Дедова наука

Тренер женской сборной Беларуси по биатлону Виктор Корчагин: времена тяжелые, но прорвемся

Готовить женскую сборную по биатлону в нынешнем сезоне — испытание не для слабых. Без Дарьи Домрачевой и Надежды Скардино расклады видятся уже совсем не такими радужными, как год назад. Чтобы впрячься в этот воз в 81 год, нужно обладать особенным характером. Виктор Корчагин как раз из таких. В свое время он успел поруководить сборной СССР и воспитать немало звезд, включая Светлану Парамыгину, а в последние годы не единожды эмоционально рассуждал о перспективах белорусского биатлона. Теперь у Виктора Михайловича появилась возможность перейти от слов к делу и передать молодому поколению свой опыт.

— Что–то подобное со мной уже случалось. В 1992 году. У меня тогда свой бизнес был в Москве. Воспитанники помогли, организовали фирму. Дела шли хорошо, но я принял предложение возглавить сборную Беларуси, готовил ее к Олимпиаде... Ничуть не жалею. У кого–то призвание быть музыкантом, а я — тренер. Окончил в свое время институт Лесгафта в Санкт–Петербурге, прошел отличную школу в Новосибирске: проработал там 16 лет. В то время в чемпионате СССР треть биатлонистов были из Новосибирска: Александр Тихонов, Виктор Маматов, Юрий Колмаков, Сергей Булыгин... А потом позвали в Минск в общество «Динамо», помогли с квартирой.

— Но нынешняя ситуация несколько отличается от той, что была в 1992–м. Тогда перспективы просматривались отчетливо, а сегодня впереди туман...

— Рассеем. Во–первых, по биатлону соскучился: до этого три года назад возглавлял мужскую сборную Литвы. Томас Каукенас на Олимпиаде в Сочи чуть медаль не завоевал, а это один из двух ребят (вместе с Каролем Домбровским), на которых я чуть ли не в первый день указал и сказал: из этих может получиться толк. Самое интересное, что условия в Литве несравнимы с белорусскими, так что, наверное, я антикризисный тренер. Мне интересно решать сложные задачи.

— В белорусском биатлоне кризис?

— Я бы не сказал, что все плохо. Изучив вопрос, я был впечатлен тем, что делает наша федерация. По сравнению с началом 90–х условия на порядок лучше: организация, обеспечение, уделяемое команде внимание — на уровне сборной СССР или даже больше. Тогда ведь мы вообще на пустом месте все строили. Помню, меня вызвал министр спорта Владимир Рыженков и сказал: «Виктор Михайлович, постарайтесь обеспечить результат минимальными средствами».

— В 1992 году было кем обеспечивать, хватало мастеров...

— Была конкуренция, чего сейчас нашему биатлону не хватает катастрофически. Так случилось, что за спиной Дарьи Домрачевой попросту не успели
подготовить смену. Да, руководство федерации сегодня предпринимает правильные шаги в этом направлении, но начинать это нужно было немного раньше. Я не хочу говорить обо всех тренерах — в Беларуси есть специалисты, которые работают очень серьезно и основательно. Но беда в том, что в определенный период времени они попросту не имели условий для работы. Сейчас создали центр подготовки в Новополоцке, там есть результаты, но Новополоцк — не самый большой город в стране. Такие же центры нужно создавать по всей Беларуси, а не тратить деньги на приглашение дорогостоящих тренеров. Домрачеву могли бы готовить многие наши специалисты...

— Об Альфреде Эдере биатлонистки отзывались очень хорошо...

— В один из периодов своей карьеры я работал в Австрии. Тогда в ее составе выступали чемпион мира Вольфганг Роттманн, серебряный призер чемпионата мира Людвиг Гредлер, Вольфганг Пернер, который потом в Солт–Лейк–Сити выиграл бронзу. Рихард Нойнер, который в Беларуси потом работал сервисменом, в той команде был предпоследним. Главным тренером трудился Райне Грессигер, а я ему ассистировал: иностранец не мог быть главным. Альфред Эдер же работал с юношеской командой и только начинал карьеру. Потом, кстати, приехав в Беларусь, он очень удивлялся, увидев, что я не работаю со сборной. Но проблема не в Эдере, а в том, что ставка на Федора Свободу, которого рассматривали как молодого тренера, способного многому научиться у Клауса Зиберта и Альфреда Эдера, не сыграла. Весной на совещании в федерации я задал Свободе прямой вопрос: «После восьми лет «стажировки» ты готов работать самостоятельно и поделиться опытом с нашими специалистами?» Ведь это он сейчас должен был быть на моем месте. А мне в ответ: нужно пригласить Эдера...

Белорусская эстафета впервые выиграла гонку на этапе Кубка мира, 1993 год: Виктор Корчагин, Светлана Парамыгина, Наталья Пермякова, Ирина Кокуева, Наталья Рыженкова, Олег Рыженков.

— Чем вы объясните всплеск результатов при Эдере?

— Этот всплеск мог случиться и при другом тренере. Во–первых, здесь важно учитывать сервисменов, которые работают на высочайшем уровне. Австриец был лишь одним из звеньев (причем не главным) в подготовке нашей сборной. Просто ему и лидерам здесь создали идеальные условия. А теперь скажите: что осталось в нашем биатлоне после ухода этих специалистов? На Ирину Кривко долгое время вообще внимания не обращали, хотя ее талант был очевиден. 

— На Кривко сейчас ложится огромная нагрузка и ответственность. Она готова быть лидером команды?

— Она и является лидером. Тем более что олимпийская чемпионка постоянно прогрессирует, с ней работал один из лучших белорусских тренеров Василий Лещенко К слову, это еще один негативный момент увлечения иностранцами: долгое время из–за Зиберта, Эдера, Польховского и других приглашенных специалистов у наших тренеров вроде Лещенко или Олега Рыженкова попросту не было возможности проявить себя. А тренер должен выезжать с командой, учиться, набираться опыта... 

— Победительница масс–старта на летнем чемпионате Беларуси у юниорок допустила 8 промахов, четверо выступавших на чемпионате мира юниоров в гонке преследования суммарно промахнулись 28 раз... Можно долго спорить по поводу отсутствия снега, но стрелять–то, кажется, можно научить?

— Беларусь не Норвегия, и проблемы со снегом здесь были всегда, но в нашем случае важно другое. Все лидеры сборной СССР по биатлону приходили из лыжных гонок. Многие из них и там могли бежать на уровне сборной, Александр Тихонов вообще был способен стать одним из сильнейших в мире. Или вспомним Анфису Резцову, которая могла выигрывать с тремя кругами штрафа. Поэтому нынешнюю систему подготовки в Беларуси нужно менять. У нас пытаются учить всему и сразу. Патроны стоят дорого, а мы учим стрелять всех подряд, а потом обнаруживаем, что гонщики–то ребята никакие.

— У вас есть полномочия для перестройки системы?

— Конечно, нет. Старший тренер сборной — Василий Лещенко. Я работаю с дамами и могу лишь советовать, помогать, делиться опытом. Но мы оба надеемся, что уже в предстоящем сезоне наступит какой–то прогресс. Иначе ведь и работать незачем.

— Женская команда у нас очень разношерстная: от опытной Дарьи Юркевич до совсем молодой Анны Солы. А зимой тем временем «Раубичам» принимать чемпионат Европы. Чего ждете?

— Само по себе проведение чемпионата Европы в «Раубичах» для нас большой плюс. Это позволит вернуть прежний авторитет. Что же касается результатов, то важно понимать, что мы потеряли 2/3 нашей женской сборной, при этом ожидания болельщиков за последние годы многократно выросли: все хотят побед. Надеюсь, к нам отнесутся с пониманием, тем более что каждая из девушек способна прогрессировать. Например, очень нравится, как настроена и как работает Динара Алимбекова. Даже Юркевич своего потенциала не раскрыла: ей просто не удавалось сделать это за спинами Дарьи Домрачевой и Надежды Скардино. Очень важно не повторить прежних ошибок. 

komashko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Загрузка...