Народная газета

Код пополнит счет

Операции с криптовалютами нуждаются в регулировании

Онлайн-деньги уже проникают повсеместно. В прошлом году у нас впервые выставили  на продажу квартиру за цифровые монеты, принимать расчеты в криптовалюте готовы и некоторые компании. Чего уж там, даже БелАЗ рассматривает возможность продажи самосвалов за биткоины! Все эти новости вызывают бурные обсуждения, правда, до недавнего времени они напоминали скорее умелый маркетинговый ход. Но с появлением Декрета № 8, легализующего цифровые деньги, ситуация изменилась: цифровое будущее становится все ближе. Что нам это даст и к чему следует быть готовыми?


Криптовалютами 32-летний минчанин Евгений заинтересовался еще несколько лет назад. А в прошлом году решил заняться майнингом — их добычей. Для этого понадобилось купить оборудование за несколько тысяч долларов. Компьютеры выполняют сложные вычисления, за это на кошелек Евгения капают виртуальные деньги. Главное — умело выбирать, что чеканить своим виртуальным станком. Евгений говорит, что добыча цифровых дензнаков приносит неплохой доход:

— Отдал гараж под майнинговую ферму и ничуть не жалею. Помимо этого, у меня есть основная работа. Зарплату трачу на жизнь, а доход от криптовалют рассматриваю как сбережения. 

Декрет № 8 заработает с 28 марта. Тогда граждане смогут уже законно добывать криптовалюту, покупать ее, принимать в дар, отчуждать за белорусские рубли, иностранную валюту, электронные деньги или обменивать на другие токены. Предпринимательством это считаться не будет, а на ближайшие пять лет все доходы, полученные на таких операциях, освобождаются от подоходного налога. Евгения такие правила игры радуют:

— За эти годы у меня скопилась неплохая сумма в “крипте”, и я как раз планировал покупать квартиру, но переживал, как отчитаться перед налоговой. Теперь смогу тратить заработанное спокойно. 

Помимо граждан, свободу получили и компании. Благодаря декрету у нас могут появиться майнинговые фирмы, криптообменники, криптобиржи — но только в рамках Парка высоких технологий. Мы стали первым государством, где операции с криптовалютами комплексно урегулированы законом. Отсюда особый интерес со стороны зарубежных инвесторов. Михаил Кейзеров, директор витебского инкубатора малого предпринимательства “Закон и порядок”, говорит, что в январе случился настоящий бум обращений:

— К нам пошли запросы из России, стран Балтии. Это уже работающие майнинговые фирмы плюс люди, которые хотят создать такой бизнес с нуля. Ведь сейчас огромное количество молодых людей занимается этим просто на квартирах. Теперь они приходят к нам и с опаской интересуются, как им легализоваться и перейти в инкубатор. 

Один из принципов ПВТ — экстерриториальность, то есть находиться фирма может в любом уголке нашей страны. В инкубаторах, помимо удобной площадки, можно получить и юридическую помощь — чтобы стать резидентом Парка, нужно как минимум зарегистрировать компанию в Беларуси, представить бизнес-план и иные документы. Михаил Кейзеров прогнозирует, что в перспективе интерес к майнингу у нас может вырасти:

— Добытчикам виртуальных денег необходимо большое количество электроэнергии. Вот, например, крупной российской фирме, которую мы недавно зарегистрировали, нужен 1 мегаватт. Так что с введением в эксплуатацию БелАЭС и снижением стоимости электроэнергии это будет очень востребовано. Помимо добычи виртуальных денег, актуальная тема — торговля и обмен цифровых монет. Капитализация рынка криптовалют оценивается примерно в 400 миллиардов долларов — огромные деньги, часть которых могла бы проходить через нашу страну. К примеру, желание стать резидентом ПВТ уже выразила криптобиржа Bitexbook: так она планирует легализоваться в странах ЕАЭС и укрепить позиции на международных рынках. 

Более того, у нас уже начали готовить кадры для торговли онлайн-валютой — в БНТУ и в Гомельском государственном университете имени Скорины. Скептики уколют: в начале года курс биткоина существенно просел, это не иначе как пирамида, которая вскоре рухнет. Но Леонид Желтонога, профессор, заведующий кафедрой организации и анализа предпринимательских процессов БНТУ, убежден — речь идет не о мошеннических схемах, а о рынке. И весьма перспективном:

— Биткоин приобрел все атрибуты цифрового золота. Драгметалл торгуется на фьючерсных рынках, биткоин с недавних пор тоже. Золото находится, как правило, в хранилищах центробанков и используется для золотовалютных резервов. Биткоин же в больших объемах лежит в электронных кошельках. Продолжаем аналогию: благодаря фьючерсному рынку сегодня можно продать или купить золото, которое еще не добыли. То же и с главной криптовалютой. Но самый важный момент — взаимосвязь стоимости золота и биткоина. Спрос на драгметалл почему есть? Рынок в него верит, хотя слитки как лежали в банках, так и лежат. Остальное — рефлексивная связь между самим золотом и спросом на него. То же теперь и с биткоином.

С легализацией криптовалют для нас открываются большие перспективы. Мы можем не просто стать центром эмиссии онлайн-денег, но и крупной торговой площадкой, уверен профессор:

— Нам нужно организовать криптоплатформы под юрисдикцией нашей страны: создать своего рода белорусский Гонконг. Это даст существенный приток капитала плюс такие площадки будут зарабатывать реальные деньги в виде комиссий. 

Впрочем, предаваться мечтам о светлом цифровом будущем следует аккуратно. Недавно директор Европола Роб Уэйнрайт озвучил цифры: на территории Евросоюза с помощью криптовалют отмыто около 4,1—5,5 млрд долларов. Ситуация осложняется тем, что даже при обнаружении незаконных переводов заморозить эти деньги, как в случае с банками, невозможно. 

Не столкнемся ли мы здесь с проблемами? Андрей Карпунин, председатель Клуба финансовых директоров, уверен, что наша страна не станет центром отмывания преступных доходов:

— Для этого у нас есть соответствующее национальное законодательство. Оно соотносится с американскими и европейскими нормативными актами. Параллельно идет страновой обмен информацией для противодействия уклонению от уплаты налогов. Если мы не будем придерживаться этих требований, к нам будут приниматься жесткие меры. Но мы очень дисциплинированная страна. Убежден, у нас будет контроль в рамках всех принятых законодательных процедур.  Другой вопрос, криптовалюты — новое явление. Многие страны пока только думают, запретить их или разрешить. Мы же пошли вперед. 

А значит, нам придется в числе первых разрабатывать методики контроля. 

Хотя нам есть что подсмотреть и в зарубежной практике. Адвокат, управляющий партнер международной коллегии адвокатов “Левант и партнеры” Матвей Левант говорит, что во многих странах, например, в Японии и в Швейцарии, системы защиты от отмывания денег и финансирования терроризма уже существуют:

— Еще на стадии регистрации на бирже применяется идентификация пользователя. В Швейцарии клиент работает с банком через брокера: тот проводит все процедуры идентификации, а через банк проходят финансовые потоки уже идентифицированного клиента. 

К слову, наш Национальный банк разработал проект постановления, нормы которого позволят минимизировать риск вовлечения банков в проведение подозрительных операций клиентов и защитить интересы граждан при проведении операций с цифровыми знаками. В докладе, опубликованном в “Банковском вестнике”, заместитель Председателя Правления Национального банка Беларуси Сергей Калечиц пишет:

— Банк должен уделять таким клиентам повышенное внимание. Он должен проводить расширенные процедуры идентификации, чаще обновлять и верифицировать идентификационные данные, проводить мониторинг операций в режиме текущего контроля. 

Декрет № 8 — только начало длинного пути. Предстоит проработка различных деталей и нюансов. Здесь важно действовать предельно четко и аккуратно. Быть в числе первых всегда сложно. Но нагонять разрыв еще труднее.

Электронная наличность под контролем

Великобритания. Здесь криптовалюты рассматриваются как иностранная валюта или частные деньги. Сделки с ними облагаются соответствующими налогами. Эстония. В Эстонии криптовалюты считаются альтернативным средством платежа. Для совершения с ними любой торговой операции необходимо пройти процедуру идентификации.

Китай. Цифровые валюты здесь рассматриваются как виртуальный товар. Операции между гражданами не ограничены. А вот на ICO действует запрет, кроме того, с осени закрыты все криптовалютные биржи, планируется заблокировать доступ и к зарубежным площадкам.

Казахстан. Правовой статус криптовалют не определен. Майнеры должны платить подоходный налог 10%. 

gavrusheva@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...