Народная газета

Диагноз по ошибке

Когда учеба — одно расстройство

Во всем мире говорят о новой эпидемии ХХI века — learning disabilities. На языке наших специалистов это звучит как “расстройство школьных навыков” — ребенок неграмотно пишет (дисграфия), не понимает прочитанное (дислексия), не умеет считать (дискалькулия). Количество детей, не способных к обучению, растет с каждым годом. В чем причины этого явления?

фото xvatit.com

Мученическая тетрадь

Минчанка Татьяна, отправляя в прошлом сентябре своего 7-летнего Стаса в школу, и предположить не могла, что столкнется с проблемами обучения у сына уже в первом классе. Несколько месяцев все шло гладко. Ребенку нравилось ходить в школу, да и учитель отзывался о Стасе как о способном и старательном мальчике. Но как только начала увеличиваться нагрузка, стали возникать вопросы с письмом и чтением. 

— Понимала, что первоклашки могут делать грамматические ошибки, писать не совсем аккуратно. Но открывая тетради Стаса, все равно приходила в ужас, — вспоминает Татьяна. — Буквы плясали по разным строчкам. У прописной “у” вдруг появлялся хвостик строчной, вместо “т” выводилось “п”, вместо “м” — “л” или “ш”. “Мама” превращалась в “лалу”, “стол” — в “спол”. И это были не случайности. Сын от задания до задания делал одни и те же ошибки. С чтением были вопросы. Мало того, что скорость оставляла желать лучшего, так ребенок не дочитывал слова до конца. Все это ужасно нервировало. 

Считая, что сын просто ленится, Татьяна стала больше заниматься с ним дома. Но лучше не становилось: 

— Баллы в первом классе не выставляют. Но есть тучки, солнышки, значки, и дети прекрасно понимают, что это тоже определенная оценка. После полгода обучения в школе Стас сделал вывод: “У меня всегда все плохо”. На всех самоанализах в школе он ставил себе одни крестики. Самооценка сына неминуемо падала. А ведь ему недавно исполнилось только 8 лет!

Переживая за мальчика, Татьяна отвела его в центр развития и речи. Там и вынесли вердикт: у ребенка налицо признаки не лени, а дисграфии и дислексии: 

— Стас не единственный в классе, кто испытывает трудности с чтением и письмом. Родители по-разному относятся к этой ситуации. Часть обращается к специалистам, а часть остается уверенной, что школьник просто не хочет заниматься, ленится и ему нужно лишний раз дать по попе. Но убедилась на личном опыте, что ребенок просто не может сделать то, что мы от него хотим. 

Эпидемия безграмотности

Учитель начальных классов столичной гимназии № 21 Инесса Макаренко, за плечами которой почти тридцатилетний стаж, говорит, что еще десять лет назад дисграфия и дислексия у школьников встречалась лишь в единичных случаях. Теперь ситуация в корне поменялась: 

— Из 28 моих нынешних первоклашек у пятерых логопедические проблемы. И это можно назвать большой удачей, так как в классе, который выпустила в прошлом году, таких было больше половины! Ребенок не выговаривает какой-то звук — это, естественно, сказывается и на письме, и на чтении. Ученик получает низкие оценки, одноклассники начинают посмеиваться. В итоге малыши с нарушениями начинают комплексовать, стесняются отвечать, замыкаются в себе. Одна проблема тянет другую. К сожалению, не все родители обращают на это внимание. Им некогда, они зарабатывают деньги. Но если прислушиваются и отводят ребенка на дополнительные занятия к логопеду, дефектологу, то ситуация улучшается. 

Проблема “трудностей обучения” вызывает беспокойство во всем мире. В нашей стране о ней знают, но говорят немного. Готовя материал, не встретила на просторах интернета ни одного сайта или сообщества, посвященного конкретно этой проблематике — в России таких сотни. Лишь единичные мамы на форумах бросают клич: “Посоветуйте хорошего специалиста. Девочке 11 лет. Всегда были проблемы с письмом и вниманием. Походы к психологам оказались безрезультатными. Дочка совсем потеряла уверенность в себе. Вялость, апатичность, медлительность, отсутствие интересов, сложности в отношениях со сверстниками... Куда обратиться?”

Следует понимать, что от подобных расстройств никто не застрахован. Дислексия и дисграфия может быть обнаружена у тех, кто хорошо говорит, правильно решает задачи по математике. Но вот письмо и чтение им даются с трудом — и эти нарушения вызваны недоразвитием или нарушением функций определенных зон коры головного мозга.

В  чем причины таких явлений, объясняет психолог с дополнительной квалификацией нейропсихолог Елена Тюрина:

— Расстройства школьных навыков имеют целый комплекс биологических и социальных причин. Это и патологическое течение беременности, наличие родовых травм, асфиксии, перенесенные инфекции в первые годы жизни малыша. Играет роль и наследственный фактор, когда крохе передается недосформированность определенных мозговых структур, их качественная незрелость. Дети повторяют те же ошибки, которые были у их родителей, испытывают те же трудности. Также очень большое значение имеет степень сформированности всех сторон речи ребенка. Нарушения фонематического восприятия, лексико-грамматического строя речи, звукопроизношения — все это также может быть причиной дисграфии и дислексии. 

— На что в первую очередь родители должны обращать внимание? 

— Имеет большое значение, как воспитываются дети — есть ли у них дома определенные обязанности, умеют ли они соблюдать правила в играх, хватает ли им двигательной нагрузки... Некоторые вещи кажутся незначительными, но они очень важны. Например, при чтении ребенок должен уметь следить за строчкой, его глаза должны плавно двигаться. Ученые предполагают, если ребенок в младенческом возрасте “смотрит” телевизор, то его глаза привыкают к хаотическому движению. Вместо того, чтобы крутить в руках погремушку, рассматривать ее, приближая, отдаляя, отводя в сторону, тем самым тренируя глаза, ребенок привыкает к хаотичному восприятию информации. Мамы, форсируя события, ставят ребенка в ходунки, и он пропускает такой важный этап, как ползание, когда развивается умение фокусировать взгляд на близком расстоянии, с которого мы читаем, рисуем, пишем и т. д. Сейчас ученые выдвигают идею, что с пропуском некоторых стадий развития ребенка может быть связана задержка когнитивного развития, у этих детей могут обнаруживаться проблемы с обучением в школе. 

— Получается, что, стараясь ускорить развитие ребенка, взрослые невольно закладывают бомбу-проблему на будущее?

— Да. Родителям, которые ведут своего 2-3-летнего малыша на кружки раннего развития, я всегда задаю вопрос: “Зачем?” Я думаю, здесь очень много заблуждений. Если вы думаете, что, научившись рано читать, ребенок будет любить чтение — это не так. До школы гораздо важнее развивать внимание, память, мышление, учить ребенка рассказывать, рассуждать. И мое мнение — для этого совсем не обязательно его водить в школы раннего развития. Очень важно расширять кругозор дошкольника. Также очень важна двигательная активность ребенка, игры с мячами, скакалками, резиночками. Помните, например, нашу игру в резиночки? Сколько там было программ, которые мы запоминали, при этом надо было быстро переключиться с одного движения на другое. Сейчас большинству детей эта игра кажется очень сложной. Процесс переключения нам очень важен и при письме, и при чтении. К сожалению, вместо игр на свежем воздухе современные дети предпочитают сидение в телефонах и планшетах. Это влияет не только на отсутствие двигательной нагрузки и общения с родителями и друзьями. У детей не формируется боковое зрение. Естественно, это сказывается на процессе обучения.

— Как определить, ленится сын либо дочь или действительно просто не может учиться?


— Мне нравится фраза: “Ленивых детей не бывает”. Если вам кажется, что ребенок ленится, на то есть причины. Скорее всего, ему трудно, у него что-то не получается. Он идет в первый класс, его все поздравляют, для него это великое событие. И через два-три месяца мы видим уже совсем другую картину: он не хочет в школу, ему трудно, падает мотивация, ослабевает интерес. “Не заставить делать уроки”, — жалуются родители. Такое поведение говорит, что у малыша могут быть проблемы с регуляцией своей деятельности, с самоконтролем. Эти функции созревают к 8-9 годам. И это, кстати, одна из причин, почему мы рекомендуем отдавать детей в школу не в 5-6 лет, а ближе к 7. До этого возраста нет понимания “мне надо”, “я должен”. Конечно, может быть и особенность темперамента, например, флегматик — он не ленив, он просто медлителен. 

