Клавдий–строитель

Восхищаясь зарубежными достопримечательностями, мы не подозреваем, что иногда эти шедевры строили и наши люди...

Восхищаясь зарубежными достопримечательностями, мы не подозреваем, что иногда эти шедевры строили и наши люди. Один из таких зодчих — Клавдий Дуж–Душевский. Клавдий Степанович, 120 лет назад явившийся на свет в местечке Глубокое, много сделал для того, чтобы и в советские годы, и сейчас турист поражался красоте литовских городов.


Актер «Павлинки» в министерском кресле


Все началось с роли Степана Криницкого в спектакле «Павлинка». Играл Клавдий отца Павлинки на петербургских подмостках, в студенческом театре, организованном белорусами, которых было в ту пору много в Петербурге. Дуж–Душевский учился в престижном горном институте. Тягу к зодчеству Клавдий перенял от отца, который, несмотря на шляхетское происхождение, не чурался работы руками и слыл отличным строителем.


В Петербурге, во время «театральных встреч» с земляками, Дуж–Душевский осознал себя белорусом. А после знакомства с Янкой Купалой, Вацлавом Ластовским стал заметной фигурой в Вильно. Немудрено, что в первые годы после Октябрьской революции он представлял в прибалтийских странах интересы Белорусской Народной Республики.


После краха романтической идеи БНР Клавдий Степанович остался в Каунасе. Его заметили как человека образованного и трезвомыслящего. Сначала назначили сотрудником министерства белорусских дел при правительстве Литвы, затем предложили должность в МИДе, а позже — в министерстве связи. Пожалуй, ни один белорус не добивался таких карьерных высот в Литве того времени.


Прочное положение в обществе, достаток позволяли Дуж–Душевскому жертвовать временем и средствами на поддержку земляков: он создал первую организацию белорусской диаспоры в Литве, затем товарищество белорусско–литовской дружбы, редактировал несколько журналов.


Автограф на «Метрополитене»


В 20 — 30–е годы Клавдий Степанович переводил на белорусский язык учебники по геометрии, истории, издавал книги, оставаясь скромным пахарем на поле культуры.


В то же время он успел окончить технический факультет каунасского университета Витаутаса Великого, заслужив специальность инженера–строителя (в 1944 — 1946 годах он будет преподавать здесь в статусе доцента). И сразу принялся за дело — строить.


В 1928 — 1929 годах, сразу после окончания университета, Дуж–Душевский работал в проектном бюро Дубенецкого. Затем, до 1940 года, значился референтом по строительству почтового управления министерства связи Литвы.


Не случайно среди работ Клавдия Степановича много почтовых зданий, радиостанций — от Клайпеды до Каунаса, кроме того — проекты заводов, жилых домов. Многие по сей день работают, обжиты. Но многие «неопознаны». Так, Каунасский драмтеатр (бывшее кино «Метрополитен») до недавних пор приписывали Дубенецкому. Только сейчас признано, что известный в Каунасе дом Пурицкиса строил Дуж–Душевский.


Прогулка по Лайсвес аллее


Имя Клавдия–строителя долгое время не значилось в энциклопедиях. О нем забыли. В биографии зодчего было слишком много «неудобных» страниц: в 1919 году его арестовывали польские власти и держали в виленской Лукишкской тюрьме. В 1940 году Дуж–Душевским занялся НКВД. В неразберихе, начавшейся в первые дни после вторжения немцев в СССР, Клавдий Степанович бежал из тюрьмы. Во время нацистской оккупации он с женой прятал в своем доме еврейскую семью. За это по доносу в 1943 году Дуж–Душевского арестовало СД. Немцы бросили его в концлагерь в Правенишкесе.


Освобождение принесла Красная Армия в 1944 году. Но несколько лет спокойной работы в университете Витаутаса Великого закончились повторным арестом. Обвиняли инженера в национализме — белорусском, литовском, польском. Стандартная формулировка для деятеля, жившего в межвоенное время в бурной Литве.


Только в 1955–м Дуж–Душевского освободили, потом реабилитировали. В 1959–м он скончался...


В Глубоком, где родился зодчий, о нем напоминает мемориальная доска на доме по улице Горького, 22. Особняк, в котором пришел на свет Клавдий, не сохранился. Примерное место, где стояла усадьба, вычислили местные краеведы. Уцелела, впрочем, домовая книга здания по Горького, 22, в которой упоминается первый владелец этого места — некий Александр Душевский. Однофамилец или родственник? К сожалению, подробную родословную Дуж–Душевского никто до сих пор не составил.


В начале 90–х в одной из вильнюсских белорусских газет было напечатано совсем короткое интервью с сыном Клавдия — Степаном Дуж–Душевским. Он, однако, немногое рассказал об отце. Сегодня мы только знаем, что похоронен архитектор в Каунасе на кладбище Пятрашюнай.


Недавно в интернете некий Vyrud опубликовал рассказ о Клавдии Степановиче. Поводом послужило случайное совпадение: на кладбище Пятрашюнай похоронены бабушка и дедушка блоггера. Могила известного белоруса заинтересовала энтузиаста. Он стал собирать информацию об архитекторе и создал галерею творческого наследия нашего земляка. Пожалуй, сегодня это самый подробный «альбом» работ мастера.


Vyrud считает Дуж–Душевского классиком каунасского модернизма начала ХХ века, сравнивая представителей этого стиля с авторами виленского барокко XVIII века. Такая параллель кажется слегка натянутой. Но говорит о достойном человеке из Глубокого в литовской, белорусской, а может, и во всей европейской культуре. Чтобы осмыслить этот феномен, нам еще понадобится время.


Если вам случится вдруг проходить по популярной у туристов каунасской Лайсвес аллее, где жил и работал наш зодчий, задумайтесь об этом, помяните добрым словом Клавдия Степановича Дуж–Душевского.


Прямая речь


Максим Танк, живший перед Второй мировой войной в Вильно и известный в то время не только как подающий надежды поэт, но и как активист коммунистического подполья, писал 1 декабря 1938 года в своем дневнике о Клавдии Дуж–Душевском:


— З Каўнаса К.Дуж–Душэўскi прыслаў у музей (Виленский белорусский музей. — В.К.) цэлую пачку школьных падручнiкаў. Некаторыя з iх былi iм самiм перакладзены на беларускую мову i з’яўлялiся каштоўнай дапамогай для моладзi, якая вучылася па старых, даваенных рускiх i польскiх падручнiках. Мова яго перакладаў была без нiякiх спадароўскiх дзiвосаў — жывая, зразумелая, народная. Я запiсаў яго адрас: Каўнас, Лайсвес алея, 72, каб перадаць яго нашым хлопцам. Хай напiшуць яму. Можа, i iм дапаможа сваiмi кнiгамi. К.Дуж–Душэўскi працуе ў Каўнасе галоўным архiтэктарам. Матэрыяльна забяспечаны. Дзякуючы яго дапамозе i музей сяк–так яшчэ можа iснаваць. Апошнi раз, калi ён наведаў Вiльню, здаецца, хацеў знайсцi перакладчыкаў з лiтоўскай на беларускую мову i некаторыя з гэтых кнiг выдаць.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости