Отчаянная попытка

До голубых седин

Чем хорошо ветреное утро? Тем, что предупреждает о переменах в погоде. И наоборот — сильный ветер готов разогнать тучи и подарить прекрасный день. Так, во всяком случае, чаще всего происходит в этих краях, по моим уже многолетним наблюдениям.


Накануне всю неделю стояла благоприятная летняя погода. Удачной была рыбалка, в лесу появились первые лисички, и сейчас, попивая свой кофе в беседке, я без сожаления вглядывался в восток, откуда медленно, но уверенно двигалась на меня сотканная из лиловых туч грозная полоса неба.

Смотритель местного Дома охотника Генрих куда-то торопился по своим делам, спешился у наших ворот и, не выпуская руль велосипеда из рук, доложил: 

— Вчера вечером Глеб Валерьянович приехал…

— Напомни-ка, дорогой, кто это у нас?

— Ну как же, Иванович, это тот мужчина, у которого жена утонула, спасая девочку. Вы тогда его еще разными каплями отпаивали. Сейчас он сказал, что и к вам обязательно заглянет. 

Я быстро вспомнил и того мужчину, и тот действительно трагический случай, произошедший на нашем озере. Минуло уже почти десять лет с той поры, и за такое время в моей жизни тоже произошло множество событий и встреч, так что немудрено было и позабыть, кто такой Глеб Валерьянович. Ну а то, что он заглянет ко мне, хорошо. В непогоду, когда прячутся и не поют птички, на моей усадьбе особенно скучно одному. К тому же меня всегда интересовало, что происходило в жизнях и судьбах людей, перенесших серьезные душевные потрясения. 

Перед глазами, словно из архивной кинохроники, отчетливо всплыли события того дня. Стояла, как и сейчас, середина лета. Вода хорошо прогрелась, и понятно, что купающихся стало больше. Мальчик постарше и девочка-второклассница отдыхали у бабушки в деревне на другом берегу и приехали на наш пляж на велосипедах. Быстро разделись и плюхнулись в воду. Несколько поодаль от пляжа, который так назвать можно было с большой натяжкой, и потому чаще всего пустынного, стояла баня Генриха. В его Доме охотника остановилась пара. Мужчину звали Глебом, а его супругу — Кристиной. Они навещали свою дочь в лагере на Нарочи, а потом решили махнуть на денек-другой к друзьям в Латвию. Однако пограничники обнаружили какую-то нестыковку с визами и не пустили их за кордон. Так они и осели на некоторое время у Генриха в Доме охотника. Им еще повезло. В такую пору это местечко редко пустует, ибо хватает желающих порыбачить.

Глеб попросил Генриха протопить баню. Он был большим любителем попариться. Кристина — наоборот, к тому же, как потом сказал муж, пожаловалась на то, что пар ей не пошел, и она вышла, успев надеть на себя все необходимое, подышать свежим воздухом. Затем пошла по берегу к воде. Тогда и увидела, как мальчик уверенно поплыл к противоположному берегу. Девочка попыталась было плыть за ним, но, видимо, передумала. Стала возвращаться с середины озера назад. Тут и случилось непредвиденное. Скорее всего, виной стала судорога. В этом озере много холодных ключей, бьющих со дна. В любом случае ребенок стал тонуть. Девочка вроде и не кричала, не звала на помощь, но Кристина видела, что беда уже сдавила горло своей несчастной жертве. Женщина бросилась в воду и вскоре нашла уже исчезнувшую с поверхности воды девочку. Похоже, и паренек, оказавшийся уже на другом берегу, понял, что с сестрой происходит что-то плохое. Тем более что Кристина пыталась подать ему какой-то знак. Он бросился в воду и поспешил на помощь. Глеб все это время преспокойно дремал в предбаннике и не подозревал о драме на озере. Паренек по имени Алеша плавал хорошо, он довольно быстро приблизился к женщине и девочке. Кристина будто только этого и ждала. Дети направились к берегу, а женщина опустилась на дно. Видать, ей стало совсем плохо.

Паренек растерялся. Надо было приводить в чувство сестру и звать на помощь Кристине. Трудно представить, как все это происходило на самом деле. Но факт остается фактом: девочку спасли, а Кристина утонула. Рассказывали, что, когда женщину достали со дна и положили на берег, Глеб отчаянно пытался вернуть жену к жизни. 

Я пытался выслушать всех, кто мог хоть что-то сообщить о том событии. Всплыл и такой факт: что-то пытался предпринять только один рыбак, оказавшийся на этом берегу, но метрах в ста от происходящего. Другой рыбак, находившийся примерно на таком же расстоянии, уплыл подальше. Никто так и не установил его имя. Как говорится, Бог ему судья.

Глеб был в шоке от произошедшего. Он лежал на песке рядом с бездыханной супругой и плакал. Затем, словно не веря своим глазам, приподнимался и странным взглядом осматривался вокруг. 

Разумеется, меня тоже позвали на берег, где произошла беда. Мне также не верилось, что в таком тихом благословенном местечке могла случиться такая трагедия. После этого я почти месяц не приезжал туда и даже потом какое-то время пытался обходить то место, где лежала Кристина, чтобы не будить тяжелые воспоминания.

Те грозные утренние тучи, что плыли с востока, удивительным образом остановились на середине неба и не торопились пролиться на землю дождем. Где-то к обеду ко мне на усадьбу подошел Глеб. Сейчас он уже действительно был Глебом Валерьяновичем — с животиком, в очках в изящной оправе. Еще привлекательный мужчина интеллигентного вида. Мне показалось, что легкая седина и несколько резких морщин на лице все же говорили о пережитом. Поздоровались.

— Вот приехал навестить то место, где в последний раз видел живой мою Кристину, — сказал он с печалью в голосе. — Тут у вас ничего не изменилось. 

Я пожал плечами и пригласил гостя пройти со мной в беседку. Налил из термоса ему зеленого чая и пододвинул тарелку с сыром. Понимал состояние Глеба Валерьяновича и дал ему возможность высказаться.

— Не скажу, что все эти годы не прикасался к женщинам, — сказал он, — но все не то. Никто не заменит мне Кристину. Вот и приехал сказать ей об этом. Скажу, что отныне буду верен ей до голубых седин. Недавно дочь вышла замуж за болгарина. Будут жить у него на родине, зовут и меня туда. Но зачем? В столице моя квартира неподалеку от кладбища в Новинках, где покоится Кристинка… Как мне одну ее тут оставить? Это хорошо, что благодарность в душе осталась…

Мы еще поговорили о разном. Глеб Валерьянович уехал. Я же понял, что небо, наконец, созрело… Первые капли дождя уже застучали по крыше дома и беседки. Еще можно успеть принести побольше дров к камину. В непогоду вечера здесь длинные. Хочешь не хочешь, а вспомнишь о многом…

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...