Несчастье в части

Вынесен приговор по делу Коржича. Почему так живуча дедовщина?

Со дня гибели в борисовских Печах рядового Александра Коржича уже прошло больше года. Вчера суд сказал свое слово по этому резонансному делу. Тело солдата, напомним, нашли прошлой осенью в подвале медроты на территории 72–го объединенного учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов. Обвинения по множеству эпизодов неуставщины были предъявлены сержантам–срочникам Евгению Барановскому, Антону Вяжевичу и Егору Скуратовичу.


Такса за покой


Именно эти младшие командиры из 3–й танковой роты, по мнению обвинения, вынудили рядового Коржича покончить с собой. Страдали от них и другие подчиненные. В суде и на следствии потерпевшие говорили об унижениях, о том, как их заставляли после отбоя отжиматься в противогазах, чистить измазанные обувным кремом туалеты, отбирали продукты, требовали дань, а непонятливых воспитывали кулаками.

У Скуратовича и Барановского была такса на посещение курсантами магазина, сержантам приносили оттуда продукты и сигареты. Парней также вынуждали делиться посылками, а из того, что родители привозили, каждый рядовой обязан был отдавать командирам самое вкусное.

В суде вспомнили и августовский случай, когда Вяжевич гонял Коржича по спортгородку, а потом, столкнув в яму, метал ему под ноги лопаты. Рассказывали также, что Саша платил не только за телефон и походы в магазин, но еще и откупался от хозработ, занятий по строевой и физической подготовке. Впрочем, как и другие.

Молчание солдат


Потерпевшими по делу признаны более полусотни военнослужащих 72–го ОУЦ. Кто–то из них усердно готовился к армии, но к неуставщине парни оказались не готовы. В материалах дела говорится, что молодые солдаты в учебке про вопиющие факты предпочитали помалкивать. Как и некоторые родители. А потому что, говорили они, такова школа мужества и надо терпеть, а от жалоб будет только хуже. Но ведь дедовщина как раз и процветает потому, что новобранцам внушаются подобные мысли. Хотя о каком нарушении неписаных правил может идти речь, если совершается преступление?

Обвиняемые не считают себя виноватыми в чем–то ужасном. Они не скрывают, что хотели заставить выполнять свои требования под страхом наказания.

Мой дед, помню, как–то рассказывал, что порядок в армии в его время держался не на уставе или страхе перед избиениями, а на дружбе, поддержке, наставничестве и личном примере командиров. Знакомый офицер, служивший в Печах в конце 1980–х, ставил учебку того времени в пример: мол, считалась одной из лучших в Союзе. Молодежь тогда не унижали и не обирали, хотя конфликты случались. Похоже, трое обвиняемых тест на мужскую взаимовыручку, армейскую солидарность и обыкновенную человечность не прошли.

Если ты командир...


Почему же так живуче это уродливое явление — дедовщина? Одни эксперты ссылаются на отголоски призыва в свое время ранее судимых, насаждавших в армейской среде свои порядки. Другие говорят о влиянии сокращения сроков службы: дескать, тогда старослужащие стали испытывать острую неприязнь к младшим, которые уходили на гражданку раньше. Третьи полагают, что старшим в казарме должен быть именно профессионально подготовленный сержантский состав. И действительно, разве скорое получение звания дает солдату–срочнику знания, опыт и авторитет среди таких же новобранцев? Все–таки профессиональные младшие командиры должны стать костяком Вооруженных Сил.

Однако обстановка в части прежде всего зависит от офицеров. Если ты офицер, то отвечаешь за подчиненных и смотришь в глаза их отцам и матерям, которым обещаешь, что все будет хорошо. В Печах, к сожалению, было по–другому. «В основном с нами были сержанты, — подтверждает в суде потерпевший. — Нашего комвзвода мы практически не видели. Большую часть курсового обучения он был то в отпуске, то в командировке». А ведь где есть требовательность и контроль, организована боевая подготовка и личный состав занимается тем, чем положено, там о неуставных отношениях не услышишь.

Бывший же начальник 72–го ОУЦ К.Чернецкий произошедшее объяснил «появлением в коллективе склонных к нарушениям военных и недобросовестной работой по предупреждению ЧП со стороны отдельных должностных лиц». Возможно, что и так. Тогда бы следовало выявлять «паршивых овец» до того, как они успеют натворить дел в части. Возможно, на допризывной стадии. Чтобы молодым людям, склонным к агрессивному поведению, никоим образом не доставались сержантские лычки. 

* * *


Судья Олег Лапеко огласил приговор: Барановскому назначено наказание — 9 лет лишения свободы, Вяжевичу — 7 лет, Скуратовичу — 6 лет. Режим усиленный. На обжалование этого решения у сторон есть 10 дней. После трагедии в Печах во всех частях Вооруженных Сил прошли проверки, которые выявили другие факты неуставщины. По некоторым уже вынесены вердикты. Надеюсь — другим наука.

gladkaya@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
5
Загрузка...
Новости