Здесь всегда начинается Родина

3 июля 1944 года, ставшее точкой отсчета в определении Дня Независимости нашей страны, началось в Брестской крепости 22 июня 1941 года

КОГДА входишь на территорию мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», к горлу подступает ком. Ощущение прикосновения к чему-то святому, вечному не отступает. Это действительно уникальная точка на карте нашей страны, где каждая пядь земли полита кровью защитников Отечества. Война давно закончилась, но в Брестской крепости ее жуткие следы и сегодня видны на каждом шагу. Чтобы помнили.


В ПРЕДДВЕРИИ 22 июня, Дня всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны, в цитадели над Бугом всегда многолюдно. Военнослужащие Брестского гарнизона принимают присягу. Общаясь с парнями, их родственниками, всегда ловлю их на слове, что крепость — священное место. О ней наслышан каждый, но по-особому величием подвига ее защитников люди проникаются, когда приезжают сюда. Разрушенные до основания казармы,
заросшие травой воронки от бомб, оплавленный и обожженный до черноты кирпич... Невозможно представить, как в этом аду находились бойцы. Как они могли сражаться, отбивать бесконечные атаки в десятки раз превосходящего по силе противника и переходить в наступление... 

Нельзя не согласиться с мнением единственного оставшегося в живых защитника Брестской крепости Петра Котельникова о том, что свобода и независимость нашей Родины начинаются здесь, на ее западных рубежах. В первые дни войны ему, воспитаннику музыкантского взвода, было всего 12 лет. Вместе со взрослыми дети тогда встали на защиту цитатели. Подносили боеприпасы, делали вылазки к обводным каналам за водой. Это было предельно опасно, и многие ребята погибли от пуль, снарядов и бомб, однако на задания отправлялись ни секунды не задумываясь. Речь шла о спасении страны, о безоговорочной победе над фашизмом, в которой никто не сомневался. 

Прощальные надписи изможденных, израненных бойцов «Я умираю, но не сдаюсь!», «Умрем, но из крепости не уйдем!», истерзанные вражеским огнем стены твердыни над Бугом хранят до сих пор.


И абсолютно правильно, что уже на протяжении многих десятилетий мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой» является центром патриотического воспитания подрастающих поколений. Молодежь стоит в карауле у Вечного огня, проводит экскурсии в музее обороны, изучает оборонительные сооружения, занимается поисковой работой, участвует в реконструкциях событий войны. Неудивительно, что каждый год в истории крепости открываются все новые страницы, а на территории мемориального комплекса появляются уникальные объекты для посещения. Так, в конце
прошлого года открылась выставка в бывшем пороховом погребе. Недавно завершена реконструкция здания для Молодежного патриотического центра. Оно восстановлено в том виде, каким было во время размещения гарнизона Брестской крепости. Следы от пуль, осколков на фасаде сохранили, чтобы передать гостям ужасную атмосферу войны. 

ДИРЕКТОР мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» Григорий Бысюк подчеркивает, что капремонт, реставрация и музеефикация сооружений не прекращаются. В ближайшие два-три года из бюджета Союзного государства на эти цели планируют направить около 320 миллионов российских рублей. 

Когда проекты реализуют, в крепости появятся три новых музейных объекта — экспозиция в полубашне юго-восточной казармы, посвященная истории цитадели над Бугом, музеи в Восточном и Пятом фортах. В планах также ремонт и консервация руин Белого дворца, инженерного управления. 


Брестская крепость одной из первых на территории нашей страны приняла бой с врагом и одной из последних была освобождена. Ветераны, которые в июле 44-го участвовали в боях за освобождение Бреста, рассказывали, что больше всего им запомнилась крепость. Такие разрушения, такие следы от бомб, снарядов мало где доводилось видеть. Но твердыня над Бугом выстояла. Об этом свидетельствовали выжившие участники жестоких боев.

Младший сержант Родион Семенюк вместе с красноармейцами Фальварковым и Тарасовым по приказу майора Гаврилова укрыл боевое знамя части. Через 20 лет после войны откопал его и передал в музей обороны Брестской крепости. 

ТАКИЕ подвиги нельзя забывать. Наверное, именно поэтому в крепость и в будни, и в праздники не иссякает поток людей.

Очень много их будет и завтра — в День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны. Этого подвига не забыть никогда!

В ТЕМУ 

Сегодня в мемориальном комплексе «Брестская крепость-герой» состоится акция «Боевой расчет», посвященная памяти пограничников, павших в первых боях на государственной границе в июне 1941 года. А завтра здесь финиширует стартовавшая 28 мая в Минске эстафета «100 лет на страже границ Отечества». Здесь же будет развернута сопровождавшая эстафету мобильная экспозиция Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны.

Александр КУРЕЦ, «СГ»

kurets@sb.by

Фото Александра ШУЛЬГАЧА

«Не для того доты построены, чтобы мы, бойцы Красной армии, имея в руках оружие, живыми и здоровыми покинули их»

Это слова политрука Василия Локтева, который вместе с красноармейцами семь первых военных дней отражал атаки фашистов

ОДНОВРЕМЕННО с защитниками Брестской крепости одними из первых удар немецко-фашистских захватчиков приняли и бойцы 62-го укрепленного района у современной польско-белорусской границы. Они проявили беспримерный героизм, неделю продержавшись на недостроенной оборонительной линии и задержав наступающие части вермахта. 

Еще осенью 1939 года в Генеральном штабе Красной армии создали план прикрытия новой советско-германской границы. Решено было возвести 4 укрепрайона: 64-й Замбровский, 66-й Осовецкий, 68-й Гродненский и 62-й Брестский. Причем объекты оборонительной линии находились так близко от государственного рубежа, что немецкие солдаты наблюдали за ходом их строительства. 

Брестский укрепрайон был одним из наиболее протяженных. Длина линии составляла около 170 километров — от южных окраин облцентра до деревни Путковице на территории Польши. Его строительство началось 26 июня 1940 года.

За несколько дней до начала войны части и подразделения укрепрайона были укомплектованы не полностью: на 1 июня во всем расположении было 1244 человека, тогда как по штатному расписанию только в одном пулеметно-артиллерийском батальоне должно было находиться около полутора тысяч бойцов. 

Более полно в своем письме музею Брестской крепости описывает предвоенную картину участник приграничных боев Сергей Зайцев:

— За два дня до войны больше половины личного состава отправили в другие подразделения, а к нам должны были прибыть новые, обученные по специальности. Так у нас осталось на каждый дот 2—3 красноармейца, и с ними начали войну. 

Наиболее длительные бои вели доты 17 отдельного пулеметно-артиллерийского батальона в районе города Семятичи (ныне территория Польши). Один из защитников – уроженец Орловской области младший политрук Василий Локтев. Командира роты не было, поэтому он вместе с лейтенантом Иваном Шевлюковым взял на себя командование личным составом. Солдаты заняли 7 оборудованных дотов — «Черный», «Горный», «Холм» и «Быстрый» на юге и «Ким», «Пчелка» и «Безымянный» на севере. 

С самого утра красноармейцы вступили в бой с превосходящими силами 252 пехотной дивизии вермахта. Те заходили с флангов и пытались брать доты по отдельности, но каждый раз их отбрасывали на исходные позиции. А на следующий день, 23 июня, солдаты захватили и наладили трофейную радиостанцию. Участникам обороны удалось послушать несколько сообщений из Москвы и приободриться. 

24 июня фашисты заблокировали северную группу дотов, продолжая вести артобстрел, а следующим утром вплотную подошли к доту «Быстрый». Один из казематов был полностью разбит. Остатки гарнизона заняли соседнее помещение и как могли продолжали бой, забрасывая фашистов гранатами, однако враг применил газы и подорвал нижние ярусы строения, практически полностью его разрушив. Вскоре младший политрук Локтев вместе с другими бойцами сумели извлечь оттуда несколько живых сослуживцев. 

Постоянные бои с превосходящими силами врага, отсутствие поддержки и новостей с тыла деморализовали бойцов. Понимая, что в таком состоянии они долго не продержатся, Василий Локтев собрал всех и призвал до последней капли крови защищать Родину:

— Не для того доты построены, чтобы мы, бойцы Красной армии, имея в руках оружие, живыми и здоровыми покинули их. 

И это сработало: на какое-то время немцев удалось снова отбросить на исходные позиции. Взбешенное фашистское командование 28 июня приказало использовать более тяжелые орудия. Но и это не помогло. В итоге к оборонительным точкам стали подтягиваться саперы. Вот какую информацию об этом удалось найти в архивах сотруднику музея «Мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой» Алексею Молочникову: 

— Взрывчатое вещество закладывали в наиболее уязвимом месте дота, у входа. Вес взрывчатки составлял 70—150 килограммов. В итоге полностью разрушались вход и запасной выход. Погнутые в результате детонации стальные двери нижних этажей больше уже не могли запираться. Так, например, из одного дота выбежал русский солдат в газовой маске и тут же погиб под огнем пехоты.

Фашисты уничтожали еще живых красноармейцев горючим, которое заливали в пробоины дотов и поджигали. 

...Руководитель обороны на этом участке Василий Локтев также погиб в последний день боев, 29 июня 1941 года — был расстрелян около одного из дотов, который защищал. Ему и другим бойцам без должного запаса продовольствия и вооружения удалось целую неделю сдерживать фашистов. В 1965 году младший политрук награжден орденом Отечественной войны I степени посмертно. Награду предка хранит внучка Локтева – Лина Браусова.

Никита АВРАМЕНКО, «СГ»

avramenko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...