Защита без нападения

Из-за избыточного контроля производители газировки теряют миллионы долларов

Итальянские плантаторы практически не охраняют свои сады. Беззаботность южан? В реальности персик на дереве стоит доли евроцента. Никакого резона из-за этих копеек тратить десятки тысяч евро на возведение заборов, установку систем слежения и охрану… А вот белорусские производители безалкогольных напитков на мифическую защиту рынка тратят ежегодно миллионы долларов. Законодательство заставляет их маркировать каждую бутылку контрольным идентификационным знаком. И обходится он недешево. Давняя дискуссия в контексте работы по упрощению условий для бизнеса, возможно, примет новый оборот.

Фото profmedia.by

Использовать маркировку различных товаров стали в середине 2000-х. Крохотными гербовыми квадратиками — контрольным идентификационным знаком (КИЗ) били по потребительскому «подполью». В некоторых случаях достаточно удачно. Когда ввели требование наклеивать марки на пиво, его официальный импорт вырос в несколько раз. Нечто аналогичное произошло с моторными маслами, рыбными консервами, некоторыми другими товарами. Но каким образом в число «подмарочных» товаров вдруг угодила газировка, остается некоторой тайной и загадкой. 

Ведь в контрабанде тоже должен быть какой-то смысл. Ладно, с пивом все более-менее понятно: ввозя тайными тропами продукт, можно сэкономить на акцизе. С бытовой электроникой, шубами, обувью тоже все вроде ясно — сколько ни борются в СНГ с контрабандными каналами поставок, закрыть их окончательно ни в одном государстве не удалось. 

За какие прегрешения перед казной в список маркируемых товаров угодила газировка, доподлинно не известно. Товар недорогой, объемный, тяжелый. Разливать такой продукт в гараже, даже используя сомнительное сырье, совершенно не выгодно: получится дороже, чем у легальных производителей. По той же причине не имеет смысла и подделывать известные бренды. В компании «Кока-Кола Бевриджиз Белоруссия», например, утверждают: с чем-чем, а с подделками у нас в стране сталкиваться не приходилось. От кого и от чего защищает КИЗ на газировке? Внятного ответа услышать во время неоднократных дискуссий не удавалось. Оппоненты либо старались переключить внимание на эффективность марок в других товарных категориях, либо витиевато сводили к софистическому тезису: поддельной шипучки нет по причине наличия КИЗ. Правда, контрафакт отсутствовал даже в лихие   90-е. Если и химичили, то вполне легальные предприятия: просто проверки, в конце концов, накрутили зарвавшимся производителям хвост, они его поджали и стали соблюдать стандарты. Либо просто закрылись. Но в подпольный бизнес никто не ушел. 

Зачем клеить КИЗ на безалкогольные напитки? Прекрасный вопрос. В некоторой степени ответ на него прозвучал на коллегии Минфина: увеличить доходную часть бюджета в прошлом году удалось за счет повышения ставки НДС для некоторых секторов экономики, повышения акцизов, а также стоимости контрольных идентификационных знаков. Раскрылось истинное значение КИЗ, который из системы защиты рынка постепенно превратили в квазиналог на оборот. Этакий весьма хитрый финт: с одной стороны, и налоговая нагрузка не увеличивается — важный показатель для международных финансовых организаций, и лишняя денежка в казну капает. В зависимости от объема потребительской тары КИЗ стоит от 2 до 7 копеек. Последняя цена предназначена для емкостей свыше 1,5 литра — на нее приходится более 80% выпуска газировки. А безалкогольных напитков в прошлом году произвели больше 37 млн дал. Другими словами, на покупку марок производители потратили почти 10 млн долларов. Неоправданно много. 

Контрольные идентификационные знаки значительно увеличивают объем бесполезной бумажной работы

Последние два года маркировка буквально режет отрасль. И если раньше КИЗ был досадной неприятностью, а общий уровень инфляции позволял за счет повышения цены «заштукатурить» все издержки, то сегодня-то стратегические маркеры изменились вслед за кардинальным разворотом в государственной денежно-кредитной политике. Как показывают подробные исследования, во всех странах действует один и тот же принцип: повышение цены на 1% дает снижение продаж на тот же 1%. Возможно, чуть меньше или чуть больше, но факт непререкаемый — спрос на газировку крайне эластичный. А маркировка лихо и мгновенно увеличивает издержки. Во-первых, немалые средства приходится тратить на приобретение марок. Больше, чем на оплату энергетики, сахара, многих других ингредиентов. Во-вторых, «контрольная нашлепка» тормозит линии розлива где-то на 5%. Кроме того, марка — документ строгой отчетности: соответственно, тянет за собой целый шлейф дополнительных документов и других досадных расходов, типа организации по всем правилам мест хранения КИЗ… Разнообразных косвенных издержек набегает на серьезную сумму. И они съедают практически всю рентабельность, а значит, казна недополучает налог на прибыль. И население переплачивает за марку, которая для них не несет никакой ценности. 

А выгодны ли КИЗ государству? Вряд ли. Ибо они способствуют только снижению продаж, усложнению производства, а пользы никакой. В итоге на ровном месте казна теряет в налоговых поступлениях и вследствие падения рынка — за два года производство сократилось почти на четверть, и за счет недополученного налога на прибыль. Вопрос поднимался в рабочей подгруппе по упрощению условий ведения бизнеса. Министерство по налогам и сборам против отмены КИЗ высказалось однозначно. При всех минусах для промышленников, марки — прекрасный механизм изъятия с точки зрения администрирования. Естественно, МНС заинтересовано в сохранении этой конструкции. Правда, надежды у отрасли безалкогольных напитков еще сохраняются. Вопрос будет рассматриваться и дальше с привлечением специалистов из других ведомств. Хотя в силу разнообразных корпоративных интересов «марка» при всей своей неэффективности многим госорганам слишком близка. Но надежда, что верх возьмет здравый и объективный прагматизм, остается. 

volchkovvv@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?