Зачем человек идет в лес

В лесах увеличивают популяцию оленя и истребляют кабана

Дикому зверю без вмешательства человека сегодня никак. Таковы современные реалии. Люди наравне с природой регулируют численность лесной живности. Благодаря работе ученых в стране восстановлена популяция бобра, частично зубра, на очереди — благородный олень. Однако есть и пострадавшие. К примеру, из–за отстрелов в целях экономической безопасности в разы сократилась численность кабана. Что ждет в ближайшие годы фауну наших лесов?

фото wallup.net

В поселке Красный Октябрь Речицкого района эколог Дмитрий Янков зимует один, иногда по выходным выбирается в город — пополнить съестные запасы. До соседней деревни через необычные для зимы днепровские разливы — километра три. Такая отдаленность от людей — хорошая возможность наблюдать за диким миром, считает Дмитрий:

— Как только выпадает снег, сразу видишь, что ты не один. Буквально неделю назад утром обнаружил вокруг хаты следы четырех волков: ходили, искали пищу. Как–то раз рядом с поселком нос к носу встретился с очень крупным самцом рыси. Было страшно, тихо уступил ему дорогу. Кстати, часто нахожу в округе рысий след. Методом тропления изучаю жизнь этих интересных животных: чем питаются, как охотятся, делаю прогнозы по численности.

фото Станислава Галковского

Возможно, скоро соседями Дмитрия станут благородные олени. В новогоднюю неделю в вольерах Речицкого и Мозырского районов появилось 86 особей из Прибалтики. Ближайшие полгода животные проведут под пристальным присмотром селекционеров и егерей, а потом уйдут в дикую природу. Это — часть проекта по возрождению благородного оленя в наших лесах. Он входит в государственную программу «Белорусский лес» на 2016 — 2020 годы. Первую партию красавцев закупили еще в 2015 году. Сегодня более двух сотен оленей можно уже встретить в лесах Гомельского, Жлобинского, Рогачевского районов. Охота на этого зверя в Гомельской области сейчас не ведется. Популяция должна подрасти. Есть в регионе и своя
оленья ферма в Калинковичском районе на 2 тысячи гектаров. Там содержится 200 особей. Из них 100 — местные воспитанники. На данный момент в стране примерно 17.000 оленей. Оптимальная численность для наших лесов — 90.000. Олень, как и зубр, в местных чащах возрожден человеком, расставляет акценты научный сотрудник лаборатории териологии Научно–практического центра Национальной академии наук по биоресурсам Павел Велигуров:

— Скорее всего, из–за активной деятельности охотников белорусский олень фактически исчез еще во второй половине XVIII века. В 1864 году в Беловежскую пущу завезли первую группу оленей из Германии (в обмен на зубров) специально для царских охот. Однако многочисленные войны и голодные годы ХХ века снова отразились на численности популяции. Сейчас идет новая волна возрождения. У наших ученых есть хороший опыт в восстановлении практически уничтоженного вида. Я говорю не про знаменитое возрождение зубра, а про менее известный бобровый проект. К ХХ веку бобров практически истребили в европейской части Российской империи. В 1920–е годы были предприняты поиски бобровых семей, пять обнаружили в верховьях Березины, в этих местах сейчас находится Березинский биосферный заповедник. В итоге именно белорусские бобры возродили популяцию в Восточной Европе и за Уралом. Сегодня в Беларуси их количество колеблется от 80.000 до 60.000 в засушливый период. Когда уровень водоемов падает, бобры становятся легкой добычей для волков.

фото avatars.mds.yandex.net

А вот волки распоясались. До недавнего времени их главной пищей были кабаны. Но неожиданно дикие свиньи стали угрожать животноводству. По временному постановлению Совмина уже третий год проводятся мероприятия по предупреждению заноса и распространения африканской чумы свиней на территории Беларуси. Численность кабана
сократилась с более чем 80.000 до 6.000 особей. Скорее всего, после 2020 года кабана придется «воскрешать» по оленьей методике. Хотя кабаниха приносит по 6 — 8 поросят до 2 раз в год. Ее плодовитость — залог восстановления вида.

Теперь же для оголодавших без свинины волков добычей могут стать олени. Из–за активности хищников уже бьет тревогу Министерство лесного хозяйства. В 2016–м охотниками были добыты 1,8 тысячи особей волка. Почти девять сотен — в Гомельской области. Такая же тенденция сохранялась и в 2017–м. Делается это не только для безопасности человека и домашней скотины, но и для поддержания баланса в лесу. Один волк в год съедает около 2 тонн мяса. И теперь это — лось, олень, косуля, бобр. Так что искусственная регуляция человеком численности диких животных не всегда имеет положительные последствия. Более того, в ближайшие годы мы можем столкнуться с новой для здешних мест флорой и фауной, дополняет генеральный директор Научно–практического центра Национальной академии наук по биоресурсам Олег Бородин:

фото img4.goodfon.ru

— Все слышали про глобальное потепление, в связи с которым меняется растительный и животный мир в наших широтах. Например, богомолы, которые еще сто лет назад впервые были зарегистрированы на юго–востоке Беларуси, сегодня расселились по всей стране. Из совершенно новых видов стоит отметить шакала, пришедшего на Полесье из соседних государств. Есть еще одна необычная тема. В Беларуси до XV века водился тарпан — дикая лошадь. Она вымерла. И скажем так, чудесным образом эти «мустанги» вернулись к нам. В начале прошлого века в заповедник «Аскания–Нова» на юге Украины привезли из Монголии лошадей Пржевальского. В 1990–е годы часть их переселили в чернобыльскую зону отселения и отчуждения. Теперь 28 особей, не замечая границ, постоянно кочуют в нашем Полесском радиационно–экологическом заповеднике. Это одно из пяти мест в мире, где дикая лошадь водится в живой природе.

А вот навсегда наши леса покинули легендарный бык — тур (здесь не поможет даже генная инженерия), соболь и выхухоль. Хотя возрождать редкие популяции есть где. В вопросах возобновления лесного фонда наши специалисты — одни из первых в мире. В 1945 году лесистость Беларуси составляла 21%. Сегодня — 36,4%. Опережаем Польшу и Германию. На первом месте Финляндия, но у нее половина территории — тундра.

Возможно, в ближайшие годы в наших лесах появятся экзотические муфлоны — горные козлы. Сейчас пару сотен их проживают в специальных вольерах для охотничьих забав.

CПРАВКА «СБ»

А что у нас под водой? В стране более 20 тысяч рек и ручьев, свыше 10 тысяч озер. Это еще и огромный живой мир — 63 вида рыб. «Рыбную» Беларусь делят на две зоны. Западная Двина, Неман и Западный Буг относятся к Балтийской. Поэтому в здешней холодной воде встречаются лососевые, например форель. Говорят, в Вилии водится даже лосось. Южные реки — Днепр, Припять, Березина, Сож и их притоки — относятся к Черноморскому бассейну. Это — нерестилище осетровых. Из них, правда, в Беларуси осталась только припятская стерлядь. До глобальной индустриализации здесь можно было встретить русского осетра и белугу. Их кости до сих пор находят ученые. В XX веке белорусские реки «законсервировали». Украинскую часть Днепра перегородили электростанциями и дамбами водохранилищ. Такие же «барьеры» соорудили Прибалтийские государства для Немана и Западной Двины. Морские рыбы к нам просто не доходят на нерест. Нынче в стране преобладает семейство карповых: густера, красноперка, окунь — всего 27 видов.

sb_gomel@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости