Яна Крайнова: никогда ничего не выбрасываю и никому не отдаю

Актриса показала «ТН» свои любимые наряды и рассказала, кто формировал ее вкус и стиль.
Родилась я в Юрмале, там же прошло детство и юность. Лет с 5 помню, как мама страдала со мной. По утрам ей нужно было быстро закинуть меня в детский сад, успеть на электричку, чтобы ехать на работу, а я закатывала скандалы, требуя парадного вида. То есть колготки должны сидеть идеально, без единой складочки на коленках. И чтобы шнурки на ботинках, не дай Бог, не развязались. Во всем остальном — такой же порядок. Возможно, это связано с последствиями психологической травмы, случившейся в латышском детском саду, куда я ходила. В одну смену там работала прекрасная и добрая воспитательница, а в другую — ужасная, которая недолюбливала русских и всячески ко мне придиралась. В ее смены я устраивала маме истерики, видимо, чтобы оттянуть время встречи с этой злой женщиной. Хотела выглядеть идеально, чтобы она не могла ни к чему придраться.


Вероятно, поэтому, повзрослев, стала избегать вещей, сковывающих движения. Обожаю все свободное и многослойное. Ботинки так вообще не шнурую, чтобы они хлябали. Свой стиль называю «нью-йоркский бомж»: когда на улице холодно, вниз надеваю кожанку, сверху — кардиган, джинсы, шапку, шарф, митенки. Это то, что ношу в повседневной жизни. Но актерская профессия требует всегда быть разной. Стараюсь соответствовать.

Самая умная

В школу я пошла в тяжелое для страны время — 1993 год, все разваливалось. Для нашей семьи тоже наступил переломный момент: конструкторские бюро закрывались, инженеры были никому не нужны, и родителям пришлось адаптироваться к новой реальности. Мама тогда открыла свой маленький бизнес — магазинчик одежды. Для начала закупила детские вещи, говорила: «Если не продам, то хотя бы Яночке будет что носить». Каким-то чудом я поступила в единственную частную начальную школу в Юрмале. У школы был серьезный меценат. Прошла совершенно бесплатно огромный конкурс и оказалась в классе, где было 90 процентов мажоров, детей очень состоятельных родителей. Чувствовала себя там просто белой вороной. Поняла, что раз мои родители небогаты, я хуже всех одеваюсь и у меня нет видеомагнитофона, единственный выход — учиться и стать самой умной. К концу первого класса я подружилась со своим главным врагом — девочкой Викой, которая остается моей лучшей подругой до сего дня. С тех пор мы все время меняемся одеждой, начиная со школы и до настоящего времени. Перед дискотекой мы гурьбой приезжали к Вике домой и потрошили ее шкаф, потому что у нее были дорогие фирменные шмотки, в которые мы все наряжались и шли выпендриваться.


Как у Курта Кобейна

Какое-то время я была девочкой «гранж» — с бордовыми волосами, в собственноручно изрезанной майке, дырявых, разукрашенных маркером джинсах и кедах «как у Курта Кобейна», купленных на базаре за 200 рублей. Но постепенно мой стиль все-таки приобрел некую летящую женственность.

Как и большинство подростков, я была полна комплексов и неуверенности: то кажешься себе толстой, то прыщавой, и непонятно, что нужно на себя надеть, чтобы скрыть весь этот ужас. (Смеется.) В подростковом возрасте у меня был серьезный конфликт с мамой, она даже отказывалась со мной куда-либо ходить вместе. Считала, что я ужасно выгляжу в своих рваных штанах и майках, с красными волосами. Мама говорила: «Ты же девочка, как ты можешь носить рванье? Посмотри: все растянутое, портит фигуру». А я кричала ей в ответ: «Да ты ничего не понимаешь, это же гранж! Курт Кобейн и Кортни Лав так ходят каждый день!» Я старалась вырваться из-под родительского гнета, даже ушла из дома в одно лето. Сказала: «Вы меня держите только деньгами, значит, я буду сама зарабатывать». Устроилась мыть посуду в старейшее Cafe 53 на улице Йомас, а жила у Вички.


Королева общежития

Переезжая в Москву после окончания школы, я собиралась как на Северный полюс: у меня было несколько чемоданов. В несчастную комнатуху вгиковской общаги на Галушкина, 7, где мы жили по двое, ничего не влезало. Но я умудрилась провернуть аферу, чтобы остаться одной в комнате со своими вещами. Со мной жила «мертвая душа» — моя однокурсница Женя Лапова. Она из Новосибирска, но в общагу не оформлялась, так как у нее было жилье. Я предложила Жене сходить в деканат, попросить место со мной. Все годы учебы я как королева жила одна, комната была заставлена чемоданами с вещами. До сих пор вожу с собой все свои платья по съемным квартирам, ничего не выбрасываю и не отдаю. У меня много винтажных нарядов, в том числе маминых, с антресолей. Храню, они могут мне пригодиться для работы.

Я придерживаюсь скорее не моды, которая меняется каждый сезон, а стиля. Стиль — это индивидуальность, когда ты можешь показать свои лучшие стороны. Еще в институте я выделялась среди студентов, мне всегда говорили: «Ой, а ты не из Москвы? А где ты одеваешься?» Я действительно покупаю вещи, либо приезжая к себе на родину в Латвию, либо путешествуя по Европе.


Лишний вес ради главной роли

Важным этапом в моей жизни стал проект «Дневник доктора Зайцевой», для которого мне пришлось поправиться почти на 10 кг. Какое-то время после окончания института не могла определиться, в каком я амплуа — роковая красавица или комическая героиня? Но решила, что все-таки роковая барышня. Стала формировать свое тело в этом направлении: занималась спортом, пошла на танцы, на йогу. К концу 2010 года порадовалась: «Вот она я — Анджелина Джоли!» И тут звонок от агента: «Яна, идем на пробы — главная роль. Но имей в виду: возможно, придется потолстеть». Тогда я сидела без работы и была готова на все. И вот через полгода мучительных проб мне говорят: «Мы хотим увидеть, какая ты толстая». Я пошла в магазин спортивного питания, накупила протеиновых коктейлей, начала их пить и пухнуть. Обливаясь слезами, выкинула абонементы в спортзал. Джинсы перестали сходиться, кофточки хоть и налезали, но смотрелись уже иначе. Съемки еще не начались, и гонорара, чтобы истратить его на новый гардероб, не было. Некоторое время я ходила лишь в трикотажных свитерах оверсайз, мужских спортивных штанах и рыжих ботинках «тимберлендах». Слава Богу, меня утвердили в проект, и костюмеры одевали меня так, чтобы выглядела пострашнее и потолще. Но я уже понимала, что этим телом «работаю», и тут совсем другое ощущение: ты забываешь про женскую составляющую и относишься к своей погрузневшей фигуре как к реквизиту. Для того чтобы нормально выглядеть, мне нужны были «правильные» джинсы — темные, с высокой талией, немного расклешенные. Под эти клеши надевала огромную платформу, «вытягивала» себя, чтобы в глаза не бросалось, как я поправилась. Эти спасительные джинсы до сих пор со мной, смотрю на них с благодарностью.

Сразу после окончания работы я села на безуглеводную диету, без сахара и мучного. В итоге похудела до 57 кг. Для второго сезона поправляться отказалась, так что авторам пришлось переписывать сценарий.


Постельные сцены по-латышски

Сейчас продолжаю совершенствовать свое тело: слежу за весом, хожу в спортзал. Смотрю на себя и понимаю, что такой «мышцастой» не была никогда. Недавно снялась в новом проекте с рабочим названием «Потапов и Люся» для Первого канала. Мы с Михаилом Пореченковым играем любовников. Моей героине пришлось походить в нижнем белье и коротких пижамках. Но я не волновалась, что как-то не так выгляжу, была в хорошей форме и психологически очень комфортно себя чувствовала.

После съемок в моем гардеробе появилась одна из любимых вещей — комбинезон цвета хаки. Его подобрали костюмеры «Потапова и Люси». Он мне так понравился, что в конце съемок я попросила их: «Продайте его, пожалуйста, по спекулятивной дружеской цене!» Ни в какую не хотели: говорили, что такие вещи редко попадаются и он пригодится в будущих проектах. Но я смогла всех обезоружить своим рассказом о том, как моя мама много лет назад была в круизе на корабле в таком же комбинезоне, а папа увидел ее и влюбился с первого взгляда. Так что теперь у меня есть такой «привет» папе с мамой и их истории любви. Ношу комбинезон практически постоянно.

На том же проекте я выкупила васильковый брючный костюм. Давно мечтала приобрести подобный, но очень сложно подобрать идеальный. А тут его за меня нашли, да еще такого прекрасного цвета. В этом костюме моя героиня Марина занимается в тире. Приходит мой экранный возлюбленный — герой Михаила Пореченкова, — а я стреляю по мишеням. Хотя, глядя на меня в этот момент, можно подумать, что я готова выстрелить ему в голову…

Миша Пореченков оказался прекрасным партнером. При первой же встрече мы сразу нашли общий язык, стали шутить, обсуждать линию наших героев, как мы будем любить друг друга. И я даже сказала ему со смехом: «Если хочешь, в постельных сценах я буду говорить с тобой по-латышски!» Миша ответил: «Обязательно! Меня это так заводит!» С тех пор я его все время называла на площадке «лачукс» — «мишутка».


На контрасте

Для меня всегда было проблемой собрать чемодан в дорогу. Вещей я беру много, с запасом, под любую ситу­ацию и настроение. Обязательно кладу белые майки, рубашки, джинсы, шорты, кроссовки. Среди любимых аксессуаров кольца Freywille, золотые часы Tissot, у которых меняются ремешки. Когда была молодой, терпеть не могла золото, а сейчас научилась правильно его носить. Часы преподнесли представители фирмы на одном мероприятии. Считаю, что они очень подходят мне по стилю и смотрятся элегантно. Есть любимое зеленое кольцо из бутылочного стекла, которое омывало итальянское море, — купила его себе на 30-летие. Ну и конечно, моя любимая Pandora: все шармики на ней подарены моими близкими и любимыми людьми, каждый символизирует какой-то период в моей жизни или какого-то человека.

Обожаю миксовать на контрасте — например, легкие шелковые комбинации с грубыми ботинками. На официальные мероприятия стараюсь выходить «в мужском стиле» — например, в смокинге. Мне кажется, когда женщина имеет фигуру, попочку, грудь, — эту женственность можно совершенно смело облачать в мужской костюм. Получится еще более сексуально, некий привет в сторону Марлен Дитрих.

Лика БРАГИНА, ТЕЛЕНЕДЕЛЯ

Фото Юлии ХАНИНОЙ
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?