Игры разума

Почему идеи наших ученых мало находят применение в реальной экономике

Говорят, нарисовать черта намного легче, чем петуха. Его никто не видел: буйствуй фантазией, и публика поверит. С птичкой придется обращаться осторожно: халтуру заметит даже ребенок. Возможно, ошибаюсь, готов посыпать голову пеплом, но как-то родная экономическая наука не особенно стремится ломать голову над стратегическими прикладными задачами. Стратегию нарисовать, концепцию набросать, порассуждать о пользе «диеты» или о несправедливости геоэкономического устройства —  приходилось слышать множество выступлений. А когда доходит до решения конкретных, четких проблем, требующих разработки конкретных алгоритмов… Наступает пробуксовка. Иной раз даже приходится прибегать к иностранным методикам и разработкам. Не самый, кстати, лучший способ с точки зрения национальной безопасности.

Фото: Chocupodelitsia.blogspot

Оценки без баллов


Теорией управления давно выявлено и доказано: успешный менеджер не равнозначно эффективный. Даже в «буржуйских» корпорациях нередки случаи, когда люди шагают по карьерной лестнице, получают новые должности, поощрения, премии… А по сути-то представляют из себя не самых талантливых лентяев, но с прекрасным даром самопиара. Недаром говорят: главное не хорошо работать, а грамотно писать отчеты. И уметь причудливо преподнести свою деятельность, выдав за бесспорные достижения даже провалы.

Александр ПОПКОВ.
Пыль в глаза любят пускать в любой управленческой системе. И как развеять дымовую завесу славословия — одна из серьезных проблем. Она мучает и крупные корпорации, и государственные органы управления. Очень интересный вопрос поднял на одном из выездных заседаний председатель Постоянной комиссии по региональной политике и местному самоуправлению Совета Республики Александр Попков. По его мнению, необходимо нашей науке наконец-то выработать матрицу оценки руководителей регионов.

— Иначе как повышать требования, если нет системы оценки? — выразил сомнение он. 

С этим мнением сложно не согласиться. Как определить, какой из райисполкомов более инициативный, деловитый, прогрессивный? В стране больше сотни районов, и среди них нет двух одинаковых. Как вычленить успехи или неудачи власти, скажем, в моногородах? Крупными предприятиями обычно управляют центральные министерства и ведомства. Конечно, местные чиновники могут оказывать своим авторитетом некоторое влияние, но определяющим оно не является. Словом, когда «монстры» хорошо работают, на их плечах можно запросто в рай въехать, не прилагая никаких особых усилий. Ну а если отрасль постиг спад, на градо­образователей можно списать и все проблемы. 

Александр Попков считает: основополагающим критерием оценки местных руководителей должен стать коэффициент использования производственных мощностей. Прежде всего тех, которые находятся в коммунальном подчинении. Впрочем, эксплуатировать-то их — половина дела, главное — изловчиться так, чтобы все компании приносили прибыль… Вопрос очень серьезный и требует глубокого, научного подхода. Но мэтров белорусской экономической науки Александр Попков этой проблемой так заинтересовать и не смог. Невзирая на весь свой административно-политический вес. 

Гидра эффективности 


Конкурентоспособность… Ее повышают все, начиная с крохотной фирмы и заканчивая отраслями. Да и экономикой в целом. Понятие, прекрасное своей емкой многогранностью, а от этого непонятностью. С точки зрения чистой филологии, конкурентоспособность — это умение что-то делать лучше соседей. Все ясно в теории, но совершенно не понятно на практике. Ибо у компании, не говоря уже о более крупных экономических образованиях, понятие «конкурентоспособность» бесконечно по своей наполняемости. Многое зависит от целей и задач. 

Можно стараться сделать самой качественной продукцию. Можно — самой дешевой. Или самой маржинальной? А возможно, конкурентоспособность компании стоит померить ее капитализацией? Или техническим потенциалом? Перечисление уходит в бесконечность. 

Впрочем, можно пользоваться простой и удобной формулой, некогда озвученной грамотным, убеленным сединой директором. «Маркетинг, маркетинг, — возмущался он в сторону нового поколения менеджеров. — Берут товар или нет — вот и весь маркетинг». В чем-то прав был «красный директор». Правда, возглавляемое им предприятие, побарахтавшись полтора десятка лет в долгах, так и околело. Видимо, его «маркетинг» не сработал. 

Некоторое время откровенно забавлялся, задавая наивный вопрос респондентам различного ранга: «А что такое конкурентоспособность?» В ответ — неприличная по протяженности мхатовская пауза. А тогда что же вы собираетесь повышать? Увы, вопрос-то риторический. 

Госстандарт неоднократно пытался найти на него ответ. В частности, определить критерии конкурентоспособности многострадального белорусского машиностроения. Чтобы можно было взять систему показателей и сразу увидеть, есть ли шанс на международном рынке или надо какие-то слабые места срочно подтягивать. Даже деньги на такие исследования были выделены. Даже творческий коллектив очень уважаемой государственной научной организации занялся исследованиями. Но и через два года средства не освоил. И бросил эту тему. После этой истории как-то с кривой ухмылкой иной раз слушаешь заслуженных профессоров, что денег не хватает. Или умения их отрабатывать?!

Печально другое: родные предприятия так и бродят слепыми котятами. Бросаются в крайности: то модернизируются от подвала до выхлопной трубы, потом толком не знают, как «отбить» новое оборудование. Ибо станков и технологий — завались. А конкурентоспособности — нет. И ответ для белорусской действительности пока не найден. Конечно, можно позаимствовать опыт Китая, Германии, Америки, Швейцарии. Но калькировать чужой успех не получится. Каждый его ковал по секретным рецептам и со своей научной базой. И секреты раскрывать не поспешат. Мир устроен, как кухня в ресторане: деликатесов берите сколько угодно, за хорошие чаевые официант может шепнуть на ухо ингредиенты блюда, но весь рецепт шеф-повар никому не раскроет.


Они вылупились и улетели

В советские времена опытные тренеры буквально рыскали по обычным средним школам в поисках талантов. Конечно, в большой спорт выходили единицы. Но каждый старался собрать побольше потенциальных малышей под крышей своей секции. И заманивал школьников к себе любыми коврижками. А рядовые физкультурники только с завистью вздыхали: мол, уходит хороший парень и ничем его не удержишь! 

Вот и со стартапами происходит похожая история. Приехал недавно в бизнес-клуб «Имагуру» из Финляндии профессор Уилл Кардвелл. Прочитал лекции в Академии бизнес-ангелов, поделился своим опытом. Остался очень доволен нашей страной вообще и гражданами в частности. Народ-то у нас башковитый, изобретательный, технически подкованный. Идеями просто фонтанирует. Но монетизировать их не умеет. И спецов соответствующих в стране мало. Или почти нет. 

И о чем рассказывает финский профессор в своих лекциях? Правильно, как выгодно сдать свою идею в разработку профи. И модель следующая: взяли мысль, провели предварительную обкатку на родине, довели до ума, запустили в небольшой тестовый тираж… А коммерциализация, когда деньги текут рекой, — добро пожаловать в западные государства. Почему? Просто там умеют превращать «гаражный компьютерный кооператив» в Apple. Или простенькую закусочную у дороги в MacDonalds. Да, у истоков этих корпораций стояли Стив Джобс и Рей Крок. Но в мегамонстров бизнеса их превратили профессиональные финансисты, экономисты и другие многочисленные специалисты. Когда они увидели потенциал в небольших фирмах, засучили рукава и подняли их на вершину миллиардной пирамиды. Прекрасные примеры, чтобы стартануть со своим стартапом на Запад. И таких примеров сегодня в Беларуси хватает. И финансовые коврижки пекутся в чужих странах. Да, на родине остаются центры разработки, какие-то рабочие места… Но основные-то доходы крутятся в чужой экономике и на нее же работают. 

Несомненно, непатриотично поступают лихие и умные бизнесмены новой волны. Но бизнес есть бизнес. Впрочем, есть и другая сторона медали. IT-индустрия в стране цветет и пахнет уже лет двадцать: за счет хорошей технической школы. А где экономическая подложка? Хотя бы ясли появились, чтобы выращивать своих крутых менеджеров, которые будут превращать классные идеи в большие деньги? Где технологии этого процесса? 

Нет, зарубежные тренеры нам помогут. И все перспективные стартапы заберут в свои «дрим-тим». А нам останется только уныло бегать трусцой. Или все-таки создавать свои разработки и школы по ведущим экономическим проблемам?

volchkovvv@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.2
Новости