Философия памяти

Обзор книг "Сафiйка. Полацк. Родны край" и Юрия Лотмана "Внутри мыслящих миров"

Сафiйка. Полацк. Родны край. Мiнск, Мастацкая лiтаратура, 2017

Кожны год да Дня беларускага пiсьменства ў выдавецтве «Мастацкая лiтаратура» выходзiць зборнiк серыi «Беларусь лiтаратурная», якi прадстаўляе творчасць ураджэнцаў рэгiёна, дзе адбываецца свята. Сёлета гэта зноў — Полацк, радзiма Францыска Скарыны, дзякуючы якому мы адзначаем 500–годдзе беларускай друкаванай кнiгi. Зборнiк склаў вядомы паэт Навум Гальпяровiч, i задача яго была цяжкая. Бо серыя «Беларусь лiтаратурная» пачыналася зборнiкам, прысвечаным Полаччыне, з тым жа складальнiкам. На гэты раз «паспрабавалi пайсцi не проста падборам твораў тых, хто непасрэдна звязаны сваёй бiяграфiяй з Полацкам, а паспрабаваць даць своеасаблiвую анталогiю беларускай лiтаратуры, прысвечанай самаму старажытнаму гораду краiны». Пачынаецца пераказамi прадмоў Францыска Скарыны паэтам Алесем Разанавым. «Песня пра князя Iзяслава Полацкага» — твор малавядомы, а мiж тым аўтар, Максiм Багдановiч, натхнёны «Словам аб палку Iгаравым». Лiтаратуразнаўца Iван Саверчанка пераасэнсоўвае легенды пра ўзнiкненне Полацка, эсэ Уладзiмiра Караткевiча i аповесць Алега Лойкi распавядаюць пра Скарыну. Усцешыла, што ў зборнiк увайшла аповесць Вацлава Ластоўскага «Лабiрынты», адно з першых беларускiх фэнтэзi, а таксама экспрэсiйная «Фантазiя» Максiма Гарэцкага, герой якой — прывiд Скарыны. Наступны вялiкi раздзел — творы пра Полацк, ад Барадулiна да Сiпакова. Апошнiя старонкi прысвечаныя творчасцi лiтаратараў лiтаб’яднання «Наддзвiнне», якому спаўняецца 90 год. Тут, вядома, мастацкi ўзровень дужа няроўны, як кажуць, затое шчыра i з любоўю. Шкада, у зборнiк не ўвайшлi некаторыя цiкавыя сучасныя лiтаратары–палачане. Але што ж, Полацк занадта вялiкi, каб змясцiцца ў адной кнiжцы.

Юрий Лотман. Внутри мыслящих миров. Азбука, Санкт–Петербург, 2016

Текст, культура, история... Это темы трех разделов монографии легендарного ученого Юрия Лотмана. Существование его в Советском Союзе представляется неким феноменом: разработанный Лотманом структурно–семиотический метод изучения литературы и культуры шел вразрез с официальным советским литературоведением. Впрочем, были «смягчающие» аспекты: Лотман — фронтовик и работал в Тартусском университете, то есть на периферии. Впрочем, в 1970–х ученый уже был невыездным диссидентом. Его книги не являются легким чтивом. Это научные труды, но иметь о них понятие нужно. Вот Лотман на примерах из классики исследует, как замысел писателя воплощается в сюжет. Как Достоевский, внимательно читая газеты и коллекционируя уголовно–судебную хронику, усматривал «в россыпи газетных фактов видимые симптомы скрытых болезней общества». Весьма актуально звучит постулат о «количественном росте языков искусства» и их постоянном смещении, а также лозунг «искусство есть все, что мы воспринимаем как искусство». Лотман по аналогии с биосферой Вернадского придумал семиосферу, пространство существования языков. Заставляют о многом задуматься и рассуждения об истории. Ведь историческая реальность попадает в руки исследователей в деформированном виде, поскольку историк опирается на тексты, а тексты пересказывают события по своим законам, да еще с идеологическим кодированием. В общем, читать для развлечения здесь нечего, что–то почерпнуть для мировоззрения и цитирования можно.

Издания для обзора предоставлены книжным магазином «Академическая книга», Минск, пр-т Независимости, 72.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости