Сельская газета

Кузьмовы дорожки

Кузьма Иванович Шаплыко более полувека являлся бессменным руководителем колхоза «Чырвоная змена» Любанского района

Бегущая строка его заветной мечты — часов на башне над правлением — указывает и время, и адрес: ОАО «Чырвоная змена» имени К. И. Шаплыко»


Кузьму ШАПЛЫКО, бывшего председателя колхоза «Чырвоная змена» Любанского района, помнят и знают в агрогородке Сорочи, наверное, все. Да и не только на родине – в стране. И не потому, что он Герой Социалистического Труда, нет. Просто такие люди, как он, — особенные и обязательно оставляют после себя добрый след. О нем писали очерки и книги, снимали фильмы… Но я уверена, никогда не бывает лишним еще раз рассказать о настоящем человеке-легенде.

Шаплыки в Сорочах — титульная, скажем так, фамилия. В бытность моего героя председателем колхоза два его личных водителя, главный зоотехник, главный агроном, главный ветврач, главный бухгалтер, главный инженер и секретарь оказались Шаплыками. Приходилось по сто раз уточнять имена и отчества, чтобы не ошибиться.

Из детей самого Кузьмы Ивановича сегодня в живых только сын Николай. Поэтому он как самый близкий человек лучше всех знает историю отца и семьи:

— Деревня Редковичи Любанского района — его малая родина. Родился 20 октября 1916 года в семье крестьянина-середняка. Дед Иван умер, бабушка одна поднимала шестерых детей, старшим из которых был отец. С раннего детства научился ходить за плугом и выполнять разную крестьянскую работу. В 19 лет стал бригадиром артели «Заря коммуны», хотя имел только 6 классов образования. Осенью 1937 года его призвали в Красную Армию, воевал потом с белофиннами. Вернулся домой, работал водителем смолокуренного завода. С началом войны остался на оккупированной Любанщине в составе подпольно-партизанской группы. Был помощником командира разведки партизанского отряда имени Чапаева 258-й бригады имени Куйбышева. Награжден медалью «За отвагу» и орденом Отечественной войны II степени. После освобождения Белоруссии отца оставили поднимать разрушенное хозяйство, несколько месяцев учился в Могилевской школе НКГБ. В 1953 году окончил Могилевскую среднюю сельхозшколу.

Кузьма ШАПЛЫКО на посадке кок-сагыза, 1952 год

Отец все время посвящал работе. По характеру был добрым человеком. Друзей имел много, среди которых были такие же председатели колхозов — Сергей Полещук, Сергей Лемещенко, Кирилл Орловский, Василий Старовойтов и многие другие. Они часто бывали в нашем доме, отец к ним в гости ездил. С мамой Варварой Мартыновной официально расписались только лет за 10 до смерти, она так и осталась на своей фамилии Семененя, а прожили долгие годы душа в душу. Работал в хозяйстве практически до конца. Умер в 1997 году, похоронен в Любани. Рядом с ним покоится и мама. Отцовские награды я храню у себя как самую дорогую память.

Орденоносцы колхоза «Чырвоная змена», 1952 год

Председательская деятельность Кузьмы Ивановича в «Чырвонай змене» началась 27 декабря 1947 года. На тот момент колхоз насчитывал всего 3 лошади и 4 коровы, техники не было вообще. Плуги тягали женщины, потом запрягали яловых коров. В первой послевоенной сводке артель находилась на последнем месте. Но уже к 1948 году колхозники вышли на довоенный уровень по валовому сбору хлеба, расширив площади под картофель и технические культуры. Кузьма Шаплыко первым осмелился выращивать кок-сагыз на болотистой местности. Благодаря хорошему урожаю «Чырвоная змена» стала наращивать производственные показатели, по результатам которых целой группе колхозников присвоили звание Героя Социалистического Труда. В 1951 году этого же звания был удостоен и председатель.

Историю «Чырвонай змены» можно пересказывать долго и более подробно, так же, как и славную биографию его руководителя. Но я ограничусь воспоминаниями тех, кто работал под его началом.

Междурядная обработка посевов кок-сагыза в колхозе «Чырвоная змена», 1951 год

Михаил Белькевич, бывший парторг хозяйства, как только узнал, о ком пойдет речь, сразу согласился встретиться:

— Первое мое знакомство с Кузьмой Ивановичем было заочным — еще в детстве. Тогда слава о колхозе гремела на всю округу: высокая оплата трудодней, достойная жизнь колхозников. В апреле 1985 года Шаплыко приехал в Малогородячитскую школу, где я работал директором, знакомиться. Пили чай, разговаривали, я сразу ощутил его необыкновенный магнетизм. Коммуникабельный, приятный в общении. Я остался под большим впечатлением. А уже в июле возглавил колхозную парторганизацию. На протяжении всей работы восхищался его способностями. Имея только заочное высшее образование, которое он получил в Белорусской госсельхозакадемии в 1960 году, он с абсолютной точностью воспроизводил все факты, цифры и показатели на память, никогда не пользовался докладами или шпаргалками на трехчасовых семинарах либо на колхозных собраниях. Да мы не успевали записывать за ним, не то чтобы запоминать! А ему ведь на тот момент уже за 70 было! Авторитет имел высокий. Фраза «Кузьма Иванович сказал вот так-то…» была законом, которому беспрекословно подчинялись все. Раз он сказал, значит, только так правильно, только так и должно быть. Он умел работать и с подчиненными, и с начальством. Знал, а вероятнее всего, чувствовал, как нужно распоряжаться финансами хозяйства. Сорочи поднял на такой уровень, что нам завидовали горожане. За годы его руководства в «Чырвонай змене» были построены средняя школа, 2 восьмилетние, 3 начальные и 1 музыкальная, филиал детской спортивно-юношеской школы, 4 детсада, спортивно-оздоровительный комплекс с бассейном, пионерский лагерь, 6 клубов, 3 библиотеки, гостиница, 2 ФАПа, Дом быта, 2 КБО, 3 почты, 2 столовые, Дом торговли, 12 магазинов, кафе-ресторан, несколько КПП. До сих пор работает Дворец культуры, которым сельчане очень гордятся. Представляете, каких масштабов достигало строительство?! И это не говоря о том, что колхозники получили бесплатное жилье в многоэтажных домах. И никогда хозяйство не брало ни одного кредита, огромные деньги были на его счету. Шаплыко был хозяином с большой буквы. Дисциплину прежде всего выработал в себе. Вставал часов в 5 утра и пешком шел в контору. А когда был помоложе, еще и все фермы перед планеркой объезжал. Поля обходил по кромке, между собой эти места люди называли «Кузьмовы дорожки». Настроение и расположение председателя я угадывал по одному жесту. Если все хорошо, то садился рядом, хлопал меня по колену и говорил: «Ну, слухай, Міхаіл…» Умел быть благодарным, хвалить, поощрять. Его супруга работала учителем русского языка и литературы, затем начальные классы вела. Воспитание своих детей взяла на себя. Мужа в шутку называла «пустодомок», так как вечно он на работе пропадал, а дом был пустой без хозяина.

Политзанятия в «Чырвонай змене» с членами звена по выращиванию кок-сагыза, 1952 год

Башня с часами на здании правления
Светлане Шаплыко посчастливилось три последних года быть личным секретарем Кузьмы Ивановича:

— О нем остались только самые теплые воспоминания. Строгий, принципиальный, но справедливый. Иногда, если была мною допущена какая-то маленькая ошибка в отчете, надеялась, что пронесет. Не тут-то было! Он улавливал даже, казалось бы, самую незначительную погрешность, помнил все цифры наизусть. Бескорыстный, себе ничего не брал. Очень любил людей. Жил в обычном деревянном доме в Любани на берегу Орессы. Мебель простая, все скромно. Имел большой сад. Часто бывало, насобирает своих яблок, приедет к механизаторам и все раздаст. В мою бытность секретарем только один раз повысил на меня голос, и то сразу же подошел и извинился. Не слышала, чтобы он вспылил и оскорбил кого-нибудь. До последнего дня оставался интеллигентом, сохранял спокойствие. Давали знать о себе и возраст, и здоровье. Ушел из хозяйства окончательно в 79 лет. Было очень жаль расставаться с таким руководителем.

Нынешний председатель Сорочского сельисполкома Александр Шаплыко при Кузьме Ивановиче трудился главным агрономом:

— В 1974 году колхоз отправил меня на учебу в техникум. Это была первая встреча с председателем. К работе приступил в 1979-м агрохимиком, тогда и начался тесный контакт с ним. Франтиться и выделяться не любил. Душевный и скромный человек, очень. На поле приезжал в сапогах и рабочей одежде. Редко его видели при галстуке, если только на официальных мероприятиях. На правлении мог одернуть или поставить на место кого-то, если нужно. Но за все годы, сколько я с ним работал, не выгнал из колхоза ни одного человека, не наказывал даже рублем. Понимал, каким трудом он дается. Ругал, отчитывал, беседу проводил, но не больше. Рассказывал, что во время рабочей поездки в Голландию один фермер спросил, откуда у колхоза большие деньги. Председатель, не зная языка, отвечал: «Жир, жир, грошы, грошы». Он всегда делал акцент на животноводстве. Если ругал нас на правлении, то говорил: «Вам, наверное, не нужны ни жир, ни грошы». Ценил и любил своих передовых доярок-пятитысячниц. Не признавал уравниловки в зарплате, распределял в зависимости от того, как человек работает, добросовестно или нет.

Дом председателя

Дружил с председателем первого в послевоенном СССР колхоза-миллионера «Рассвет» Кировского района, Героем Советского Союза, Героем Соцтруда Кириллом Орловским. Как-то ездил к нему за семенами. Получил их, но Орловский дал совет: если хочешь быть хорошим председателем, создавай свой семенной фонд. Мы потом собирали даже семена моркови, не говоря уже о других культурах. Кузьма Иванович отдавал предпочтение сену из клевера и тимофеевки как корму для скота. Все остальные травы называл «лисохвостами». Картофеля собирали по 22 тысячи тонн. Он в шутку говорил, что бурт можем сложить длиной в 22 километра.

Лучшим другом ему был тоже Герой Соцтруда, председатель колхоза имени Кирова Слуцкого района Сергей Лемещенко. Между нашими хозяйствами проводили соревнования, часто обменивались делегациями. Такие люди, как Шаплыко и Лемещенко, работали для людей и ради людей. Если ездили с ним по полям и фермам до самого вечера, то я, хотя и моложе был намного, из сил выбивался, не успевал за ним. А откуда он, старик, силы и энергию брал? Не знаю, все время этому удивлялся.
Бюст Кузьмы ШАПЛЫКО в Любани

Крылатым выражением у председателя в разговоре с женщинами было «даражэнькая ты мая». Это он повторял постоянно. Что говорить, приятно о нем вспоминать. Это самородок самый настоящий. Петр Машеров при моей памяти дважды прилетал на вертолете в «Чырвоную змену». До сих пор в урочище Хващоваты, недалеко от Сорочей, растут два дуба, которые посадили в честь Машерова и Шаплыко. Было больше дубков, но остальные погибли.

После ухода Кузьмы Ивановича с должности ему предложили стать почетным консультантом, даже кабинет выделили. Созванивались часто, конечно, интересовался делами в хозяйстве. Более 50 лет отдать «Чырвонай змене» и сразу забыть об этом — нереально.

Собирая материал о Кузьме Шаплыко, в очередной раз была шокирована практически одной и той же историей. В разговоре Николай Кузьмич упомянул, что еще при жизни папы как-то хотел показать своему внуку награды прадеда, которые хранились в отцовском доме. Но, открыв коробку, где они лежали, ужаснулся. Вместо настоящих трех орденов Ленина лежали подделки, а орден Октябрьской Революции исчез вовсе. Исчезла позже и Звезда Героя. Кузьме Ивановичу об этом не сказали, боялись расстроить. Стали думать, кто и когда мог это сделать. И только сейчас, когда я рассказала о том, что и у Сергея Дмитриевича Лемещенко, и у Сергея Семеновича Полещука липовый корреспондент украл Звезду Героя, Николай Кузьмич вспомнил, что мать говорила: и в их дом когда-то приходил мужчина-журналист, но не придала этому значения. А после его ухода никто и не проверял содержимое коробки. Какая-то криминальная цепочка вырисовывается спустя столько лет. Неужели один и тот же человек, хотя его трудно таковым назвать, смог ограбить заслуженных людей, позарившись на заработанные кровью и потом награды? Если честно, то лично мне дико и страшно осознавать существование в природе такого типа.

За годы своей жизни и трудовой деятельности Кузьма Иванович заслужил, кроме уже упомянутых наград, 3 ордена Трудового Красного Знамени, орден Красной Звезды, 2 медали «За трудовую доблесть» и 10 медалей ВСНХ/ВДНХ CССР. Он заслуженный работник сельского хозяйства БССР и СССР.

Через два десятка лет после ухода легендарного председателя у сельхозпредприятия четвертый по счету руководитель — Олег Лапанович. Хозяйство считается «середняком», нет в нем той мощи, которая была при Шаплыко. Но агрогородком Сорочи Кузьма Иванович мог бы и сейчас гордиться. В 2004 году в Любани торжественно установили в честь него бюст, имя Кузьмы Шаплыко увековечено на Алее Славы города и в местном музее. А пару месяцев назад осуществили его заветную мечту — на башне над правлением появились часы. Правда, без боя, как он хотел, а электронные. Но бегущая красная строка, отображающая не только время, указывает: «ОАО «Чырвоная змена» имени К. И. Шаплыко».

chasovitina@sb.by

Фото из архива Любанского музея и автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Надежда
За 20 лет, после  таких председателей , угрохали всё сельское хозяйство.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?