Закат над Вечерой

Власти Любанщины ищут пути спасения локальной экосистемы

ПРОШЛЫМ летом в Любанском районе буквально на глазах высох красивейший естественный водоем размером почти в 300 гектаров, одно из самых любимых мест рыбаков не только из окрестных деревень, но и Минска, Солигорска, Бобруйска — озеро Вечера. Впрочем, на Любанщине и раньше звучали тревожные звоночки от непродуманного и грубого вторжения человека в природу — замор рыбы, усыхание ели, пыльные бури. Но исчезновение водной глади за месяц — это уже набат.

СЮДА когда-то приходили полешуки, чтобы раздобыть пищу для «вячэры». Так и появился топоним. Вытянутое с севера на юг озеро лежит среди ровной местности. Пологие склоны, на которых сбежались хвойные деревца, указывают на изменения контура берегов. Уходило озеро, не имеющее подпитки, постепенно. Когда-то водились здесь щука, окунь, ерш, плотва, в последнее время ловили в основном карасей и карпов. На востоке, на возвышении, виден выросший лес. Говорят, раньше этого массива не было. Из обнаженного дна напротив домика рыбака торчит остаток трубы, по которой когда-то закачивался на поля фильтрации сапропель. Стальной трубопровод давно порезали на корыта — хоть какой-то толк от заброшенной технологической системы, когда-то дававшей удобрения окрестным угодьям. Неглубокое озерное ложе заросло болотной растительностью и превратилось в обычное болото. Удручающая картина. И только вдалеке виднеется узкая полоска воды.

Квадраты полей, где еще лет тридцать назад сушились озерные отложения, прекрасно удобряющие почву, до сих пор не заросли, настолько выскребли на них все живое, оставив там только голый песок. Зацепились за песчаную «пустыню» лишь редкие кривоватые самосейки осинок да сосенок.

На подъезде с дороги  к озеру председатель районного Совета депутатов Виктор Статкевич, когда-то возглавлявший ОАО «Речень» и райсельхозуправление, показывает канаву, связывающую Вечеру с Чабусским каналом, центральной мелиоративной артерией, которая собирает дренажные воды с осушенных земель и тянется из Стародорожского района. Прошлым летом обмелел и этот большой канал, и примыкающие к нему рукотворные русла поменьше. Некоторые из них заросли камышом, мешающим водотоку, заилилась и засорилась канава, что сбрасывала воду в озеро.

— Несколько раз пытались ее прочистить, но экскаваторы тонут, до конца русла так и не дошли, нужна специальная техника, — рассказал Виктор Николаевич. — В водосборе озера осушили большую территорию, в результате чего гидрологический режим теперь в значительной степени зависит от работы мелиоративной системы, находящейся не в лучшем состоянии. В дождливые годы местные хозяйства страдают от подтоплений. В 2011 году во время уборки пришлось чистить Чабусский канал, иначе комбайны на некоторые поля не могли зайти. Помню, экологи тогда ПМС оштрафовали за нанесенный вред природе, потому что погибло много рыбы. Но ведь каналы предназначены для хозяйственной деятельности. А в этом году и в прудах местного рыбхоза уровень воды упал ниже критической отметки.

До 90-х годов водный режим озера поддерживала насосная станция. На ней в период развала Союза решили сэкономить: содержание гидросооружения требовало значительных энергозатрат. Никто же не считал, во что выльются потери от непродуманного решения, никто не думал, что может случиться экологическая беда, в чем-то сродни аральской.

Почему-то напрашивается такая аналогия. В свое время в Минводхозе СССР, где родилась идея разобрать воды Амударьи и Сырдарьи на нужды орошения засушливых земель бывшего Союза, говорили: «Арал должен умереть, как солдат в бою». Ученые уже тогда понимали, что крупнейшее соленое озеро, не связанное с другими источниками, придется отдать в жертву народному хозяйству. Но никто не предвидел масштаба проблем, которые возникнут из-за грандиозного проекта. От нехватки питьевой воды, гибели рыбы, лесов, исчезновения сотни озер до изменения климата в Приаралье и горах Тянь-Шаня и Памира, ухудшения здоровья людей.

Три последних года южный край Минщины, где около 70 процентов сельхозугодий — осушенные торфяники, страдает от засухи. Только в этом году недополучено продукции в сопоставимых ценах на сумму более 99 миллиардов рублей. Если сравнить показатели двадцатилетней давности и современные, то проблема обозначится еще острее. В 1986 году на Любанщине насчитывалось 70690 голов крупного рогатого скота, сейчас 53210. Мяса тогда продавали 12 тысяч тонн, по 600—700 тонн каждое хозяйство, теперь — 200—300 тонн. Картофеля накопали в 1986 году 158 тысяч тонн, в этом — почти в 40 (!) раз меньше, 4 тысячи тонн. Да и этот объем негде сбыть. Выращенный на торфяниках второй хлеб неохотно берут в продажу торговые сети, крахмальные заводы покупают, считай, за бесценок.

Сейчас разрабатывается новая концепция развития Любанского района в целом и сельского хозяйства в частности. Это отдельная тема, которую мы продолжим в других материалах. Пока же районные власти ищут пути спасения локальной экосистемы.

Начальник Любанской райинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Малащук показывает карту мелиоративной сети и два канала, которые могут подпитать естественный водоем. Для этого надо восстановить насосную станцию, которая и будет закачивать воду, находящуюся по уровню ниже озерного котлована:

— Все работы готово взять на себя Любанское ПМС. Нужно приобрести и установить 2 насоса, смонтировать электрооборудование, почистить канал. Конечно, это требует больших материальных затрат. Чтобы закачать воду, потребуется 8—9 месяцев беспрерывной работы станции. Но если возобновить добычу сапропеля, то появятся дополнительные средства. Другого выхода нет.

Ведущий научный сотрудник Института природопользования Вячеслав Ракович, принимавший участие в создании проекта для получения гранта представительства ООН на восстановление озера Вечера, поддерживает эту идею:

— Хотя надо учесть некоторые нюансы. Вода в каналах более минерализованная, значит, в озеро будет поступать больше гуминовых веществ, а это питательная среда для растительности. Биогенные элементы будут еще больше эвтрофировать озеро, то есть способствовать его зарастанию. Поэтому сразу надо посмотреть, что там за вода, в каком состоянии, можно ли ее без отстаивания, напрямую перебрасывать в озеро. Возможно, надо сделать отстойник. Вся проблема в том, что в водосборе осушено большое количество болот, которые являлись и естественными фильтрами, и подпитывали водоем. Кстати, в 1997—1998 годах наш институт проводил работу по реабилитации озера Червоного, тогда разрабатывали биологическое плато, чтобы отстаивать воду.

А вот сапропель на Вечере, считает Вячеслав Александрович, можно добывать десятилетиями. Гипроводхоз делал детальную разведку донных отложений в 1970 году. Даже с учетом того, что несколько лет их добывали, запасы составляют не менее 7 миллионов 500 тысяч кубических метров. Хватит на века! Больше всего в любанском озере карбонатного сапропеля. Есть смешанный, который подойдет для сельского хозяйства. У карбонатного большая зольность, поэтому полезен для кислых почв. Плюс большой набор макро- и микроэлементов. Настоящая кладовая урожайности, но чтобы окупить проект по добыче природных удобрений, их надо выгодно продавать.

СПЕЦИАЛИСТЫ считают, что есть еще один путь продления жизни Вечеры — восстановление озерно-болотной экосистемы в комплексе. Попросту — заболачивание некоторой территории. В этом случае предстоит определиться, чем может пожертвовать сельское хозяйство. Ведь рядом с водоемом, по словам Виктора Статкевича, торфяники находятся как раз в хорошем состоянии. Но в любом случае потребуется ремонт мелиоративной системы. Иначе озеро исчезнет с географической карты Минщины. Погибнет, как солдат в бою.

klimovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?