За год стать человеком... снова

ЛТП — это лечебно-трудовой профилакторий, хотя в шутку некоторые расшифровывают аббревиатуру так: «Лучше б Ты не Пил». И в самом деле, на первой стадии пребывания в «лечебнике» у алкоголиков время проходит в понятных муках. Но это лишь поначалу. Пройдя же весь курс терапии, поклонники зеленого змия признают, что жизнь в профилактории — хороший урок, здесь им дают возможность сберечь то, что еще окончательно не утеряно. И в первую очередь — веру в самого себя. В Беларуси «здравниц» для хронических алкоголиков шесть: четыре для мужчин и две для женщин. В одной из них, ЛТП № 3, расположенной в Слуцком районе, где лечат представительниц прекрасной половины человечества от алкогольной зависимости, побывал корреспондент «БН». Профилакторий расположен в густом лесном массиве, на съезде с шоссейной дороги от деревни Шищицы до деревни Жилин Брод. Меня встречает заместитель начальника ЛТП Сергей Карпович. У съезда с шоссе указатель. Минуя его, через несколько километров упираемся в проходную КПП, по обе стороны от которой — белый бетонный забор, обнесенный колючей проволокой. — Заключенные? Нет, такой термин скорее относится к преступникам. Пребывающих за забором ЛТП называют гражданами. Ведь они, в отличие от зэков, не совершили преступления, — поясняет Сергей Карпович, который проводит меня на территорию «лечебника». Живут здесь граждане, то есть гражданки, в бывших казармах (их пять). В каждой — десятки двухъярусных кроватей. По утрам в будни женщины выходят на трудовые исправительные работы.

Как попадают женщины в ЛТП № 3 Слуцкого района, кем они оттуда выходят и во сколько эти «больные» обходятся бюджету...

ЛТП — это лечебно-трудовой профилакторий, хотя в шутку некоторые расшифровывают аббревиатуру так: «Лучше б Ты не Пил». И в самом деле, на первой стадии пребывания в «лечебнике» у алкоголиков время проходит в понятных муках. Но это лишь поначалу. Пройдя же весь курс терапии, поклонники зеленого змия признают, что жизнь в профилактории — хороший урок, здесь им дают возможность сберечь то, что еще окончательно не утеряно. И в первую очередь — веру в самого себя. В Беларуси «здравниц» для хронических алкоголиков шесть: четыре для мужчин и две для женщин. В одной из них, ЛТП № 3, расположенной в Слуцком районе, где лечат представительниц прекрасной половины человечества от алкогольной зависимости, побывал корреспондент «БН». Профилакторий расположен в густом лесном массиве, на съезде с шоссейной дороги от деревни Шищицы до деревни Жилин Брод. Меня встречает заместитель начальника ЛТП Сергей Карпович. У съезда с шоссе указатель. Минуя его, через несколько километров упираемся в проходную КПП, по обе стороны от которой — белый бетонный забор, обнесенный колючей проволокой. — Заключенные? Нет, такой термин скорее относится к преступникам. Пребывающих за забором ЛТП называют гражданами. Ведь они, в отличие от зэков, не совершили преступления, — поясняет Сергей Карпович, который проводит меня на территорию «лечебника». Живут здесь граждане, то есть гражданки, в бывших казармах (их пять). В каждой — десятки двухъярусных кроватей. По утрам в будни женщины выходят на трудовые исправительные работы.

«В пьяном бреду не соображала, что делала...»

Полгода живет в профилактории Наталья, уроженка Несвижского района. Знакомлюсь. Девушке — 27, хотя выглядит куда старше — виной тому неудержимая тяга к спиртному. К бутылке крепко стала прикладываться, когда ее лишили родительских прав на двоих детей. С самого детства судьба Наташу не баловала. Еще ребенком осталась сиротой, росла в приюте в Столбцовском районе. Со 2-го и по 9-й класс жила в приюте в Клецком районе. Попыталась получить в училище специальность повара, затем — оператора машинного доения, но доучиться так и не смогла.

С 2003 года Наталья переехала в родную деревню, устроилась работать на зерносклад. Встретила любимого человека, вышла замуж. Переселилась к его матери в дом. Любимый, однако, часто выпивал и побивал женщину. В последний раз избил вместе с друзьями на вокзале. Итог — черепно-мозговая травма, кровоизлияние в мозг и больничная койка. После выздоровления каждодневные совместные попойки возобновились, а с ними — ссоры в доме.

Наталья была беременной, потому терпела выходки мужа. Первенец оказался болезненным, месяцами мама с малышом пропадали в больнице. Отец ребенка свою вторую половину не забывал, регулярно наведывался в отделение. Но однажды пропал на несколько дней, ни о чем не предупредив. Позже молодая мать узнала от знакомых: гражданский муж скоропостижно скончался. Накануне выпил две бутылки вина и пошел к пруду, где по неосторожности и утонул.

У девушки случился нервный срыв. Не оказалось рядом и близкого человека, который бы поддержал ее. Свекровь и вовсе из дому выгнала. В итоге Наталья не нашла ничего лучшего, как искать забвение в алкоголе.

— Когда были деньги, шла в магазин, покупала бутылку водки и выпивала практически залпом. Но не пьянела — порой одной бутылки оказывалось мало, — рассказывает девушка. — А после, в пьяном бреду, не соображала, что делаю. Не помнила и подробностей того, что со мной происходило.

На помощь пришло руководство сельхозпредприятия. Наталье предоставили уютный дом. К одинокой маме с ребенком зачастили родные братья, любители подогреться дешевым вином. Устраивали бурные застолья, где спиртное лилось рекой. Наталью также приглашали поднять бокал за здоровье малыша, за благосостояние, счастье в доме… Но счастье дом обошло стороной — он превратился в притон. А его постояльцев взяли «на карандаш» районные власти и службы. Когда же выпивохи перешли все рамки дозволенного, малыша Натальи забрали на попечение государства, а саму мать лишили родительских прав.

— Я несколько раз пыталась покончить жизнь самоубийством. Еще больше запила. Деньги откуда-то появлялись. Приходили друзья, наливали. А мой брат, пытаясь отвратить от водки, подсадил меня «на иглу». Так он хотел мне помочь. Было страшно, так что и вспоминать не хочется. Благо удалось вовремя остановиться. Через три года я снова перешла на алкоголь, — делится Наталья подробностями.

Дважды лишенная прав матери...

Спустя какое-то время познакомилась с молодым человеком Валерием, начали встречаться. Тот спиртное не употреблял. Забеременела. Мужчина предложил расписаться. Познакомил с матерью, близкими родственниками, Наталья переехала к ним. Вроде жизнь стала постепенно налаживаться, но...

Однажды Валерий вернулся на побывку домой — деньги зарабатывал за границей. Из-за какой-то мелочи между супругами вспыхнула ссора. Женщина вызвала сотрудников правоохранительных органов. Увидев, что произошел крупный скандал в семье, где живет годовалый ребенок, те забрали малыша.

Над Натальей нависла угроза повторного лишения родительских прав. Ей дали три месяца для того, чтобы устроиться на работу, но, боясь потерять сына, девушка за три дня смогла найти вакансию. К тому же съездила в Минск, прошла курс лечения и даже, по ее словам, закодировалась. Правда, никаких справок, документально это подтверждающих, не представила. Для вынесения окончательного вердикта специальная комиссия обследовала условия проживания. Сотрудники МЧС обнаружили в доме нарушение противопожарной безопасности и другие «мелочи», недопустимые в помещении, где проживает маленький ребенок. В итоге комиссия окончательно утвердила свое первоначальное решение, которое оказалось для Натальи роковым — она осталась и без второго ребенка.

В результате бросила работу и крепко взялась за выпивку, проводя в объятиях зеленого змия дни и ночи. В нетрезвом состоянии попала на два месяца в изолятор, а выйдя из него, снова взялась за старое. Участковый инспектор давно наблюдал за поведением женщины и однажды, подкараулив ее в нетрезвом виде, отвел в отдел. После этого домой Наталья не вернулась. Ее направили в ЛТП на лечение.

Химическая защита или кодирование

— К нам поступают граждане со всех областей Беларуси, кроме Витебской. Это алкоголики, наркоманы и обязанные лица. По решению суда направляют их в первую очередь для того, чтобы смогли осознать пройденный жизненный путь, увидеть его со стороны, а также забыть о пагубных привычках и перестроиться на новый уклад жизни.

Алгоритм успешного лечения — отсутствие доступа к алкоголю, трудовое воспитание и медицина. Последним занимается врач-нарколог. Минздравом утверждена специальная методика, предусматривающая поэтапное лечение. Пациенты — а всего их в профилактории более 600 человек — посещают врача ежемесячно или еженедельно. Желающие также могут закодироваться, необходимые препараты и разрешения у нарколога есть, — поясняет начальник ЛТП полковник внутренней службы Вадим Данилов.

— Первыми мы осматриваем прибывших — это около 16 человек ежедневно. У многих пациентов от перепоя — нарушение сна, бессонница. Затем осмотр стационарных больных — они лежат в специальных палатах. Этапы лечения — детоксикация, успокоение, а также психотерапевтическая беседа. Некоторых «кодируют» — так называют в народе. А у докторов это химическая защита пациента с помощью лекарств группы дисульферам. Внутривенно вводится лекарство. И после, когда человек употребляет алкоголь, это вызывает в его организме нежелательные последствия — тошноту, одышку, сердцебиение, покраснение лица. У него появляется боязнь смерти, это и заставляет отказаться полностью от спиртного. Если не пьет, он нормально себя чувствует. Срок действия препарата — от 1 до 5 лет, в ЛТП он вводится на один год. Лекарственное средство помогает искусственно продержаться именно столько, сколько человеку нужно, чтобы «завязать», — рассказывает врач-нарколог Геннадий Дещеня.

Считается, что кодировка в ЛТП принудительная. Но так полагать ошибочно. Необходимое условие оказания психиатрической помощи — предварительное согласие пациента. Каждый гражданин расписывается в том, что согласен на введение в организм препарата. Только за последние две недели на эту процедуру в ЛТП согласились 119 человек.

У многих людей, если их не лечить, возникают алкогольный диллерий, судорожный синдром. С начала года в ЛТП произошло уже 26 случаев алкогольного психоза. Поэтому соглашаются на препараты даже те, кто с первых дней скептически к ним относился.

Непьющие алкоголики – пример в труде

— Пьяница — это человек пьющий, но работающий. А алкоголик — тот, который употребляет спиртное и уже не может работать. Именно такие люди попадают в ЛТП. Наша задача — приучить их к труду, чтобы исправно ходили на работу, выполняли норму выработки. В этом и заключается реабилитация трудотерапией — она основная в лечении, длится один год. В течение этого срока человек работает как на территории профилактория, так и за его пределами, — рассказывает Вадим Данилов.

Гражданки, проходящие в ЛТП № 3 трудотерапию, «приносят» учреждению по 30—40 миллионов долгов, из них 5—6 миллионов за жилье, по 15—20 исполнительных листов со штрафами. Всего в ЛТП задолженность обязанных лиц — 5 миллиардов 556 миллионов белорусских рублей. В Слуцком районе каждому найти высокооплачиваемую работу не удается, чтобы погасить долги. Поэтому географию предприятий расширили.

Сотрудничаем с 26 сельскохозяйственными предприятиями Минской области — в Слуцком, Копыльском, Стародорожском, Узденском, Солигорском и Молодечненском районах. Граждане трудятся на одной или же нескольких молочно-товарных фермах. Доставка — техникой сельхозпредприятия. Выезжают за территорию ежедневно иногда до 500 человек и больше — 90 процентов граждан ЛТП.

В финансовом вопросе наша позиция такова: сколько заработали, столько получили. Даже если зарплата по итогам месяца выше, чем у местных. Последних это, кстати, подстегивает очень сильно, ведь по показателям и дисциплинированности у них появилась серьезная конкуренция.

И если поначалу руководители сельхозпредприятий, как говорится, воротили нос, когда принимали граждан ЛТП на работу, то сейчас за их старание, дисциплинированность берут с руками и ногами. После зарплаты из местных трезвыми бывают единицы, а наши воспитанники — все непьющие. Они ценные работники, пример для подражания.

Самая высокооплачиваемая работа на селе — у оператора машинного доения. Зарплату и для города не назовешь маленькой — доходит до 4,5 миллиона рублей. Имеющих такой доход в ЛТП снимают с довольствия. Часть зарплаты идет на социальные отчисления, а у лишенных родительских прав 25 процентов этой суммы уходит на содержание детей. У одной из гражданок ЛТП их больше всего — 10.

Труд оператора машинного доения не из легких. Но благодаря постоянной физической нагрузке организм в течение месяца восстанавливается от последствий употребления алкоголя, адаптируется к полноценному режиму питания. Очищается кровь, внутренние органы начинают полноценно функционировать.

Вадим Михайлович на занимаемой должности уже три года. Ему довелось когда-то возглавить работы по перепрофилированию ЛТП для женщин на самых первых этапах его существования. Он же принимал и первую «смену» поступивших гражданок.

— Не было никаких особых условий для нашей трудотерапии. Мы тогда о создании швейного цеха и переводе женщин на пилораму и деревообработку только думали. Нужно было из трех-четырех работающих на то время в цеху машин выйти на 50, что требовало немалых затрат. Когда были мужчины, район их использовал. А женщины не так востребованы — тяжелый физический труд не для них. На обработке леса первые годы случались травмы с тяжелым исходом. Пила в кожухе забилась, вал не остановился, а женщина рукой пытается очистить от опилок. В итоге — отрезает руку. Или деревом во время рубки привалило, хотя предупреждали не раз, что у падающего не стоять близко, — вспоминает Вадим Михайлович.

Но время шло, и многие недостатки, в первую очередь в организации трудового процесса, руководителю, конечно же, не без помощи своих подчиненных, удавалось устранять.

На свободу – со специальностью

У нынешнего ЛТП развитая инфраструктура, как у небольшого городка. Площадь — 82 гектара. В подсобном хозяйстве выращивают кроликов, свиней.

Есть в ЛТП и свои водонапорная башня, баня, очистные сооружения, котельная, магазин, столовая, хлебопекарня, цех деревообработки, швейный цех. Производство не стоит на месте, а динамично расширяется.

— Швейный цех небольшой — в нем работают 50 человек. Производительность за последние месяцы увеличилась, и все за счет того, что удалось научиться ритмично и эффективно работать. Сформировано профессиональное ядро кройщиц, контролеров. По специальности «швея» женщин обучал Слуцкий лицей. Средства выделены из республиканского бюджета — и эти деньги не выброшены на ветер. В цеху шьют спецодежду для обслуживающего персонала Национального аэропорта «Минск».

Главное, пожалуй, не выгода от производимой продукции, а чтобы человек, получив специальность, перевоспитался, осознал, что труд — это лучший способ покончить с пагубными привычками. Выйдя на свободу из ЛТП, многие не чувствуют себя такими беспомощными, как до того. У некоторых было по девять классов образования, а благодаря полученной в ЛТП специальности их берут работать на предприятие.

Константин КОВАЛЕВ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?