«Люблю, когда люди смеются. Душой…»

В ТЕ ДНИ, когда Надежда Васильевна КИСЕЛЕВА трудилась не по специальности (было такое время), она с уверенностью говорила знакомым: «Если буду работать в Доме культуры, вы придете ко мне в театр играть!» И как напророчила. Так, благодаря ее наметанному глазу, на подмостках народного театра играли даже майор и полковник, с ее легкой руки стали артистами бухгалтеры и повара, домработницы и учителя музыкальной школы, студенты… Когда Надежда Васильевна шла по Березе и ей вдруг приглянулся прохожий, то подходила к нему и заводила разговор: «Добрый день! Я — Надежда Васильевна Киселева. Руковожу народным театром. Ходите ли вы на наши спектакли? Хотели бы играть на сцене? Чем занимаетесь в жизни? Чем увлекаетесь?» Приглашала на репетиции. После беседы новый знакомый обещал Надежде Васильевне: «Если мне покажется, что в вашем коллективе интересно, то я останусь». Позже приходил разок-другой на репетиции, сидел в уголочке в зрительном зале. Присматривался. Влюблялся в сцену. И, в конце концов, сообщал Надежде Васильевне: «Я готов играть!»

Как Надежда Киселева создавала народный театр в Березовском районе, и почему не прогнал ее из МХАТа Олег Ефремов

В ТЕ ДНИ, когда Надежда Васильевна КИСЕЛЕВА трудилась не по специальности (было такое время), она с уверенностью говорила знакомым: «Если буду работать в Доме культуры, вы придете ко мне в театр играть!» И как напророчила. Так, благодаря ее наметанному глазу, на подмостках народного театра играли даже майор и полковник, с ее легкой руки стали артистами бухгалтеры и повара, домработницы и учителя музыкальной школы, студенты… Когда Надежда Васильевна шла по Березе и ей вдруг приглянулся прохожий, то подходила к нему и заводила разговор: «Добрый день! Я — Надежда Васильевна Киселева. Руковожу народным театром. Ходите ли вы на наши спектакли? Хотели бы играть на сцене? Чем занимаетесь в жизни? Чем увлекаетесь?» Приглашала на репетиции. После беседы новый знакомый обещал Надежде Васильевне: «Если мне покажется, что в вашем коллективе интересно, то я останусь». Позже приходил разок-другой на репетиции, сидел в уголочке в зрительном зале. Присматривался. Влюблялся в сцену. И, в конце концов, сообщал Надежде Васильевне: «Я готов играть!»

Ставить спектакли можно и на кухне

— И у меня такое чутье было на потенциальных актеров! — улыбается Надежда Киселева. А ведь не было у нее за плечами театрального образования.

Из родных мест — Кормы — она уехала в 17 лет. Поступила в музыкально-педагогическое училище в Гомеле. Когда отучилась, судьба забросила в живописные места — на Житковщину. Там работала и играла в народном театре. А когда вышла замуж за офицера, переехала в удивительный город на Ясельде с богатой историей — Березу, но театра в нем не оказалось. Надежде Васильевне так захотелось, чтобы он появился. И она не сидела сложа руки. Как говорят, старалась «построить» театр. Летописная его история началась с драматического коллектива при ГДК, которому через несколько лет присвоили звание народного театра. Надежда Васильевна была его режиссером, отдала своему детищу 17 лет. Всколыхнула Березовский, Дрогичинский, Пружанский, Ивацевичский районы… Не было ни громкой рекламы, ни богатых спонсоров, о театре узнавали благодаря «сарафанному» радио.

— Самый дорогой для меня спектакль, который поставила? Григория Марчука «Цвярозы дзень Сцяпана Крываручкі». Благодаря этой постановке мы и получили звание народного театра… Я всю жизнь занимаюсь  любимым  делом. А начинала совсем девчонкой, — вспоминает Надежда Киселева. — Наши постановки  много раз занимали места на фестивалях, но я за наградами не гналась. Хотелось, чтобы человек действительно стал лучше, когда посмотрит наш спектакль.

— Ваш труд — яркий пример того, как можно найти артистов, зрителя, создать достойный спектакль в глубинке. Для этого вовсе  не обязательно иметь столичные условия?

— Вы правы.  И на кухне можно сыграть… А в народном театре у меня насчитывалось двадцать восемь артистов разного возраста. Ставили мы разные спектакли. Первый посвящался 40-летию Победы, назывался «Окно в жизнь». Великолепная постановка. Военная тематика мне всегда дорога, потому что отец воевал. Святая тема, на которую мы поставили много спектаклей. Вообще, всегда попадали в десятку. Что происходило в стране, старалась показать на сцене. Ведь театр — зеркало души. Хотелось, чтобы каждый человек пришел  и увидел себя хотя бы в маленькой роли: «А кто я? Кого я играю в этом спектакле, а кого — в жизни?» Чтобы примерил к себе эту, другую роль...

В нашем театре мы ставили и классику: «Медведь», «Предложение» Чехова. А также пьесы Олега Данилова «Мы идем смотреть Чапаева», Михаила Задорнова «Последняя попытка, или Продаю мужа», Владимира Попова «Дорогой подарок» и  другие. Примерно 34 спектакля поставила за все время… Очень люблю современную драматургию. Ставила то, что мне по духу ближе, что по времени совпадает… Помню, мы ждали ребят, которые ушли из театра и воевали в Афганистане. Слава Богу, они вернулись живыми. Поставили тогда «Возвращение афганца… (И пришел солдат…)». Одним словом, играли то, что будоражило людей.

В Березовском районе, в Сельце, родился и жил известный драматург Николай Ореховский. Он — автор пьес «Накануне», «Машека», «Ку-ку», ставших событием в театральной жизни нашей страны. Благодаря Николаю Александровичу Надежда Васильевна встретилась с Алексеем Дударевым.

— С Алексеем Ануфриевичем познакомилась у Ореховского. Алексей Дударев всегда поднимал пласты исторических пьес. Он как-то сказал, что ему интересен Николай Александрович как конкурент... Было видно, что Дударев больше любит народные театры, чем профессиональные. Потому что в народных играют душой и сердцем. А в профессиональных мастерство на первом месте… К слову, хотелось бы, чтобы наш театр носил имя Николая Ореховского. И улицу назвали в его честь. Между прочим, когда наши дети поступают в Академию искусств или Университет культуры, всегда на экзамене есть вопрос про творчество Николая Ореховского.

Москва театральная и Олег Ефремов

Однажды Надежде Киселевой повезло. Ее отправили в Москву.

— Это были последние курсы для режиссеров народных театров всесоюзного значения. Длились целых тридцать дней. А у меня — маленький сын. Но я фанатка театра,  мне хотелось  больше знать, учиться, постигать… Ездила на всевозможные курсы. Была я такая худенькая, маленькая, скромная, застенчивая. Но своего могла добиться. Так, в Москве ходила к хорошим режиссерам, просила: «Хочу у вас посидеть на репетиции». Так попала к Олегу Николаевичу Ефремову. Тогда во МХАТе репетировали «Серебряную свадьбу». И я сказала: «Я из Бреста, разрешите мне поприсутствовать».

К слову, профессиональные режиссеры не очень любят, когда чужие на репетиции, но Надежду Киселеву не прогнали…

— Я многому научилась у Ефремова. Мне повезло, была у него на вечерних и  утренних репетициях. Сколько я увидела знаменитостей! Хазанова, Шакурова, Гундареву. Домой привезла полный пакет театральных программ. Ничего в поездке не видела, а только театральную Москву. Все деньги растратила на спектакли. А когда после поездки мы встретились с приятелем, который родился в Москве, то не он мне, а я ему рассказывала, на какой улице какой театр находится. Кто в нем режиссер. Какие актеры там работают.  Я так «насытилась» театром в Москве! И поняла для себя следующее: чем человек умнее, значимее, тем он более доступен, скромен. А какие были встречи с известными артистами, режиссерами! Им так нравилось общаться с людьми из народных театров. Потому что мы — поставщики зрителя. Если мы в провинциальных городках научимся готовить зрителя театра, то и у профессиональных театров будет зритель.

Взгляд не из партера

— Надежда Васильевна, а вы сами играли в своем театре?

— В первом спектакле «Окно в жизнь». Было интересно играть. Я полагала, что «изнутри» я, как режиссер, что-то смогу поправить. Переставлю, помогу, поддержу. Потому что это был первый спектакль — люди еще только-только знакомились с театральным творчеством.

Помню, Алла Павловна Лапотко играла доктора, она несла своему мужу лекарства, руки тряслись. Лекарство прыгало. Мне хотелось обнять ее, погладить. Помочь. Потому что  любители все, не профессионалы. Поэтому играла сама. А потом поняла, что я  не очень хорошая актриса. Хотя говорят, что все режиссеры могут быть актерами, я с этим не согласна.

У меня больше получалось быть режиссером. Я — женщина волевая. Если берусь за дело, то должна его делать хорошо, качественно. Хотя в непрофессиональном театре режиссер делает все. Занимается музыкой, оформлением, декорациями, костюмами. Все надо продумать… Так что у меня была роль только в одном спектакле. Да и было много желающих играть на сцене. Иногда даже по два человека на роль. Но люди всегда чувствовали, кто  лучше! И более слабый сам уходил...

В нашем театре все были единомышленниками. Мы проводили творческие вечера, когда театру исполнялось пять, десять лет. А все наши спектакли записаны на DVD-дисках. Все рекламки и афиши сохранились.

Только сойдет снег – купаться!

Человек творческий, Надежда Киселева дружила и со спортом. Долго бегала по утрам — километра три в одну сторону и обратно.

— Директор школы бегал, и я за ним вслед. Он начинал купаться, когда только-только сойдет снег. Меня приучил ходить по воде… Очень любила волейбол, просто обожала. В детстве играла в футбол с мальчиками и девочками. За лето рвала, наверное, три спортивных костюма. Когда ездила по санаториям, играла в большой теннис. С детьми играю в шахматы. В шашки люблю, обыгрываю всех ребят (сегодня Надежда Васильевна — руководитель детского образцового драматического коллектива «Чародеи» при Детско-юношеском спортивно-эстетическом центре. — Авт.). Даже теперь с детьми выхожу на спортивную площадку, они смеются, довольны, а я бегаю с ними, когда они играют в футбол. И даже иногда пасую мяч. Мне это доставляет большую радость и удовольствие. А вообще, я люблю, когда люди смеются. Именно душой. И очень смешу своих детей.

Со своими «Чародеями» она ездит по Березовскому району. Старается, чтобы театральным творчеством не были обделены сельские ученики.

— Мы должны жить на свете во имя любви. Без нее ничего не бывает. И на кухне без любви невкусно, и дома уюта нет. Люди сегодня очень мало разговаривают с природой, с детьми. Духовного общения нет. А мне повезло. У меня был коллектив большой, разноплановый… Я уже десять лет без народного театра. Но его актеры — частые гости у меня дома. Если кто-то из них болеет, я всегда с ними. Если надо кого-то поддержать в тяжелую минуту, я это сделаю. Это однозначно моя семья — все те, кто проработал со мною в народном театре семнадцать лет. Это мои родственники.

В общем, театральная деятельность Надежды Киселевой связывает не одно поколение детей и взрослых. У некоторых ребят бабушки и мамы занимались театральным творчеством вместе с Надеждой Васильевной. И даже прабабушки!

…А в маленьком театральном зале на 60 мест, где играют девочки и мальчики из детского образцового драматического коллектива «Чародеи», ожидается очередная премьера спектакля. Надежда Васильевна и ее юные актеры готовятся показать «Летающий башмак» — известную пьесу Ирины Батюк на тему взаимоотношений детей и учителей. Премьера намечена на декабрь.

Вера ГНИЛОЗУБ, «БН»

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости