«Завбазой Чистопьянов пропивает трофейных лошадей...»

ВЕЛИКАЯ Отечественная война нанесла коневодству республики огромный ущерб. Десятки тысяч лошадей были вывезены в Германию, большое их количество погибло от болезней. На 1 января 1945 года в Белоруссии насчитывалось всего 577138 животных, или меньше половины довоенного поголовья. К концу 1945 года его количество увеличилось почти на восемьдесят тысяч, в большей степени за счет трофейных лошадей из Германии и лошадей из расформированных частей Красной Армии. Как же проходил этот многомесячный тяжелый лошадиный марафон?

За что получил выговор председатель Витебского облисполкома и почему экстренно собралось бюро ЦК

ВЕЛИКАЯ Отечественная война нанесла коневодству республики огромный ущерб. Десятки тысяч лошадей были вывезены в Германию, большое их количество погибло от болезней. На 1 января 1945 года в Белоруссии насчитывалось всего 577138 животных, или меньше половины довоенного поголовья. К концу 1945 года его количество увеличилось почти на восемьдесят тысяч, в большей степени за счет трофейных лошадей из Германии и лошадей из расформированных частей Красной Армии. Как же проходил этот многомесячный тяжелый лошадиный марафон?

ЕЩЕ до принятия государственной программы перегона трофейного скота, сразу после освобождения Белоруссии, по инициативе правительства республики были предприняты меры по восстановлению конского поголовья. Так, 17 июля 1944 года заместитель председателя СНК БССР К.В. Киселев направляет командующим тремя Белорусскими фронтами письма с просьбой передать Наркому Белорусской ССР «имеющихся племенных жеребцов, кобыл и жеребят, а также всех излишних пользовательных лошадей: трофейных, выбракованных и прочих».

Следует отметить, что командование фронтов с пониманием отнеслось к нуждам республики, и к концу 1944 года лошади начали поступать.

14 марта 1945 года вышло постановление Государственного комитета обороны СССР «О передаче колхозам Белоруссии трофейных лошадей». Совет Народных Комиссаров БССР и ЦК КП(б)Б 20 марта приняли еще одно постановление, в котором вменялось в обязанность наркома, облисполкомов и обкомов КП(б)Б не позднее 15 мая 1945 года обеспечить перегон 5,5 тысячи трофейных лошадей и 2,5 тысячи жеребят из зон действий 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов.

По перегону трофейного скота и лошадей, выделенных для Белорусской ССР, через территорию республики и другие области СССР, а также оказанию помощи животным СНК БССР 14 апреля 1945 года утвердил мероприятия, разработанные Наркомземом. Для проведения сбора, приемки, гуртовки, ухода и перегона лошадей в зоны Белорусских фронтов направлялись 8879 человек. Из них — 182 областных и районных уполномоченных, 105 зооветработников, 8592 колхозника-гонщика и 4 уполномоченных Совнаркома БССР.

ДЛЯ перегона животных в Белоруссию, а также в другие области СССР было разработано 12 трасс и 11 входных пунктов на границе, определены диспетчерские и ветеринарные пункты. В областях создавались оперативные группы по содействию перегона, назначены команды войск НКВД для охраны.

И самое важное — колхозам предписывалось выкупать лошадей через областные заготживконторы по полной стоимости. Правда, хозяйствам выделялся кредит с погашением его в течение трех лет. Но все равно он ложился тяжелым бременем на и без того скудный колхозный бюджет.

Однако, как свидетельствуют документы, эти требования зачастую не выполнялись. Уполномоченный Полоцкого облисполкома Кузьменко 27 июня 1945 года телеграфировал из Каунаса председателю СНК БССР Пономаренко: «Наряды на получение лошадей отсутствуют. Колхозники продуктами питания до сих пор не обеспечены. Дальше жить невозможно. Колхозники самовольно уезжают домой без лошадей. Просим вашего вмешательства в получение лошадей и питания».

Согласно докладной записке от 5 сентября 1945 года начальника ветуправления Пинского областного земельного отдела на имя заместителя наркома земледелия Шиенка, «поступающие в область табуны лошадей насчитывают по 65—80 голов в каждом, вместо отправленных со сборных пунктов ста голов. К тому же поступившие лошади находятся в очень плохом состоянии».

Далее в записке приводятся причины такого положения. «Большинство лошадей в табунах движутся в запряжке, причем, как правило, телеги нагружены различными вещами, не связанными с перегоном: велосипеды, мясорубки и т.д. Кроме того, в табунах едут на этих же телегах репатриированные из Германии люди. Все это изнуряет силы лошадей и приводит их к истощению».

А вот что сообщал в отчете о работе Индурского входного пункта его начальник Петрович: «Заведующий базой передержки и лечения слабых и больных лошадей Чистопьянов злоупотребляет своим положением. Занимается изъятием выздоровевших лошадей и передает их крестьянам по своему усмотрению, а деньги пропивает… Есть и такие случаи, когда ответственные работники продавали своих хороших лошадей крестьянам, а брали у них слабых или больных, которых затем оставляли нам на излечение».

ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ потери лошадей наблюдались в первые дни из-за того, что они не были подкованы. В связи с этим 30 июня 1945 года заместитель наркома земледелия Шиенок в письме на имя коменданта Белорусско-Литовского военного округа просит «отпустить за наличный расчет или с обязательством возврата 1500 кг ковочных гвоздей для ковки лошадей». Аналогичная телеграмма с просьбой отпустить для Белоруссии три тонны ковочных гвоздей была послана начальнику тыла Красной Армии генералу Хрулеву.

12 октября 1945 года вышло специальное постановление СНК БССР «О ходе перегона лошадей, передаваемых из частей Красной Армии, и передачи их колхозам Витебской области». Отмечалось, что руководством региона и непосредственными исполнителями перегона лошадей допущены серьезные ошибки, в результате чего падеж лошадей составил 25 процентов, а хищения — 12 процентов. Председателю Витебского облисполкома Ермошенко был объявлен выговор, против конкретных виновников в падеже и воровстве лошадей возбуждены уголовные дела.

Тем не менее, несмотря на большие трудности, многие табунщики доставили лошадей к месту назначения в хорошем состоянии и без потерь. Так, уполномоченный Бобруйской области Чернов в зоне 3-го Белорусского фронта получил 950 лошадей и за весь путь следования потерял только двух животных; табунщик Петров из той же области получил 120 лошадей и всех пригнал в район.

Согласно справке Наркомзема БССР, на 30 октября 1945 года с фронтов и из военных округов в колхозы Белорусской ССР поступило 49509 лошадей. Однако перегон на этом не закончился. В тот же день на экстренном заседании бюро ЦК КП(б)Б принимается очередное постановление «О мерах по перегону и распределению лошадей, получаемых из Кенигсбергского особого военного округа». На этот раз необходимо было получить 24 тысячи животных и доставить их в Минскую, Витебскую и Могилевскую области.

В связи с наступлением холодов и отсутствием пастбищ пришлось изыскивать фуражные корма. Поэтому постановление правительства республики обязывало Народный комиссариат земледелия БССР организовать на маршрутах перегона зернофуражные базы, куда предстояло доставить 2380 тонн сена и 525 тонн овса.

В ОТЧЕТЕ старшего государственного инспектора по коневодству при Наркомземе БССР И. К. Бондаренко «О состоянии коневодства в Белорусской ССР в 1945 году» подведены итоги перегона лошадей. Согласно данным отчета, в народное хозяйство республики в 1945 году поступило 83737 трофейных и неиспользованных Красной Армией лошадей. Кроме того, потери составили 10340 лошадей.

25 декабря 1945 года ЦК КП(б)Б принял постановление «О представлении к правительственной награде колхозников, специалистов животноводства и работников партийных, советских и земельных органов Белоруссии, особо отличившихся при выполнении задания правительства по перегону скота. Среди представленных к наградам — старший гуртоправ колхоза «Коминтерн» Витебского района Андрей Митрофанович Васильев, зоотехник Освейского района Петр Михайлович Огурецкий, старшая табунщица колхоза «Леси» Октябрьского района Анна Архиповна Барьяш, заведующий отделом животноводства Бобруйского обкома КП(б)Б Иван Тарасович Кондратьев и другие участники перегона. Однако сведений об их награждении в Национальном архиве Республики Беларусь не имеется.

ПО ИТОГАМ перегона лошадей Народный комиссариат БССР 26 марта 1946 года издал приказ, в котором отмечалось, что в результате поступления трофейных и неиспользуемых Красной Армией лошадей поголовье их в колхозах увеличилось за 1945 год на четверть. Одновременно в приказе обращалось внимание на немедленное погашение дебиторской задолженности за переданных колхозам лошадей. На премирование отличившихся участников перегона было выделено 250 тысяч рублей. Из этой суммы областным земельным отделам выделялось 88 тысяч рублей, которые, согласно приказу, предназначались «для премирования и ликвидации дебиторской задолженности». Далее премировалась группа ответственных работников на сумму 33700 рублей и специалисты центрального аппарата Наркомзема БССР в сумме 28300 рублей. Но сотни колхозников, которые непосредственно приняли участие в этом марафоне, испытали на себе все тяготы многодневной изнурительной работы, по всей видимости, были обойдены, так как облземотделы, конечно же, из выделенных на премии средств прежде всего погашали задолженности за полученных колхозами лошадей.

В колхозах денег не было, и поэтому задолженность госбюджету только по Минской области на январь 1946 года составила 15 миллионов рублей. В Бобруйской области из поступивших 14 тысяч лошадей оплата взыскана только за 1100 голов. Только в 1948 году постановлением Совета Министров и ЦК КП(б)Б эта задолженность была списана с колхозов.

Передача нашей республике лошадей значительно улучшила баланс тягловой силы, создала возможность более организованно проводить все сельскохозяйственные работы в первые послевоенные годы. Согласно статистике, в 1945 году тракторами обработано 869 тысяч гектаров пахотной земли, а лошадьми — 1949 тысяч гектаров. Лошадь в это время была на вес золота.

Геннадий БАРКУН, историк

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?