть вместе в горе и в радости — хорошо, но кто знает, как сложилась бы жизнь Альбины и ее сына, если бы она еще до того, как к рюмке пристрастился Даник, приняла решение оставить непутевого мужа? Мне кажется, в этом случае появился бы шанс спасти мальчика от угрозы повторения судьбы отца. А это уже немало.

Пять сценариев жизни с пьющим мужем

“Я тебя спасу!”. “Подсевшего” на рюмку супруга такая жена окружит вниманием и заботой. Излюбленный ее довод — “Без меня он пропадет”. Если муж пьян, жена вызволяет его из компании собутыльников, отпаивает рассольчиком, если он потерял работу — тянет на себе всю семью, если только вышел из клиники — встречает навязчивой жалостью, невольно провоцируя его очередной алкогольный срыв. Психологи в один голос уверяют: подгребая за алкоголиком, решая его проблемы, такая женщина делает ему медвежью услугу, поскольку отучает его от ответственности за свою жизнь, парализует его волю.

“Ты во всем виноват!”. Под таким девизом живут с пьющими мужьями жены-агрессоры. Все проблемы в таких семьях решаются скандалами. Впрочем, не исключено и использование “холодного оружия”: демонстративного молчания, открытых насмешек, злой иронии. Обычно супруги таких жен предпочитают искать мира при помощи лжи или “тихого” саботажа. Как ни странно это прозвучит, но существующее положение с большего устраивает обе стороны: муж потакает своим прихотям, а жена находит свой смысл жизни в постоянном контроле и проверках.

“Что поделаешь? Придется терпеть”. Классика бытового жанра: жена-фаталистка оправдывает ситуацию, в которой оказалась, тем, что “так многие живут”. Вариант похуже — считает, что “сама виновата” в том, что муж пьет. Она безропотно сносит его выходки, а он в ответ распоясывается еще больше: зачем исправляться, если жена все стерпит? Такое самопожертвование сродни саморазрушению. Забывая о себе, о своих нуждах и чувствах, положив жизнь на алтарь алкоголизма супруга, молчаливые страдалицы нередко “уходят” в тяжелую болезнь или... в итоге составляют компанию мужу-пьянице.

“Ничего не вижу, ничего не слышу”. В семье повесившегося — ни слова о веревке. Так и в подобных семьях алкоголиков жены предпочитают даже шепотом не признавать, что мужья серьезно больны. Они отправляют их в клинику, а потом, встречая дома, покупают бутылочку, чтобы отметить радостное событие. И становятся прямыми соучастницами преступления против здоровья, морали и логики.

“Выпьем вместе! Тебе хоть меньше достанется...”. Самый деструктивный из перечисленных вариантов. Жена идет на это вроде бы из искреннего желания уменьшить дозу для мужа, но в итоге быстро спивается сама.
invictory.org

Что делать?

• Признайте свою беспомощность в борьбе с пьянством мужа;

• осознайте, что алкоголизм — это не норма жизни, а болезнь;

• начните думать о себе, признайте за собой ответственность за собственную жизнь и свой выбор в жизни;

• за поддержкой, помощью обращайтесь к специалистам — психологам, наркологам, в кризисные комнаты и центры;

• не испытывайте вины, ненависти, стыда и прочих негативных чувств;

• поднимите свою самооценку, поставьте цель и стремитесь к ее достижению;

• развивайтесь, ищите новых друзей, интересы, увлечения в жизни.

konopelko@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости