Завоевывать мир лучше в компании. Продуктовой...

Финансово-экономический кризис подтолкнул к созданию и быстрому развитию в ряде регионов и государств крупнейших национальных и транснациональных компаний, выигрывающих в нынешних сложных условиях за счет факторов массы производства, масштаба продаж, объемов товарного оборота, разветвления логистических потоков, возможности быстрого технического и технологического переоснащения, использования преимуществ инновационного развития и освоения новейших технологических укладов. В результате в мире происходит активная перегруппировка производственного и финансово-торгового капитала в сфере АПК. Устаревшие предприятия и объединения, не способные к интенсивному инновационному развитию, разоряются или поглощаются другими более мощными компаниями и корпорациями. Активно идут процессы интеграции, кооперации, поглощения, объединения, присоединения, купли-продажи, ликвидации и др. В итоге несостоятельные и неперспективные региональные и страновые организации в силу возникших ныне экономических обстоятельств вынуждены принимать условия мощных мировых продуктовых объединений, подпадать под их влияние, принимать выдвигаемые ими требования, переходить под известные и раскрученные в мире торговые марки и брэнды.

Почему белорусские товаропроизводители от АПК не включаются активно в международные транснациональные корпорации.

Финансово-экономический кризис подтолкнул к созданию и быстрому развитию в ряде регионов и государств крупнейших национальных и транснациональных компаний, выигрывающих в нынешних сложных условиях за счет факторов массы производства, масштаба продаж, объемов товарного оборота, разветвления логистических потоков, возможности быстрого технического и технологического переоснащения, использования преимуществ инновационного развития и освоения новейших технологических укладов. В результате в мире происходит активная перегруппировка производственного и финансово-торгового капитала в сфере АПК. Устаревшие предприятия и объединения, не способные к интенсивному инновационному развитию, разоряются или поглощаются другими более мощными компаниями и корпорациями. Активно идут процессы интеграции, кооперации, поглощения, объединения, присоединения, купли-продажи, ликвидации и др. В итоге несостоятельные и неперспективные региональные и страновые организации в силу возникших ныне экономических обстоятельств вынуждены принимать условия мощных мировых продуктовых объединений, подпадать под их влияние, принимать выдвигаемые ими требования, переходить под известные и раскрученные в мире торговые марки и брэнды.

Свои офисы, свои законы, своя прибыль

Вся агропродовольственная система в мире за последние полтора-два десятилетия стала неизбежно перегруппировываться между несколькими наиболее влиятельными региональными и мировыми компаниями (по видам продукции), которые пытаются устанавливать основные порядки и диктовать политику на международных рынках. Сейчас эти процессы еще более усилились и ужесточились не только в связи с действием финансово-экономического кризиса, но и по причине неустойчивости продовольственной конъюнктуры, вызванной переструктуризацией мировых продовольственных сырьевых, перерабатывающих и торгово-логистических центров. Наблюдается скрытое и открытое ужесточение конкурентной борьбы между компаниями, в первую очередь за сырьевое и экономическое пространство, которое ведет к переделу сфер влияния. Крупные компании с раскрученной инфраструктурой или не дают выйти на международные рынки мелким национальным предприятиям и организациям, или ставят их под свой жесткий контроль по всем вопросам производства, переработки и сбыта продукции, не исключая подавления, поглощения и присоединения. Эти процессы особенно очевидны на примере новых российских и украинских компаний, которые вначале задумывались как национальные, а впоследствии, когда столкнулись с невозможностью равноправной и добросовестной конкуренции на мировых рынках, преобразовались в смешанные, совместные и даже компании с преобладанием частного иностранного капитала в уставных фондах и в суммарной стоимости имущества, а то и вовсе в чисто иностранные.

Поэтому сейчас надо прямо говорить о доминировании в мире нескольких (небольшого числа) наиболее влиятельных продуктовых компаний (в каждой отрасли действуют свои компании), которые задают всю агропродовольственную политику в мировой торговле. Характерно и то, что функции и род деятельности таких компаний постоянно расширяются — с узкопродуктового до многопрофильного. Диверсификация, захват новых видов деятельности и рынков стали не только средством выживания, но и целью функционирования, за которой прогнозируется расширение торгово-сбытовых потоков и объемов доходов и прибыли.

География интересов и сфер влияния транснациональных компаний шире границ любого государства и национального образования. Лишь центральный офис такой компании, находящийся на территории определенного государства, вынужден соблюдать законодательство страны пребывания. Все другие структурные подразделения компании, которые могут располагаться в различных регионах мира, укладывают нормы своего поведения в законодательные нормативы соответствующих государств и территорий. А по большому счету ведущие мировые компании имеют, как правило, собственные законодательные кодексы, включающие как официальные и обязательные для всех участников правила и нормы поведения, так и неофициальные — нормы этики, имиджа, престижа и др. По сути, транснациональные компании и корпорации — это своего рода автономные государства со всей атрибутикой организации и функционирования. Они стремятся лишь сотрудничать с местными властями и национальными образованиями.

Цель крупных и крупнейших транснациональных компаний и корпораций — прибыль. И ничто не может остановить их деятельность, если есть возможность получить прибыль и сверхприбыль. Под эту основную цель компании разворачивают производственную и сбытовую деятельность. Поэтому получение продукции, ее сбыт, удовлетворение потребительского спроса и другие критерии организации рыночной экономики — всего лишь средства и методы, с помощью которых компании могут зарабатывать прибыль. В этой связи не совсем правильно считать, что производственные компании и корпорации имеют якобы благородные задачи — улучшить снабжение и удовлетворить спрос потребителей в качественной продукции. Нет таких препятствий в экономике, которые не мог бы преодолеть крупный бизнес, если цели обещают сверхвыручку. В стремлении к сверхдоходам крупные компании и поставщики могут пойти на любые ухищрения — обход законов, правил, требований. Поэтому на стороне потребителей в развитых странах стоят продуманные контрактно-договорные отношения, сильное законодательство, действия властей и другие специальные механизмы.

Главное теперь в мире — не производство продукции, а выгодный сбыт. Более того, не производство должно определять сбыт, а, наоборот, возможности сбыта, потребительские предпочтения должны формировать объемы и структуру производства.

В самом деле, зачем производить то, что невозможно продать, а продажи сопровождаются убытками. Вся производственная инфраструктура должна строго соответствовать инфраструктуре сбыта и торговли, структуре потребительского спроса исходя из интересов различных групп и категорий потребителей. В этом деле важно успеть, не отстать. Выигрывают, как правило, те производители и поставщики, которые точно знают конъюнктуру потребительского спроса, возможности сбыта, условия продаж и т. п. Вернее, те, кто может с опережением прогнозировать изменения конъюнктуры, быстро реагировать на потребительские настроения и оперативно перестраивать производство.

Это заслуга белорусского государства

В этом случае возникают закономерные вопросы. Почему, зная все это, белорусские товаропроизводители в своем большинстве продолжают оставаться инертными к рынку, слабо реагируют на изменения сбытовой конъюнктуры, не предпринимают всех возможных мер для получения прибыли. Почему белорусы не включаются активно в международные транснациональные компании и корпорации и мировое разделение труда и по-прежнему пытаются все производить и продавать самостоятельно как на внутреннем рынке, так и на внешнем, конкурируя друг с другом, сбивая цены и терпя убытки.

Конечно, белорусский АПК в последние годы приобрел совершенно иное качество развития и результативности. В самом деле, неизмеримо возросли объемы производства, достигнуты цели продовольственной безопасности, на внутреннем рынке доминирует отечественная продукция, полностью удовлетворяется потребительский спрос на основные виды продукции в торговле, а в наличии — широкий ассортимент и выбор продовольственных товаров. Всего этого нельзя не заметить, особенно на фоне того, что еще в 90-е годы прошлого века, или 10—15 лет назад, ситуация была совершенно удручающая: наблюдались разорение и безысходность. К счастью, теперь все это преодолено, сельское хозяйство приобрело устойчивое развитие, а аграрный комплекс в целом стал привлекательной отраслью народного хозяйства.

Надо особо подчеркнуть, что современный успех национального белорусского АПК — это бесспорный результат реализации Государственной программы возрождения и развития села на 2005—2010 гг., утвержденной Президентом страны. Именно благодаря данной программе сельское хозяйство Беларуси по технической и ресурсной оснащенности, состоянию социальной сферы, производственной результативности вышло не только на целевые критерии развития, но и приблизилось по ряду параметров к уровню экономически развитых стран.

