Когда служба не в дружбу

Откуда берутся неуставные отношения и как с этим бороться


Гибель рядового Коржича на территории воинской части в Печах в прошлом году вызвала большой общественный резонанс. Расследование всех обстоятельств произошедшего длилось девять месяцев.  За это время опрошены сотни человек и исписаны десятки томов. В августе начался судебный процесс по этому делу.  Что же привело к трагическому исходу? Ответить на этот вопрос теперь должен суд. Безусловно, виновные понесут установленную законом ответственность. Но произошедшая трагедия снова заставила задуматься о таком явлении, как неуставные взаимоотношения. В чем его корни и причины?


Из казармы на нары


На скамье подсудимых Минского областного суда сержанты Евгений Барановский, Антон Вяжевич и младший сержант Егор Скуратович из 72-го Объединенного учебного центра в Печах. Железная клетка, в которой они находятся, оставляет гнетущее впечатление и в который раз заставляет прокручивать в голове эпизоды их лихой “службы”. Со слов стороны обвинения и самих потерпевших сержанты вымогали деньги с подчиненных за пользование мобильными телефонами. Причем устанавливали для этого вполне конкретную таксу — от 20 до 40 рублей в зависимости от моделей телефона. Кроме того, они отнимали у солдат продукты, применяли к ним физическое насилие, заставляли отжиматься в противогазах после отбоя. Иногда придумывали и более изощренные издевательства.

По версии следствия, действия обвиняемых довели до самоубийства 21-летнего рядового Коржича. Кроме того, потерпевшими по делу проходят более 50 военнослужащих. Барановский, Вяжевич и Скуратович ведут себя на удивление спокойно. В какие-то мгновения они даже напоминают мне нашкодивших подростков, переминающихся с ноги на ногу в кабинете директора школы. Мол, пошутили немного, повоспитывали молодежь и что тут такого. Осознают ли они, что на самом деле натворили? К чему приводят такие “забавы”? Статьи Уголовного кодекса, по которым придется отвечать сержантам, очень серьезные. Кража, получение взятки, превышение власти, повлекшее тяжкие последствия. За такое можно схлопотать до 12 лет лишения свободы. Считай, загубленная молодость.

Дембельский аккорд


По одной из версий, в Советской армии “расцвет” дедовщины пришелся на конец 1960-х годов. Почему? На это вопрос нет единого ответа. Известно, что 12 октября 1967 года вышел новый Закон “О всеобщей воинской обязанности”. Срок службы в сухопутных войсках сократился с трех до двух лет. Естественно, лица, прослужившие более двух лет, почувствовали себя обманутыми. Свою злость и обиду старослужащие вымещали на новобранцах, которым посчастливилось служить меньше. По другой версии, “неуставщину” привнесли в казармы ранее судимые граждане, которых по новому закону также стали призывать на срочную службу. Так или иначе, в те годы сложилась четкая негласная иерархия. Солдат, прослуживший менее полугода, назывался “духом” (“слоном”, “салагой”) и обязан был выполнять все поручения старослужащих. Через полгода “дух” превращался в “молодого” (“стажера”), а после года становился “черпаком” (“фазаном”). Они контролировали исполнение обязанностей “молодыми” и “духами”. “Дедами” становились те, кому до дембеля оставалось полгода. Именно на них некоторые офицеры перекладывали часть своих обязанностей. Ну а те учили как умели, не пренебрегая рукоприкладством. Нередко ситуацию усугубляло наличие землячеств внутри воинских частей. Многие призывники с национальных окраин СССР плохо владели русским языком, кое-кто только в армии знакомился с элементарными благами цивилизации. Кроме того, существовала огромная разница в менталитете, привычках и традициях жителей крупных городов и их сверстников из далеких селений. Солдаты объединялись по территориальному и национальному принципу, чтобы поддерживать друг друга в сложных условиях, что также порождало конфликты.

Но все это осталось в прошлом. Что же происходит сейчас? Почему время от времени всплывают факты правонарушений в армейской среде? Начальник управления по надзору за исполнением законодательства в войсках Генеральной прокуратуры Николай Апальков обращает особое внимание на фактор воспитания:

— Воинский коллектив, будь то рота или взвод, — это особый коллектив, деятельность которого строго регламентирована воинскими уставами. В нем собраны молодые парни с разным уровнем образования, условиями жизни и воспитания, отношениями в семьях, жизненными принципами, привычками, трудовыми навыками и так далее. Отсюда возможны конфликтные ситуации. Одного родители научили заправлять кровать, выносить мусор, чистить картошку, ходить в магазин и выполнять иную работу. А другого этому не учили, кто-то сам не желал помогать. Некоторых воспитывали в японском стиле по принципу “все разрешено”. С раннего детства они получали все что хотели, жили в тепличных условиях, чувствовали себя главной фигурой в семье и полагали, что так будет всегда. Можете себе представить, если все эти ребята попадают в закрытый коллектив, который должен выполнить ту или иную задачу, да еще в строго отведенное время. Справляются далеко не все одинаково. Тогда более опытные, сильные, подготовленные начинают учить других и, к сожалению, не всегда цивилизованными и законными методами. И задача командиров в том, чтобы не допустить негативных процессов, обеспечить уставный порядок и дисциплину в подчиненных подразделениях.

Правила без исключений


Конечно, в Вооруженных Силах многое изменилось в лучшую сторону. В свое время военнослужащих даже освободили от нарядов по кухне и работ в подсобном хозяйстве. Эти функции передали гражданским лицам, чтобы у солдат было больше времени и возможностей заниматься непосредственно  боевой подготовкой. Это принципиальный момент не только с точки зрения повышения боеготовности. Ведь там, где есть культ боевой подготовки, в принципе не может быть никакой дедовщины.  

Но надо понимать и другое. Вооруженные Силы — это не институт благородных девиц. Сама специфика воинской службы подразумевает железную дисциплину и определенные ограничения. Это относится и к использованию мобильных телефонов. Ведь с помощью гаджетов сегодня можно зафиксировать и передать на сторону любую информацию, в том числе секретную. Звонить родным и близким, конечно, разрешено, но когда и в какое время, устанавливает командир. Однако некоторые сержанты по-своему интерпретировали данное правило, привнеся и в эту сферу рыночные отношения. Такая вольница, безусловно, не должна оставаться безнаказанной. Именно неотвратимость наказания всегда была главным принципом борьбы с преступностью в обществе. И армия здесь не исключение.

— Только в первом полугодии этого года по ст. 443 УК (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими) и ст. 455 (злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти) было осуждено 28 человек. 10 из них оказались за решеткой, 11 назначено наказание в виде ограничения свободы, 7 — в виде ареста, — рассказал журналистам первый заместитель Председателя Верховного Суда Валерий Калинкович.

Интересно, что за весь 2017 год за дедовщину осудили 31 военнослужащего. Рост статистики Верховный Суд связывает с активизацией внимания к соблюдению законности в Вооруженных Силах.

— По сложившейся многолетней надзорной практике в войсках каждый факт совершения преступлений в Вооруженных Силах является поводом для начала прокурорской проверки, — рассказал мне Николай Апальков. — За первое полугодие прокуроры внесли 52 акта прокурорского надзора, по  результатам рассмотрения которых виновные должностные лица были привлечены к дисциплинарной ответственности.

Эксперт в сфере безопасности Александр Тищенко призывает четко разграничивать неуставные отношения и дедовщину:

— Одно дело, когда сержант превышает полномочия, и совсем другое, когда старослужащий придумывает себе права и полномочия по отношению к молодому солдату.

Неуставные отношения — это юридический термин, определяющий состав правонарушения, связанного со службой. А дедовщина — асоциальное явление, выходящее за рамки службы, пытающееся подменить уставную власть. Формально дедовщина в том или ином виде может присутствовать в школе, ПТУ, на предприятиях и в организациях. И все это результат плохого управления в конкретном коллективе.

Отсюда вытекает логичный вывод о необходимости ужесточения спроса с офицеров за происходящее в конкретной роте или воинской части. Полностью согласен с этим и заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей по законодательству Максим Мисько:
Фото Сергея Лозюка

— Тот командир, который относится к своим солдатам, как отец, знает, что у них на душе, чем они живут, что их волнует или тревожит, никогда не допустит беспорядка и правонарушений в коллективе. К счастью, таких офицеров в Вооруженных Силах большинство. Но бывает и так, что отдельные командиры перекладывают свои обязанности на младших по званию. Сержантский состав, конечно, необходимое и эффективное звено в армии. Но отдавать ему все на откуп нельзя. Сержант не должен становиться непреодолимой стеной между солдатом и командиром взвода. Если последний по какой-либо причине не справляется со своими обязанностями, с ним следует сразу и безжалостно расставаться.

Как ни банально звучит, но армия — это действительно школа жизни и испытание для парней. Готовы к нему далеко не все новобранцы. И когда они из привычного социума попадают в совершенно иную среду и оказываются один на один с трудностями, то зачастую просто теряются и не знают, что делать. С детских лет, в детском саду и в школе, ребятам внушали, что жаловаться и плакаться нехорошо. В итоге молодые солдаты, как бы сложно им ни было, не спешат к командиру со своими проблемами. Из недавних примеров приведу рассмотрение уголовного дела в отношении ефрейтора войсковой части в Гомельском районе. По материалам обвинения, 22-летний Павел Красильников унижал рядовых, принуждал их отжиматься во внеурочное время, приседать, стоять на голове и исполнять при этом песню “Войска ПВО”. На суде солдаты пояснили, что не знают, по какой причине ефрейтор заставил их отжиматься. Один из потерпевших предположил, что отжимания были наказанием за разбитый аквариум, где жили черепашки. Однако руководству воинской части военнослужащие не жаловались.