— Кто, как правило, первым замечает у ребенка какие-то проблемы? 

— По-хорошему, на дисграфию или дислексию у ребенка может указать его учитель, да и родителям невозможно не заметить трудности. Но не все педагоги осведомлены о признаках этих расстройств, а родители считают, что это пройдет само собой. И только когда это перерастает в глобальную проблему, тогда обращаются за помощью. В первом классе дети еще имеют право писать и читать с ошибками. Но если и во втором классе нет никакого прогресса, ребенок очень медленно читает, не понимает, что читает — не ждите, бегите к специалисту. 

— Насколько эффективно лечатся эти болезни?

— Как правило, через 15-20 занятий уже виден результат. Но гораздо быстрее его можно получить при ответственной работе родителей, которые должны выполнять домашние задания, рекомендованные специалистом. Иногда родители на уровне интуиции сами придумывают какие-то методы работы со своим ребенком и, думаю, могут справиться с проблемой, если нарушения не грубые. Но в любом случае лучше провести консультацию у специалиста. Хорошо, если ребенок посетит не только логопеда, но и нейропсихолога, который поможет определить, что является причиной трудностей обучения, какая именно психическая функция нарушена. 

Неуд не приговор


— В каждом втором учреждении общего среднего образования созданы пункты коррекционно-педагогической помощи, где с проблемными детьми занимается учитель-дефектолог. Таких пунктов в стране 1603, — рассказывает главный специалист Главного управления общего среднего, дошкольного и специального образования Минобразования Светлана Сысой. — Дети, у которых дисграфия и дислексия выступают не как самостоятельное нарушение, а как сопутствующее при более тяжелых нарушениях (моторной алалии, дизартрии и т. д.), занимаются по специальным учебным планам и программам в специальной общеобразовательной школе или в классах интегрированного обучения и воспитания.

Если в какой-то школе нет дефектолога, обращаться следует к специалистам центров коррекционно-развивающего обучения и реабилитации, которые открыты в каждом областном и районном центре. Их сейчас 141, уточняет Светлана Евгеньевна. Занятия там бесплатные (в частных центрах они стоят, по сведениям редакции, в среднем 20-30 рублей).

— Помощь оказывается существенная, — рассказывает учитель-дефектолог Гудогайской СШ в Островецком районе Юлия Коробко. — Каждый год по итогам первого класса мы выявляем 3-4 ребенка с нарушениями процесса письма или чтения, которых зачисляем в пункт коррекционно-педагогической помощи. В течение учебного года три раза в неделю занимаемся с ребятами на групповых занятиях, кроме того, проводим консультации для родителей.

Анна Кузьмицкая, мама 17-летнего Жени, у которого в детстве была обнаружена дислексия, спустя время может спокойно рассуждать: 

— Диагноз дислексия или дисграфия у ребенка — определенное испытание для семьи, но не крах всех надежд. Жене сложно давалось чтение — он проглатывал окончания слов. Первая учительница буквально извела его своими придирками. Мы стали посещать логопеда, дополнительно занимались дома — писали диктанты, переписывали страницы книг... Ситуация исправилась. Но еще в начальной школе поняли, что филологом ему не быть, поэтому всячески поощряли интерес к машинам, компьютерам и так далее. Теперь Женя учится в технологическом колледже. В зачетке преимущественно 7-8. 

Скажи “р”


Елена Мулица, главный специалист управления дошкольного образования Главного управления общего среднего, дошкольного и специального образования Минобразования:

— Так называемые предпосылки к возникновению нарушений письменной речи можно выявить уже в дошкольном возрасте. Если у ребенка к 4-5 годам нарушено звукопроизношение, имеются трудности в узнавании звука на фоне слова, определении примерного места звука в слове, в устной речи наблюдаются замены звуков, ошибки в согласовании различных частей речи (неправильные окончания слов), ребенок затрудняется в пространственной ориентировке (вправо-влево, вверх-вниз и др.), то это может служить сигналом к возможному появлению проблем при обучении в школе. Родителям в данном случае рекомендуется, не затягивая, обратиться к специалистам, которые сегодня есть в центрах коррекционно-развивающего обучения и реабилитации, учреждениях дошкольного образования, поликлиниках.

МНЕНИЕ

Ирина Кожух, психолог:


Если говорить о неуспеваемости, которая обусловлена недостаточной сформированностью психических функций, то здесь родителям важно постараться избегать оценочных суждений в адрес ребенка, показать свою веру в него. Основной посыл может быть таким: “Все люди на свете разные. У каждого есть что-то, что не получается. Вот у тебя не получается это, зато ты умеешь делать то, чего не умеют другие. И ты добрый, открытый, веселый, умеешь дружить — это очень важно!” Развивайте у ребенка чувствительность к своим потребностям, учите заботиться о себе, не позволяйте себя обижать. Найдите сферу, где ваш ребенок будет успешным, верьте в него и любите без всяких “но”, и тогда он обязательно вырастет счастливым.

За почерк оценка не снижается

• В Великобритании школьникам и студентам с дислексией предоставляются не только дополнительные часы на овладение учебной программой и дополнительное время на экзаменах, но и значительные дотации на приобретение компьютеров, книг и прочих учебных пособий. 

• В США проблема “трудностей обучения” курируется на государственном уровне: дети получают бесплатную корректирующую терапию — развернутые исследования мозга, систему тренировок от нейропсихолога, занятия по отдельным методикам с педагогами, логопедами, психологами. 

• В Бразилии, Хорватии, Чехии, Норвегии и ряде других стран для детей с дислексией и дисграфией вводится особый режим обучения: им разрешают не читать вслух перед классом и не снижают оценки за плохой почерк.


ШПАРГАЛКА ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

Проблемы с обучением могут быть у ребенка, который...

• родился в семье, где у кого-то уже были подобные сложности;

• получил родовые травмы;

• начал поздно говорить;

• не произносит определенные звуки, неправильно согласовывает различные части речи, путает слоги;

• рано пошел в школу.

Взрослых должно насторожить повторение при чтении и письме одних и тех же ошибок: 

• ребенок путает буквы по оптическому сходству: б — д; п — т; Е — З; д — у и т. д.;

• не различает буквы по звучанию: смешиваются гласные о — у, ё — ю; согласные р — л, й — ль; парные звонкие и глухие согласные, свистящие и шипящие, звуки ц, ч, щ;

• не понимает, как на письме передать мягкость согласных: например, сольить (солить), въезет (везет);

• слитно со словами пишет предлоги и раздельно приставки;

• при чтении и письме пропускает целые слоги и окончания;

• путает буквы местами.

Из невежды в звезды

Двукратная номинантка на премию “Оскар” Кира Найтли в детстве не выговаривала слова и с трудом читала. Справиться с этой проблемой ей помогла любовь к кино. Девочка была большой поклонницей Эммы Томпсон. Как-то мама дала Кире сценарий Эммы к фильму “Разум и чувства”. “При этом она мне сказала: “Если бы Эмма Томпсон не могла читать, она бы преодолела это... И ты должна начать читать”, — вспоминает актриса. Сейчас Кира Найтли, успешно поборовшая недуг, является лицом Британской ассоциации по борьбе с дислексией. 


Всемирно известный режиссер Квентин Тарантино говорит, что ненавидел школу. Сложности вызывали буквы и цифры. Даже время по часам он научился определять только к 6-му классу. В 15 лет, не в силах больше терпеть эти мучения, с разрешения мамы он и вовсе бросил школу.


Джон Коркоран — самый известный дислексик в мире. Американский писатель и бизнесмен до 48 лет не умел читать. Затем прошел специальные курсы. Сейчас он возглавляет фонд, который борется с безграмотностью во взрослом возрасте.


mila@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...