Однако резонно спросить: заслуга ли это самого сельского хозяйства и деятельности сельских товаропроизводителей? Абсолютно нет. Это заслуга исключительно государства, которое взяло на себя всю заботу о развитии национального АПК — от снабжения ресурсами, организации производства и переработки продукции до ее сбыта и реализации, включая создание объектов социальной инфраструктуры. Сами агропромышленные предприятия и товаропроизводители с их экономическими интересами и возможностями оказались практически оттесненными от всех направлений активной хозяйственной деятельности и недостаточно инициативными при принятии определяющих управленческих решений. А более справедливо сказать, простыми исполнителями вышестоящих декретов и решений, где собственной предпринимательской инициативе места почти не осталось.

Резюмируя изложенное, надо однозначно признать: без системной реструктуризации всего белорусского АПК, без выстраивания единой, сквозной и согласованной аграрной политики, без учета и поддержки прямых экономических интересов товаропроизводителей, без изменения всей системы управления АПК, а следовательно, без формирования рыночного хозяйственного механизма перспектива развития национального аграрного производства является проблематичной.

Что для этого надо в первоочередном порядке?

Рынок не терпит суеты

Первое. Надо создать комплекс экономических и правовых (законодательных) условий для заинтересованного и эффективного хозяйствования товаропроизводителей. То есть важно сформировать базисные основы устойчивого развития аграрного бизнеса и предпринимательства. Известно, что в основе всякой эффективной деятельности — экономическая свобода, заинтересованность и самостоятельность хозяйствования, гарантированные законодательством.

Рыночный хозяйственный механизм состоит из множества экономических инструментов и рычагов — свободного ценообразования на продукцию, умеренного налогообложения хозяйственной деятельности, не ущемляющего интересы товаропроизводителей, открытого кредитования при оптимальных налоговых ставках, регламентированного государственного вмешательства в экономику на основе узаконенного права, свободного рыночного сбыта продукции исходя из потребительского спроса, действенного и симулирующего аппарата мотивации труда и производства и прежде всего в целях реализации частнособственнических побуждений товаропроизводителей, добровольного порядка взаимодействия предприятий и государства, называемого частно-государственным партнерством и дающего возможность организации и ведения хозяйственной деятельности на принципах самоуправления и саморазвития, что в обязательном порядке приводит к самоокупаемости и самофинансированию производства.

Безусловно, эффективная реализация всех этих инструментов, рычагов и принципов при рынке возможны исключительно при создании максимума экономической самостоятельности всем субъектам хозяйствования независимо от категории в рамках стимулирующего (а не запрещающего) хозяйственную деятельность законодательства. Итак, основа основ в рыночных условиях — это широкое право предприятий и товаропроизводителей всех форм в пределах рационального законодательства, стоящего на стороне защиты эффективной предпринимательской деятельности. Все прочее, кто бы что ни говорил, — это самообман и бесперспективность. Конечно, время в значительной мере упущено в формировании рыночного хозяйственного механизма, но все можно наверстать.

Нельзя конкурировать между собой

Второе. В послании к парламенту и белорусскому народу Президент Беларуси Александр Лукашенко подчеркивал, что мы должны создать такую модель аграрного производства, которая бы вывела его на эффективную работу, оставив позади все прежние неудачи. Затем во время рабочих поездок по стране Александр Григорьевич неоднократно говорил об эффективном агробизнесе, о том, что производить надо прежде всего то, что можно выгодно продать.

Исходя из этого в рамках предлагаемого хозяйственного механизма необходимо перестроить весь национальный белорусский АПК на принципах кооперации и интеграции, выработанных мировой наукой и практикой. Это требует создания мощных сквозных, хорошо организованных и мотивированных белорусских и транснациональных (с учетом иностранного капитала) продуктовых (продовольственных) компаний, организованных по горизонтали и вертикали и охватывающих всю инфраструктуру — от производства исходного сельскохозяйственного сырья до его переработки, получения широкого ассортимента высококачественного продовольствия и его сбыта как внутри страны, так и за рубежом. Для этого необходимо принять действенный экономический и правовой инструментарий, позволяющий беспрепятственно формировать мощные сквозные продуктовые компании. Таких компаний в стране должно быть немного. Изучение показывает, что в каждой отрасли сельского хозяйства должно быть не более одной сквозной продуктовой компании. Например, в животноводстве это может быть молочная, мясная (телятина и говядина и продукты их переработки), птицеводческая и, возможно, рыбная. В растениеводстве — зерновая, картофельная, льняная, сахарная, а также плодоовощная.

Нельзя допустить, чтобы на внутреннем рынке, а тем более на внешнем многие белорусские предприятия конкурировали между собой, пытаясь сбить друг другу цену и продать свою продукцию на любых условиях. Это прямые потери доходов и попадание в зависимость к крупным зарубежным компаниям. Надо хорошо осознавать, что времена прямой нерегулируемой мелкоусобной конкуренции давно прошли. Теперь в мире правят крупные объединения, имеющие согласованную политику.

Известно, что небольшие разрозненные предприятия, не располагающие возможностью самостоятельного рыночного ценообразования, выстраивания логистических цепей и выгодных продаж, не могут сформировать необходимую массу доходов и прибыли для модернизации и расширения своей производственной и сбытовой сети, они всегда едва сводят концы с концами. Действует неотвратимая закономерность: без развития нет прибыли, а без прибыли нет развития. Таким образом, не имея устойчивой перспективы, малые и слабые разрозненные предприятия рано или поздно подпадают под влияние сильных организаций или в худшем случае разоряются, исчезают с рыночного пространства.

Мощные компании, наоборот, получают возможность не только быстро адаптироваться к меняющейся конъюнктуре за счет запаса прочности (массы доходов), но и доминировать на соответствующих продуктовых рынках, определять условия их функционирования. Поэтому другого пути, как формирование единых сквозных продуктовых компаний, у Беларуси нет. Здесь главное — не отстать, не подпасть под необратимое влияние зарубежных компаний, когда те полностью начнут диктовать условия рыночного сбыта, и уже тогда будет поздно. Первые признаки внешнего диктата рыночного сбыта, особенно со стороны России и Европейского союза, уже проявились. Дальше медлить нельзя. Надо уйти от выжидательной тактики и быстро создавать адекватные мощные национальные и транснациональные компании.

Продуктовые компании (из расчета на каждую отрасль) — лучший сейчас для Беларуси выход из создавшихся трудных экономических условий. Они способны не только беспрепятственно формировать внутреннюю и внешнюю политику, выстраивать логистические цепи, но и самостоятельно создавать необходимые фонды для быстрого и широкого инвестиционного и инновационного развития, для расширения ассортимента и качества продукции, для наращивания производства и выгодного сбыта в любых условиях международной торговли. Такие компании имеют, как правило, единые брэнды и торговые марки, хорошо узнаваемые и пользующиеся признанием в мире. «Раскрученные» торговые брэнды в свою очередь являются гарантами устойчивости сбыта продукции и доходов ведущих продуктовых компаний в любом регионе мировой торговли.

Анализируя нынешнюю белорусскую действительность, где пытаются одновременно существовать многие разрозненные карликовые по мировым меркам предприятия и их объединения в рамках одной и той де отрасли (продукта), ее нельзя признать перспективной. Более того, вместо консолидации усилий и возможностей, они выстраивают ведомственные и региональные барьеры. Взять, например, молочную отрасль: здесь одновременно стремятся пробиться на рынок многочисленные предприятия со своими местными, как им кажется, рыночными брэндами, но которые никто не знает дальше своего региона, не говоря уже о республике — «Минская марка», «Бабушкина крынка», «Молочный мир» и др. Даже более-менее получивший в последнее время известность только в результате продажи основной части своих акций известной зарубежной компании.

В мире мелкие местные продуктовые объединения — в прошлом. Правда, в Беларуси так и не удалось создать действенных региональных кооперативно-интеграционных объединений в необходимом количестве. Однако сейчас уже речь не о них.

Если еще несколько лет назад в стране рекомендовалось создание многих разноуровневых и многообразных кооперативно-интеграционных объединений местного значения во главе, например, с действующими перерабатывающими и пищевыми предприятиями, а также животноводческими компаниями, охватывающими одноименные сырьевые зоны, то теперь должна стоять принципиально иная задача — образование мощных сквозных консолидированных продуктовых компаний (кластеров), объединяющих в своем составе все без исключения предприятия и их сырьевые зоны во всех регионах и областях республики под единой торговой маркой (брэндом) по каждому продукту. А следуя принципам диверсификации, в перспективе и несколько продуктов могут объединяться в интегрированную республиканскую компанию с единым наиболее раскрученным логотипом.

Здесь главное — успеть, не упустить время. Поэтому не стоит ждать добровольного созревания инициативы предприятий и товаропроизводителей. При междоусобной конкуренции достичь единства на добровольной основе весьма сложно. В этом деле основную регулирующую и координирующую роль может и должно сыграть государство, как путем выработки действенного и стимулирующего законодательства, так и посредством организационного участия в создании крупных сквозных продуктовых компаний. Как раз в этом деле в настоящий момент государственное интервенционное организующее участие как никогда кстати. В последующем компании смогут функционировать на принципах устойчивого самохозяйствования и эффективной самоорганизации, постепенно отказываясь от функций совместного партнерства.

Кому владеть капиталом?

Третье. В контексте образования сквозных национальных агропродовольственных компаний важно наладить действенное частно-государственное партнерство. Что имеется в виду?

Прежде всего то, что продуктовые компании как самохозяйствующие структуры, базирующиеся на частнособственническом и смешанном капитале, могут проводить совершенно или в преобладающем плане независимую политику от государства — производственную, торгово-сбытовую, снабженческую, управленческую, кадровую и т. п. Как уже подчеркивалось, деятельность транснациональных корпораций в своей сфере гораздо шире границ и интересов любого национального государства. Известно, что на территории определенных государств могут располагаться либо офисы компаний, либо их структурные звенья — производственные, перерабатывающие, торгово-сбытовые и иные. Следовательно, государство, где располагаются соответствующие инфраструктурные звенья транснациональной компании, заинтересовано в том, чтобы деятельность этих структур согласовывалась с его политикой. Для этого могут использоваться различные экономические и правовые рычаги.

Значит, в одних случаях государство может участвовать в деятельности компаний своим  капиталом, создавая тем самым смешанные или совместные предприятия и производства; в других случаях — приобретать долю акций и быть совладельцем акционерного капитала. Не исключается также возможность сотрудничества государства и продуктовых компаний в кадровой, социальной и экономической сферах и пр.

Фиксированные оклады — не средства мотивации

Четвертое. Надо признать, что сильнейшим мотиватором производительной и эффективной деятельности, признанным во всем мире, была и остается частная собственность, то есть возможность ее накопления, приумножения и концентрации. Ничто другое, даже высокие уровни заработной платы и премий, не может настолько эффективно мотивировать труд, как условия формирования и воспроизводства частного капитала. Именно поэтому в мире изобретены не только различные действенные механизмы прямого приобретения и расширения персонифицированной частной собственности (в виде своего дела, имущества, бизнеса), но и методы личного участия как руководителей, так и рядовых работников в прибылях компании посредством начисления и выплаты процентов, дивидендов, различных бонусов и др.

Пока Беларусь в вопросах стимулирования труда и интересов товаропроизводителей отстает. У нас в определенных кругах преобладает устаревшее и ошибочное мнение, будто достаточно установить высокие должностные оклады руководителям и специалистам, и все проблемы эффективности производства буду решены. Однако специалистам-рыночникам хорошо известно, что фиксированные оклады, особенно уравнительные, не связанные с размерами прибыли и доходов, а тем более не способные формировать и накапливать персонифицированную собственность, не являются сколь-нибудь значимым средством мотивации.

Правда, в последнее время можно услышать суждение некоторых специалистов, будто достаточно иметь собственность на произведенную  продукцию и прибыль, и не обязательно быть собственником средств производства. Конечно, это уже прогрессивный шаг по сравнению с абсолютным отрицанием частнособственнического производства. Однако в этом умозаключении также таятся серьезные опасности. Известно, что истинный собственник средств производства и имущества, будь то государственный орган, частное лицо или коллективная организация, всегда может продиктовать товаропроизводителям-пользователям имущества не только условия и порядок использования предоставленных средств производства, но и результатов производственной деятельности — продукции, доходов, прибыли. Не являясь собственником имущества, невозможно быть полным собственником и полученных результатов хозяйственной деятельности.

В Беларуси требуется в неотложном порядке выработать действенные правовые и экономические механизмы создания различным типам агропромышленных предприятий — как негосударственной собственности, так и с участием государственного капитала — правовых экономических условий работы на принципах самоопределения, самоуправления и самохозяйствования с гарантиями приобретения, накопления и воспроизводства персонифицированной (частной) собственности (капитала) в различных формах в доходах (прибыли) и имуществе предприятий, объединений и компаний. Это будет прямым и действенным решением проблемы мотивации производительной и предпринимательской деятельности агропромышленных предприятий и их образований. Однако размеры частного и персонифицированного капитала в общей структуре имущества производственных формирований не должны быть ничтожными и формальными, как это  нередко бывает в нынешней практике. Иначе  идея частнособственнической мотивации будет сведена на нет. Участие товаропроизводителей в прибылях и долевая частная собственность в имуществе предприятий и их объединений должны служить доминирующими факторами мотивации товаропроизводителей. Оптимальные размеры и формы такой мотивации должны определяться в каждом конкретном случае с учетом целей и задач предпринимательской деятельности и экономических возможностей предприятия или компании.

От иждивенчества к зарабатыванию денег

Пятое. В основу производственной и коммерческо-сбытовой деятельности сельскохозяйственных предприятий и их объединений и особенно агропромышленных продуктовых компаний следует изначально закладывать нормы и нормативы качества эффективности, принятые в международной практике, в том числе цены на сельскохозяйственное сырье и готовую продукцию, действующие на мировых продуктовых рынках (например, нормы качества и ценообразования по примеру Всемирной торговой организации, Европейского союза и др.). Это позволит: а) сделать национальное сельское хозяйство и продовольствие экспортноориентированным и конкурентным не только на внутреннем рынке, но и на внешнем; б) устранить экономические перекосы в отечественном АПК и сформировать нормальный рыночный механизм хозяйствования и экономических отношений по примеру развитых стран; в) работать национальным агропродовольственным компаниям, как и всему аграрному комплексу, на принципах самоокупаемости и самофинансирования и исключить необходимость дополнительных государственных субсидий на обеспечение текущего  стратегического развития производства (за исключением направлений общегосударственного характера — мелиорация, плодородие, племенное  дело,  аграрная  наука, образование  ,  социальная    сфера);  г) сформировать необходимые инновационные и инвестиционные фонды устойчивого развития за счет самостоятельной хозяйственной деятельности самих предприятий и их продуктовых объединений.

Это весьма важно, поскольку будут, наконец, преодолены складывающиеся многие годы иждивенческие настроения и сельскохозяйственные предприятия станут прямым образом нацелены на зарабатывание средств. Вместо сплошного государственного патернализма в отношении АПК получит распространение самозарабатываемость и самозанятость. Сельское хозяйство перестанет быть устойчиво субсидиарным и дотационным, а будет работать, как и другие отрасли, на принципах рыночной экономики. В самом деле, если, например, торгово-сбытовые предприятия или звенья продуктовых компаний получат возможность продавать свою готовую продукцию по свободным ценам, складывающимся исходя из фактических затрат, спроса и предложения, а также аналогов внешнеэкономической торговли, то одновременно такие сбытовые структуры смогут платить перерабатывающим звеньям и структурам за их продукцию, а те в свою очередь — сельскохозяйственным предприятиям — поставщикам сырья также по рыночным ценам, компенсирующим затраты и дающим  возможность сформировать необходимую прибыль. В итоге, по всей цепочке продвижения продукции и продовольствия сверху вниз сможет выстраиваться нормальная схема взаиморасчетов и экономических отношений. В основу будут положены доходы и прибыль (при минимизации затрат), для обеспечения нормального воспроизводства. А при возникновении временных  и непредвиденных случаев рыночной конъюнктуры (всплески цен, действие  природных факторов, создание искусственного дефицита и др.) должны действовать сильные правовые и экономические рычаги государственного интервенционного вмешательства и регулирования. Особенно необходимо такое регулирование при рынке для поддержания устойчивости развития социальной инфраструктуры и доступности продовольствия недостаточно защищенным слоям населения, так как это делается во всех развитых странах.

Эффективность присуща генетически

Следовательно, перспективы белорусского национального АПК в настоящий момент зависят от способности государственных и хозяйственных органов консолидировать ресурсы и возможности агропромышленных предприятий, выработать действенные экономические и правовые механизмы интеграции и кооперации субъектов хозяйствования, сформировать единые сквозные продуктовые компании и создать возможности для их заинтересованного и эффективного функционирования. Главное, чтобы такие компании были заинтересованы и стремились работать на принципах рыночного предпринимательства, зарабатывать средства для своего устойчивого развития, накапливать и привлекать капиталы, интегрироваться в мировое продовольственное пространство. Важно осознать, что рыночная экономика, несмотря на всю ее жесткость, является более предсказуемой и управляемой по сравнению с административной, поскольку основывается  на известных и долгосрочных экономических механизмах. Рыночной экономике генетически присуща эффективность и экономичность. Безусловно, при рынке необходимы высококлассные лидеры — предприниматели и менеджеры, которые способны будут организовать и вести также сложные рыночные образования — продуктовые компании, и которые будут располагать всеми необходимыми экономическими свободами, гарантиями и интересами.

Владимир ГУСАКОВ, заместитель председателя президиума НАН Беларуси,
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки Республики Беларусь

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости