Барабан мне в руки

С любопытством разглядываю портреты на стенах мастерской художественного факультета Белорусской академии искусств. На одном изображена девушка у окна – богиня, иначе не скажешь. На другом холсте — атлетически сложенный мужчина, которому под стать имя Аполлон. Глядя на их совершенные формы, с ужасом понимаю, что не могу с ними конкурировать – не та фактура. А придется...
С любопытством разглядываю портреты на стенах мастерской художественного факультета Белорусской академии искусств. На одном изображена девушка у окна – богиня, иначе не скажешь. На другом холсте — атлетически сложенный мужчина, которому под стать имя Аполлон. Глядя на их совершенные формы, с ужасом понимаю, что не могу с ними конкурировать – не та фактура. А придется... – Пора начинать, – говорит, обращаясь ко мне, Татьяна Сиплевич, художник-преподаватель. Казалось, позу я выбрал что надо – «Журналист в поиске сенсации»: в руках блокнот и авторучка, острый взгляд, тело сжато для прыжка… Увы, новичку привыкнуть к сложному искусству позирования – все равно что пуд соли съесть. Создание рисунка потребует 30 часов (три недели), и очень быстро я понял, что в придуманной позе мне долго не протянуть. Поэтому постановка «перекраивается». По задумке студентов, в моих руках появляется барабан, на стене – разноцветные драпировки. Что-то из древнеримской тематики. «Раз, два, три, морская фигура на месте замри», – вспоминаю слова из детской считалочки и застываю, как истукан, «заморозив» мимику и напружинив грудь. Под скрип карандашей меня буравят семь пар глаз – студенты второго курса отделения графики: Андрей Ярошевич, Сергей Шабохин, Жанна Гладко, Павел Карпович, Игорь Сидоров, Наталья Климович и Дмитрий Виталев. Андрей набрасывает мой образ на четырех черновиках, а Сергей, например, сразу рисует на планшете. У каждого своя творческая манера. Работа для лентяя? На первый взгляд ничего сложного в профессии натурщика нет. Знай себе только неподвижно стой, сиди или лежи. «Этакая находка для лентяя», – думал я первые 15 минут, пока не стала ныть шея. А тут еще и глаза слезятся. Шутка ли – сохраняя выразительность лица, смотреть в одну точку. На исходе второго часа постановки спину немилосердно ломит, барабанчик тяжелит руку пуще гантели. И как медленно тянутся минуты! После отработанных трех академических часов, похрустывая шейными позвонками, направляюсь в кабинет к Леоноре Гореловой — диспетчеру по работе с натурами. — А говорили легко, – встретила с улыбкой Леонора Ивановна. – Привыкайте. У нас таких, как вы, 70 человек. Никто не жалуется. Вместе просматриваем карточки натурщиков, отдельные из которых заведены еще 15 лет назад. У каждого – рабочее расписание, зарплата, а некоторые профессиональные демонстраторы пластических поз даже получают тут пенсию. Устроиться на работу натурщиком взрослому человеку можно в любом возрасте. Для этого необязательно обладать внешними данными греческих богов. Ценятся худощавые, но гармонично сложенные люди средних лет. А вот тем, кто склонен к полноте, стать «музами» для художников и скульпторов, увы, почти невозможно. Перед тем, как пополнить штат «моделей», будущий демонстратор проходит собеседование, где оцениваются его пластичность, осанка, черты лица. «Джоконда» в тапочках Среди натурщиков есть актриса, психолог, экономист, мастер спорта… Но большинство карточек заведено на студентов. Для них это реальный шанс подзаработать. Кстати, академический час портретного позирования оценивается в 2250 рублей, «обнаженка» – 3570 рублей. Если работать по шесть часов в день пять раз в неделю, то за месяц набежит приличная сумма – где-то в районе 400 тысяч. Немало и пенсионеров. Среди них – 82-летний ветеран Николай Федорович. «Как начал позировать? Да просто на пенсии скучно дома сидеть, – поясняет самый «взрослый» из натурщиков. – А здесь молодежь, шутки, смех. Да и потом, оставить что-то после себя хочется. Картины сохранят меня на долгие годы». Наталья попала в натурщицы случайно – хотела подарить свой портрет на память возлюбленному. Было это три года назад. Сейчас позирует исключительно в виде обнаженной натуры. «Обидно, что многие ставят мою профессию где-то близко с наидревнейшей, – жалуется «муза». – Никакой пошлости нет. Мы, натурщики, продаем свое тело, но надо проводить грань между искусством и жизнью». Есть в числе натурщиков и своя «джоконда». Так называют студенты Валерия Андреевича за бесподобную улыбку. Его я застал во время гимнастики на коридоре в домашних тапочках. Секрет улыбки, оказывается, в постоянном контроле над мышцами лица. Человек уже немолод, а следит за собой. Зарядку делает как дома, так и в академии — на переменах, потому что знает, как опасны для натурщиков тромбофлебиты, артрозы, заболевания позвоночника. «Сожми натуре голову!..» На занятиях поближе знакомлюсь с художниками. Вступать в разговоры с ними, кстати, не запрещено. Ребята рассказывают, что натурщики попадаются самые разные. Был чудак, который на каждом перерыве брился. Одна актриса не могла усидеть на стуле без песен — если первый час позировала смирно, то к середине второго заводила «Конфетки-бараночки…». Но любимым натурщиком группы был молодой верующий парень по имени Руслан. Губы его всегда шевелились, а до студентов долетали слова молитв. Поэтому и образы его получались одухотворенные, от них как будто исходило сияние. Каждому натурщику знакомы неловкие моменты, когда аудитория начинает шушукаться, еще хуже – хихикать. Тихий смех «ходил» по аудитории и вылился в хохот, когда преподаватель Татьяна Александровна прокомментировала рисунок моей скромной персоны на ватмане Игоря: «Супергуманоид!» У Димы тоже получалось не все гладко с изображением начинающего журналиста. «Сожми натуре голову и надуй торс», – посоветовала педагог, и я заволновался. Семь взглядов на одну натуру Что ни говори, а приятно чувствовать себя частью творческого процесса. Правда, когда студенты развернули планшеты и продемонстрировали мне свои рисунки, я узнал себя далеко не на всех. С одного планшета на меня смотрел твердолобый детина без единой мысли в голове, с другого – голова Дон Кихота на гусиной шее. На некоторых ватманах были просто, на мой непредвзятый взгляд, неприятные субъекты. Для домашней коллекции я предпочел оставить работу Сергея Шабохина – образ серьезного, думающего журналиста ему определенно удался. Уже потом мне объяснили, что натурщик для художника лишь исходная точка, материал для создания образа, который зачастую отличается от оригинала. Кто знает, может, на моем «натурном материале» вырастут будущие Репины, Ван Гоги, Ренуары… Диспетчер по работе с натурами Леонора Горелова предлагает записаться и на портретное позирование (на «свежих» натурщиков в академии спрос всегда велик). Но с меня уже достаточно. Откажусь и предоставлю часы тому, кто видит в «натуральном» ремесле свое призвание.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...