— Можно научить подтягиваться, разбирать-собирать автомат, пользоваться противогазом, пришивать пуговицу, в конце концов. Но научить правильному поведению в новом коллективе, где вся жизнь строго регламентирована и все подчинено уставу, — это задача прежде всего офицера. Он должен по-отечески любить своих солдат, быть для них опорой и поддержкой, — уверен Максим Мисько.  

Армия — зеркало общества


В то же время командир должен быть свободным в принятии мер. И его работу надо оценивать не по количеству возбужденных уголовных дел, а по качеству решения задач, считают в Министерстве обороны. Иными словами, если командир возбуждает дело, скажем, по факту оскорбления даже на словах, то он заслуживает  поддержки. Но если сам офицер узнает о наличии неуставных взаимоотношений, например, от хирурга, который удалил селезенку избитому солдату, то такое должностное лицо непременно будет привлекаться к ответственности за непринятие мер.

Показательным в этом плане стал судебный процесс в июле этого года в Борисове над полковником Сергеем Городинским. Осенью 2016-го он командовал полком связи Северо-западного оперативного командования. По версии обвинения, ночью 10 ноября в этой части сержант и двое рядовых перевернули кровать, на которой спал один из военнослужащих. Солдат ударился об угол тумбочки и получил ушибленную травму головы. Разобравшись в ситуации, полковник решил не выносить сор из избы, замолчать о происшествии и не докладывать о нем наверх. Через пару месяцев все же правда всплыла. В итоге приговором суда Борисовского района Городинскому назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года с отбыванием в исправительной колонии в условиях общего режима, штрафа в сумме 8,5 тысячи рублей и лишения права занимать определенные должности на срок 5 лет.

Своевременная профилактическая работа в подразделениях, регулярное анонимное анкетирование, установка видеокамер — все это помогает поддерживать дисциплину в воинских коллективах. Но со стороны некоторых экспертов порой звучат и более радикальные предложения. Например, сократить срок службы до 9 месяцев или вовсе перевести всю армию на контрактную основу. Однако если кто-то считает, что контрактники не нарушают дисциплину, то я напомню, что в обоих системах комплектования (по контракту и по призыву) военнослужащие набираются из одного и того же населения. Ссылки, скажем, на американскую армию абсолютно неуместны. Там свои формы неуставных взаимоотношений.

Что же касается по-настоящему проблемных вопросов, то в Минобороны отметили такой факт: около 60 процентов сегодняшних призывников задерживались милицией за административные правонарушения, а почти 5 процентов имели опыт криминального поведения и были осуждены по разным статьям УК, в основном за хулиганство. И это только подтверждает тезис о том, что заниматься воспитанием подрастающего поколения и подготовкой его к службе в армии должно все общество. Ведь именно от тех, кто сегодня в строю, зависит безопасность нашей страны. И обществу не должно быть безразлично, чем живет сегодня армия и какие у нее перспективы.

КОММЕНТАРИЙ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ

В рамках масштабной проверки после происшествия в 72-м Объединенном учебном центре военным ведомством совместно с Генеральной прокуратурой, Следственным комитетом проведен огромный комплекс профилактических мероприятий. Следствие находилось на личном контроле Президента. По результатам уголовного дела следователями опрошено более 800 человек.

Проверки прошли во всех соединениях и воинских частях. Решения о возбуждении уголовных дел принимались по малейшим фактам отступления от закона. Например, за попытки заставить солдата выполнять физические упражнения вне занятий по физической подготовке или за взятку продуктами питания, даже в сумме 2 рубля или 5 рублей 21 копейка (есть такие примеры из последних уголовных дел). Всего в прошлом году в Вооруженных Силах возбуждено 36 уголовных дел по статье 443 Уголовного кодекса “Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими”.

Кроме того, по линии МВД проведен опрос более 18 тысяч граждан, в числе которых военнослужащие, ранее уволенные из рядов Вооруженных Сил, их родители и члены их семей, по поводу наличия противоправных действий в период прохождения военной службы. По результатам опросов получены основания для возбуждения одного уголовного дела по факту кражи мобильного телефона и одного дела по факту отдачи неправомерного указания должностным лицом об уничтожении скоропортящихся продуктов питания. Два уголовных дела на более чем 18 тысяч опрошенных — это оценка не военного ведомства.

Показательным является и другой факт. Проверка 72-го Объединенного учебного центра показала, что в учебной роте, расположенной на одном этаже с подразделением, в котором произошел трагический случай, не было зафиксировано ни одного факта нарушения уставных правил взаимоотношений. При абсолютно одинаковых условиях деятельности абсолютно противоположные результаты. Это свидетельствует о том, что неуставные взаимоотношения в армии не носят системный характер, а имеет место упущение в работе отдельных должностных лиц конкретного подразделения.

Никто и никогда в Вооруженных Силах не пытался и не пытается приукрашивать положение дел, закрывать глаза на любые противоправные действия. Правовая оценка дается малейшим проявлениям неуставных взаимоотношений. С 1995 года по настоящее время возбуждено около 1000 уголовных дел по фактам нарушений уставных правил взаимоотношения. На первый взгляд, огромная цифра. Но она лишь отражает тот факт, что преступность в армии Беларуси пресекается с неуклонной твердостью. Кроме того, 1000 уголовных дел на полмиллиона военнослужащих срочной военной службы (столько прошли службу с середины 1990-х годов в белорусской армии) — это лишь 0,2 процента.

Эффективность борьбы с преступностью оценивается прежде всего наличием системы, которая позволяет обеспечить нормативное поведение людей и неотвратимость наказания непосредственных виновников преступлений. В Вооруженных Силах такая система создана и функционирует. Как результат, 99 процентов лиц из группы криминального риска (имевших опыт криминального поведения, задерживавшихся за административные правонарушения до призыва на службу), став в армейский строй, не оказываются на скамье подсудимых, а выходят из армии достойными гражданами страны. Тем самым армия выполняет важнейшую социальную функцию перевоспитания тех, кого не воспитала семья, школа.

О результативности проводимой работы по поддержанию воинской дисциплины и профилактике неуставных взаимоотношений говорит и тот факт, что более 90 процентов воинских частей и соединений выполняют задачи без преступлений и происшествий, а коэффициент преступности составляет всего 2,1 преступления на 1000 военнослужащих, что соответствует самым низким показателям в мире.

Что же касается должностных лиц, чьи действия или бездействие способствовали совершению правонарушений, то к ним принимались и будут приниматься самые жесткие меры, в том числе и привлечение к уголовной ответственности.

МНЕНИЕ

Татьяна Ушакевич, психолог:

— Если человек наделен хотя бы минимальной властью над другими, у многих возникает примитивное желание ею злоупотребить.

Наше воспитание не дает вырваться наружу этим желаниям. Но в определенной обстановке и при определенных условиях ограничители не срабатывают. Есть такая книга “Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев”. Ее автор, американский социальный психолог Филип Зимбардо, организатор знаменитого Стэнфордского тюремного эксперимента, попытался выяснить, как навязанная социальная роль влияет на поведение человека. Студенты-добровольцы играли роли охранников и заключенных и жили в условной тюрьме, устроенной в подвале факультета психологии. Молодые люди быстро приспособились к своим ролям, и вопреки ожиданиям стали возникать по-настоящему опасные ситуации. Люди, наделенные властью, начинали вести себя по отношению ко вчерашним однокашникам специфическим образом, проявляли к ним агрессию и жестокость. В каждом третьем охраннике обнаружились садистские наклонности, а заключенные были сильно морально травмированы. Эксперимент был закончен раньше времени.

В армейской среде при отсутствии должного контроля со стороны происходит то же самое. Жертвами чаще всего становятся люди, которые не могут за себя постоять. Поэтому, как ни тривиально это прозвучит, к службе в армии надо готовиться и физически, и психологически.

А КАК У НИХ?

Неуставные отношения в той или иной степени проявляются во всех армиях мира.

• В США, например, широкую огласку получил случай, когда в 2009 году военнослужащий базы Кэмп-Виктори застрелил пятерых сослуживцев в ответ на издевательства. Некий Патрик Фаррер, окончивший военно-морскую академию в Аннаполисе, рассказал об излюбленных методах воспитания “зеленых” учеников инструкторами: “Нас будили посреди ночи, выводили на улицу и заставляли держать 10-литровые ведра с ледяной водой на вытянутых руках. Тому, кто не выдерживал и опускал ведро, тут же выливали воду на голову. Такое испытание продолжалось каждую ночь на протяжении трех первых месяцев.

• В Германии расследование случаев издевательств над новобранцами со стороны старослужащих в 233-м горнострелковом батальоне в Баварии послужило поводом для специального заседания парламентского комитета по обороне. Речь шла о шокирующих ритуалах, изобретенных для молодых солдат. В частности, их заставляли есть сырую свиную печень до тех пор, пока у тех не начиналась рвота.

• Не так давно в Швеции был осужден 23-летний фенрик (низший офицерский чин), который заставлял новобранцев отжиматься, произнося при этом: “Простите меня, Бог, король и родина, за то, что я плохой солдат”.

• В Великобритании внимание специальной комиссии привлекли многочисленные свидетельства дедовщины и сексуальных домогательств на базе Дипкат и в армейском учебном центре в графстве Йоркшир.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости