Заплыв к гитарному рифу

Около 2000 рублей за заказ: как брестчанин создает эксклюзивные музыкальные инструменты

Инструмент, созданный по индивидуальному заказу, — мечта любого музыканта. Мастеров, которые возьмутся за столь непростую работу и сделают вещь качественной и эксклюзивной, в нашей стране по пальцам пересчитать можно. К одному из таких — Андрею Посохину — мы отправились в гости в Брест. Корреспондент «Рэспублікі» понаблюдала, как куски сухой древесины превращаются в предмет искусства, кто в итоге играет на них и в какую сумму обойдется заказ музыкального инструмента.

Трио, дуэт и соло

Путем непростой и почти ювелирной работы куски сухой древесины превращаются в произведения искусства.
Коллаж Анны Вяжевич
В Брест я приезжаю впервые. Немного волнуюсь, как бы не заблудиться в городе и успеть прийти к Андрею Александровичу в гости вовремя, как мы и условились. Ввожу название улицы и номер дома в навигаторе — на картах вдруг отображается пометка «Андрей — гитары». Обычно в этой программе так подписываются местные достопримечательности. Значит, я точно по адресу.

Моего собеседника в городе знают. Помимо того, что Андрей Посохин мастерит гитары на заказ и «подлечивает» музыкальные инструменты, он еще и сам в группе играет. Правда, основная сфера его деятельности — все-таки преподавание русского языка в Брестском университете имени Пушкина. Человек он разносторонний. Об увлечениях за него говорит обстановка в квартире: полки от пола до потолка заставлены книжками, а по углам расположились гитары разных форм и расцветок. Смотрю я на один из инструментов — такой изящный и аккуратный — и представить не могу, как можно его вообще смастерить.

— Увлечение идет из детства. Сначала я музыку полюбил. Во втором классе с другом научились играть на гитаре пару мелодий, а в старшей школе уже серьезнее стал этим заниматься. В те времена слушал много музыки — Queen, Led Zeppelin. Жил тогда в Кишиневе — с музыкальными инструментами там было глухо. Вот со школьных лет приходилось что-то переделывать в гитарах, чтобы звучание получалось хорошее. Кстати, вот одна из первых моих гитар — болгарская. Оставил ее на память, — показывает мастер инструмент. Гитара в общем-то обычная, но почему-то сразу становится понятно: для Посохина она раритет.

В студенчестве увлечение игрой на гитаре переросло в создание музыкальной группы. Только вот с коллективом единомышленников в итоге пришлось попрощаться, когда в Российском университете дружбы народов молодой Андрей встретил свою будущую жену-брестчанку и решил в итоге переехать в полюбившийся ему белорусский город:

— Когда приехал свататься, вышел на Брестском вокзале, прикурил от спички и поймал себя на мысли, что не могу привычным для себя образом выкинуть ее… Щелчком на асфальт. Настолько чисто было на улицах! Никогда не любил больших городов, а Брест — то, что надо. Правда, после переезда я музыкой долго не занимался, даже распродал все инструменты, кроме первой гитары. Вернулся к своему увлечению, когда мой сын спросил: «Пап, а как на гитаре играть?» За год он научился тому, что я пять лет осваивал! В итоге мы даже нашли барабанщика и образовали инструментальное трио. Записали пару магнитоальбомов. Тогда и возник вопрос: на чем играть?

Андрей ПОСОХИН мастерит гитары на заказ, «подлечивает» музыкальные инструменты и сам играет в группе.

Столяр высшей категории

Мастер музыкальных инструментов — это столяр высшей категории, так считает мой собеседник:

— Все, что я делал за свою жизнь руками, начиная со сборки миниатюрных самолетиков и заканчивая строительством дома, создало определенную базу навыков и умений. Важно научиться понимать дерево, прежде чем приниматься за работу с музыкальными инструментами.

Никаких специальных курсов Андрей Посохин не оканчивал. Все освоил самостоятельно: на помощь пришли литература и интернет. Он говорит, что всемирную паутину можно за многое поругать, но признает: если хочешь чему-то научиться и умеешь искать информацию, то сеть станет серьезным подспорьем. Плюс именно через интернет мастер может отыскать необходимый ему материал — древесину.

— Понимаете, нельзя просто так прийти на базу пиломатериалов и купить там клен или американский орех. Да и древесина там обычно хранится, вовсе не предназначенная для создания инструментов, — дереву нужна особая обработка. Поэтому чаще я заказываю специальные материалы из Германии, иногда из США, — добавляет мастер.

Обработка древесины — отдельная тема, важная для конечного облика, и прежде всего звучания инструмента. В идеале дерево спиливается и много-много лет сохнет. Только вот такой материал, по словам мастера, найти сложно и цена на него кусается. Поэтому еще лет 15—18 назад Андрей Посохин сам заготовил пару кусков древесины — потихоньку сейчас расходует. Универсальное дерево для гитары — клен. Из него можно собрать инструмент целиком — и гриф, и корпус. А наиболее ценным считается южноамериканское махагони, подчеркивает мастер и берет в руки одну из своих электрогитар:

— Гитара из махагони очень уж приятно звучит! Это, скажу вам, топовый материал и в плане звучания, и в плане обработки.

Древесина, кстати, звучит абсолютно по-разному. Дуб, к примеру, дуб и есть — он абсолютно не музыкальный. А грецкий орех и ольха тянут звук неплохо. Секрет в плотности дерева: чем оно плотнее, тем быстрее распространяются звуковые волны. Именно так, за счет сочетания разных пород в одном инструменте можно добиться необходимого звучания. Известный американский производитель Gibson, например, предпочитает создавать корпус гитары из махагони, а топ — из клена.

— Но всегда есть элемент удачи. Гитара — это не такой точный инструмент, как, скажем, фортепиано. Невозможно угадать, как в итоге она будет звучать. Даже пять заводских гитар одной партии будут играть неодинаково. Поэтому самый волнительный момент в моем деле — это когда собрал гитару, натянул струны и…

Демонстрирует это он мне на практике: берет небольшую изящную гитару из клена и начинает играть. Звучит она, я бы сказала, мягко.

— Да, такая гитара хорошо подходит для джазовых мелодий. А вот эта, кстати, шестиструнная — из махагони, сверху — накладка из палисандра. Круто играет, более тяжело, — перебирает струны мастер. — В зависимости от того, какой появился деревянный звук, можно его скорректировать с помощью звукоснимателя. Он позволяет извлечь из куска деревяшки все возможное. Но только скорректировать, а не создать то, чего нет.

Каждый инструмент, который вышел из-под руки мастера, — уникален. Делать серию одинаковых гитар у Андрея Посохина никогда не было желания. Поэтому создание каждой занимает немало времени — несколько месяцев. Тут все непросто: для новой гитары нужно, во-первых, сделать шаблон. Во-вторых, древесина — материал живой. Даже если из высушенного и подготовленного куска выпилить часть корпуса, не обязательно, что он сохранит ту же форму. Поэтому его следует выпиливать с запасом и оставлять на какое-то время.

— Все зависит даже от времени года: например, когда влажность выше, то гитара будет сохнуть медленнее после покрытия лаком. Поэтому рассчитать время изготовления инструмента сложно. Вот эту — шестиструнную бас-гитару — я смастерил за полгода.

Что касается дизайна, то Андрей Посохин называет себя «традиционалистом». Не любит он ничего лишнего: перламутровых накладок, стразов и прочего.

Существует три вида крепления грифа: на болтах, вклеенный и сквозной, когда гриф проходит через весь корпус гитары.

Чтение между струн

Гитар-любимиц у Андрея Александровича нет. Сравнивает их с детьми: выбрать лучшего невозможно. Относится мастер к каждому инструменту с уважением: в плохом настроении даже не садится ремонтировать:

— Я верю, что эти девочки и пацаны все чувствуют! Если взяться за них, когда вдохновения нет, то потом еще неделю исправлять придется сделанное. А если трясешься над ними, то они в итоге отвечают взаимностью.

Поэтому и заказчики всегда довольны работой. Они, кстати, разные бывают: и любители, и профессиональные музыканты, и коллекционеры.

Во время нашей с Андреем Александровичем беседы зазвонил телефон.

— Да, бас уже готов. В пять будешь у меня? — отвечает мастер.

Это один из заказчиков Андрея Посохина — бас-гитарист белорусской панк-рок группы «Дай дарогу!». Сейчас он обращался за помощью с настройкой инструмента.

А как происходит заказ инструмента? Сначала берется условный прототип гитары и выбирается древесина. Материал, кстати, покупает сам заказчик: Андрей Александрович может лишь подсказать, где его приобрести. Дальше идет обсуждение конструкции гитары.

— Например, музыкант хочет, чтобы гриф был сквозной, — мы это оговариваем в самом начале работы. Если я в чем-то сомневаюсь, то зову заказчика, так сказать, «на примерку». Например, ширина грифа — вещь критичная. Важно, чтобы он подержал инструмент и посмотрел, будет ли ему удобно. По расписанию мы не встречаемся, только по необходимости. А срок изготовления оговариваем лишь в общих чертах, — поясняет собеседник.

Гитара — инструмент не самый точный, поэтому, по словам мастера, если поковыряться, то в любой можно найти ноту, которая будет звучать не самым лучшим образом. Только вот опытный гитарист сумеет договориться с инструментом. Хорошего музыканта Андрей Александрович, который сам в этом деле далеко не профан, определяет спустя минут 15—20 после того, как тот поиграет на готовом инструменте. Если гитара стала звучать лучше, чем когда заказчик только взял ее в руки, то этот человек умеет, «дипломат», понимает, где надо дожать и что изменить:

— И это самая благодарная категория среди заказчиков! Они понимают, что можно взять от этого инструмента. А когда начинается: «А вот тут что-то не то, но не знаю что» — с такими лучше и не связываться. Да и сам музыкант порой бывает тяжелый. У него  вроде есть навыки игры, но он не чувствует инструмент, и все тут.

При этом мастер считает, что первая гитара обязательно должна быть хорошей: в этом вопросе скупиться не нужно. Особенно, если интерес к музыке проявляет ребенок. Неудобный инструмент может отбить любое желание на нем играть.

— Сложно сказать, сколько потенциальных музыкантов так и не стали виртуозами только из-за того, что у них был отвратительный инструмент. Талант талантом, но играть должно быть удобно. Понятно, что не у всех достаточно денег. Первый инструмент и не должен быть топовым, но, по крайней мере, должен быть приличным. Не все люди приходят к своему ремеслу сразу. Сначала относятся не очень серьезно, как к баловству, а потом понимают, что это дело их жизни.

Раз уж речь зашла про цены, интересуюсь: так почем эксклюзивные гитары работы брестского мастера? Признаться, выглядят они дорого! От прямого ответа собеседник начинает уходить, но намекает, что его инструменты стоят дешевле, чем дорогие заводские гитары в магазинах. Цена изделия всегда зависит от исходного материала, поэтому среднюю стоимость он назвать затрудняется:

— Я думаю, что стоимость такой эксклюзивной гитары, сделанной под конкретного человека с учетом всех его пожеланий, вместе с материалами и работой мастера — около 1000 долларов. Естественно, такой заказ и не может обойтись дешево: если ты собираешься приобрести гитару, созданную для тебя, мотивом к этому не должно быть желание сэкономить. Ручной труд по определению дороже всегда.

Но на таком производстве не разбогатеешь, признается брестчанин. Даже всякий большой производитель имеет линейку как уникальных дорогих гитар, так и серийных с невысокими ценниками. За счет одного кастом-шопа ни одна компания не выживет, уверен мастер. Да это и правильно: должен ведь быть выбор.

— Конечно, некоторые покупают инструменты Gibson или Fender — платят немаленькие деньги за бренд. Есть те, кто на гитаре играет лишь по вечерам в кругу семьи, но средства располагают, и они могут позволить купить себе инструмент за 45 тысяч долларов. И осознавать всю свою важность, когда берут его в руки. Есть коллекционеры, а есть простые студенты. Сегодняшний рынок предоставляет выбор для каждой категории, — соглашается со мной Андрей Александрович и продолжает наигрывать приятную мелодию на одной из своих электрогитар.

На звукоснимателях Андрей ПОСОХИН не экономит: они улавливают вибрацию струн и без них гитара не сможет хорошо работать с усилителем.

Ювелирная работа

Пора и напроситься в мастерскую. На словах вроде бы все просто, но как из куска древесины получается шедевр — пока непонятно. Андрей Посохин обещает все показать. Но конфуз в том, что мастерская у него везде:

— Жена скоро выгонит из дома! Самую грязную работу, правда, я делаю на даче. Вот, смотрите, два куска махагони. Говорил вам, что они будут звучать по-разному?

Постучал по одному и по второму. И правда, звук похожий, но не одинаковый. Демонстрирует также заготовки из ореха, клена и вишни. Последняя звучит глухо-глухо, из нее можно сделать разве что накладку. Собирать гитару мы будем сегодня из заготовок белорусского ясеня:

— Из двух-трех кусков древесины склеивается заготовка для корпуса, а потом подгоняется под необходимый размер. Далее изготавливается шаблон под корпус из фанеры. С обратной стороны будущей гитары мы прикрепляем этот шаблон и с помощью станка фрезеруем весь корпус. Осталось отшлифовать и выбрать гнездо под гриф.

Существует три вида крепления грифа: на болтах, вклеенный (выглядит изящнее, но не так универсален) и сквозной, когда гриф проходит через весь корпус гитары. К нему тоже нужен шаблон, чтобы отфрезеровать паз. Дальше нарезаем лады и вставляем их в гриф. Терминология тут, конечно, непростая. Да и работка — ювелирная.

— Процесс установки ладовых порожков достаточно трудоемкий и требует аккуратности и терпения. Для каждого лада нужна отдельная выемка, паз, она должна быть везде одинаковой. Если выемки будут разными, гриф будет постоянно звенеть на разных ладах. Теперь молоточком прибиваем лады и запрессовываем, — отвлекается на минутку от станка и разъясняет мне тонкости работы гитарных дел мастер.

Каждый инструмент, который вышел из-под руки мастера, — уникален.

Есть корпус и гриф — можно прикинуть, как электрогитара будет выглядеть в готовом варианте. После ее отделки и обработки мастер переходит к установке регулировок, блоков и звукоснимателей. На этом Андрей Александрович не экономит: звукосниматели улавливают вибрацию струн и без них гитара не сможет хорошо работать с усилителем. Они помещаются в специальные полости, а затем устанавливается струнодержатель (бридж), который держит струны на определенной высоте. Осталась покраска и работа с усилителем — и электрогитара полностью готова.

Да, работка непростая. Этим может заниматься по-настоящему увлеченный и влюбленный в свое дело человек. Так оно и есть, подтверждает Андрей Посохин:

— Создание гитар — это занятие для души, а не для заработка. После тебя остается инструмент — это ощутимо. Есть что-то особенное в том, чтобы дать возможность другому человеку выразить себя в творчестве. Это вещь, с помощью которой он может стать лучше.

matuzova@sb.by

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости