Минск
+6 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Ведущий «Новостей» и «Панорамы» Сергей Луговский в кадре и без галстука

Луговский вас удивит

Сергей Луговский, лицо новостных программ на «Беларусь 1» и «Беларусь 24», в кадре и за пределами телевизионной студии — настолько два разных человека, что опознать в одном другого можно разве только по голосу. Да и голос этого ведущего «Новостей», «Панорамы», других проектов белорусского информационного эфира — величина изменчивая. Как, пожалуй, у любого профессионального актера. Впрочем, дело тут, скорее, в другом.



— В повседневной жизни костюм не нужен, а с учетом двоих детей, восьми и двух лет, это еще и непрактично, — Сергей, встретивший нас в коридорах Белтелерадиокомпании, оказался совсем не похожим на свой экранный образ «всегда при галстуке», к которому мы привыкли в эфире. Джинсы, облегающий джемпер, не скрывающий рельефной мускулатуры. «Луговский вас удивит»,  — пообещали его коллеги. Так и вышло. С первой же минуты нашего разговора.

 — Не тот у меня характер, — улыбается ведущий. — Я за свободную форму одежды, чтобы, если понадобится, можно было сделать что‑то руками. Поскольку большую часть жизни я провожу за городом…

— Давайте угадаю — строите дом. Собственноручно.

— Так и есть, уже построил. И это не дача, а вполне полноценное жилье, гораздо комфортнее городского.

— Но насколько я знаю, у вас не деревенское прошлое, вы коренной минчанин.

— Мое детство прошло не на асфальте. Дом в Данкове Липецкой области, где у бабушки с дедушкой я проводил каждое лето, не сильно отличался от деревенского. Печка, куры, козы, коровы, кролики — все это присутствовало.

— И что, теперь у вас свои куры, коровы, кролики?

— Нет, вы знаете, пока я к этому не готов. Хотя один из моих друзей, успешный бизнесмен, занялся животноводством — не для того чтобы получать прибыль, а для души, снимать стресс. Вот у него — кролики, свиньи, инкубатор. С удовольствием бываю у друга в гостях, однако пока не решаюсь взять на себя такую ответственность. Тем более когда мой дом стоит фактически в лесу.

— То есть вы переехали не просто за город.

— До этого у меня была очень насыщенная, порой даже чрезмерно насыщенная творческая, деловая жизнь. Дауншифтинг еще не стал трендом, тогда особенно никто не стремился перебираться из города поближе к природе, просто однажды мне предложили купить землю. Место очень понравилось, и я начал строить дом. Причем долгое время супруга об этом не знала, говорил ей, мол, уезжаю в гараж…



— Вы строили дом втайне от жены?

— Сюрприз удался. Прошло почти три года, я привез ее на участок, где уже подросли посаженные мной деревья, и сказал: «Все твое, владей, отдыхай». Эмоции жены дорогого стоили. Правда, первый вопрос был по‑женски практичным: «Так, а где мои грядки?»

— Понятно, супругу вы нашли достойную, себе под стать. Теперь у вас есть настоящее родовое гнездо.

— На самом деле это еще и очень перспективный бизнес‑проект. Там достаточно большая территория, чтобы на ней появились другие дома, возникла агроусадьба. Сейчас многие ищут уединения, хотят отвлечься от городской суеты, по себе знаю, как это важно — хотя бы время от времени без спешки любоваться на облака. К счастью, современная жизнь такова, что отдых, даже переезд в такие заповедные места, не означает социальную изоляцию. Сохранять связь с миром сегодня можно где угодно.

— Наверное, хорошо приезжать на съемки прямо из леса. Ничто не мешает углубиться в роль, сосредоточиться. Думаю, у вас немало приглашений от кинорежиссеров — с вашей‑то фактурой.

— Уже не приглашают. С ассистентами, которые занимаются подбором актеров, я поговорил жестко и окончательно. Зарабатывать деньги съемками в сериалах мне неинтересно. Вот совсем неинтересно. Другое дело, если кто‑то из знакомых режиссеров реализует настолько необычный проект, что разве только друзья и рискнут поддержать затею. В таком я всегда готов участвовать. Но это редкие эпизоды.

— Значит, театр, кино, радио — все это вы оставили в своей прежней жизни?

— Мне везло с режиссерами. Борис Луценко, Витаутас Григалюнас, Александр Гарцуев, Борис Второв, другие знаковые персоны нашей театральной сцены  — удалось поработать со многими, и я очень благодарен судьбе за это. Но актерская профессия — она ведь очень зависимая. «Кого бы вы хотели сыграть?» — такой вопрос актерам, особенно молодым, задают очень часто. Однако по большому счету, от твоего желания здесь мало что зависит.

Скажем, режиссер не видит тебя в этой роли или планы театра на репертуар не совпадают с твоими, все что угодно — и мечты о конкретной роли навсегда останутся мечтами. Я изначально ни на что не загадывал, но никогда не отказывался попробовать себя в чем‑то новом, если предлагали. Так и оказался на радио, потом на ТВ… Однако любому делу я привык отдаваться на все сто процентов. Сейчас это телевидение.

— Ведущий в прямом эфире — тот человек, который любую незапланированную ситуацию должен подать зрителю так, чтобы даже сомнений не возникло: все так и было задумано. У которого не дрогнет ни лицо, ни голос, когда за кадром хаос и суета. Хладнокровие должно быть в характере или все‑таки это актерский навык?

— Знаете, а ведь в первое время я очень активно жестикулировал в кадре. Однако ни коллег, ни руководство это не смутило. «Будь собой» — единственный совет, который мне дали тогда. Но и сейчас не могу сказать о своей работе в «Новостях» или «Панораме», что играю там какую‑то роль. И до сих пор горжусь тем, что, когда мы уже уверенно выходили в прямой эфир, все другие белорусские телеканалы работали в записи.

— Белтелерадиокомпания снова готовится опередить коллег, обещая в самом скором времени продемонстрировать принципиально иной подход к трансляции новостей. Насколько мне известно, работа по модернизации новостной студии уже близится к завершению.

— Да, и это будет настоящая бомба! Границы времени, пространства современное телевидение делает еще более условными, информационное пространство расширяется в немыслимых масштабах… Словом, скоро все сами увидите.

— Вы с таким воодушевлением об этом говорите, что хочется спросить, о чем вы мечтали в детстве. И много ли этих желаний сбылось.

— Стать космонавтом точно не мечтал. А вот прокатиться в машине, которая не едет по земле, а летает, или чтобы за секунду из одного места попасть в другое — это да, было. Хотя, как мне кажется, в 1980‑е многие дети так представляли свое будущее и, очевидно, недалек тот день, когда все это станет реальностью. Уже становится — отсюда, из новостной студии, это видно особенно хорошо.

cultura@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
5
Загрузка...