Высшая мера жестокости

Глазных дел «мастер»: за что приговорили к расстрелу жителя Наровли

В первый раз Алексей попал в тюрьму еще несовершеннолетним, но по очень серьезному обвинению: участие в убийстве трех человек. Срок не пошел впрок: на четвертый день после освобождения он убил еще двоих.


Новые хозяева старого дома

Родные брат и сестра Виктор и Раиса долгое время жили в России. По разным причинам семейные отношения у них не сложились, и оба вернулись в принадлежавший их семье домик в Наровле. Жилище находилось в удручающем состоянии, даже пол там был земляной. Новые хозяева потихоньку стали приводить его в порядок. Брат и сестра часто навещали Аркадия Михаленю, соседа через улицу, помогали ему по хозяйству: мужчина-инвалид почти не передвигался и очень плохо видел. Жена его давно умерла, дети разъехались, а один из сыновей, Алексей, сидел в тюрьме, осужденный за тяжкие преступления.

Он вернулся в конце февраля, а уже 4 марта продолжил счет страшных злодеяний.

В ту пятницу Раису и Виктора навещал племянник. Ушел от них около четырех часов дня, а вечером вернулся за велосипедом. Заглянул в дом, но никого там не нашел. Следующим утром явился вновь и обнаружил, что дверь по-прежнему открыта, но ни тети, ни дяди нет. Теперь, при свете дня, заметил на крыльце и во дворе кровавые пятна. Пройдя по ним, дошел до погреба, в котором и нашел тело тетки. Женщина была избита так, что лицо стало неузнаваемым. При осмотре эксперт заметил торчавшие из глаз убитой шляпки гвоздей.

Нехорошая улица

Гвозди, загнанные в глазницы, натолкнули сыщиков на серьезные подозрения. Лет пятнадцать назад на этой же улице было совершено разбойное нападение, жертвами которого стали престарелые муж и жена. Останки старика так и не нашли, а тело его супруги обнаружили в Припяти. Глаза женщины были проткнуты спицами…

По обвинению в жестоком убийстве тогда осудили трех человек, в том числе Алексея Михаленю. Имелась на его счету еще одна жертва – грибник, зарезанный в лесу из-за часов и денег. Парень был несовершеннолетним, поэтому получил максимально возможное на то время наказание – 12 лет лишения свободы. Освободился он осенью 2013 года, очень скоро совершил кражу и вновь отправился за решетку на полтора года. Буквально четыре дня назад он в очередной раз вышел на волю. Был ли невероятным совпадением тот факт, что мужчина, питавший нездоровый интерес к острым предметам в чужих глазах, проживал через дорогу от убитой женщины? Оперативники должны были это выяснить.

Алексея Михаленю они застали на пороге с вещами. Мужчина заявил, что собирается ехать на заработки в Россию. Его настоятельно попросили задержаться. Между тем продолжались поиски Виктора. Тело мужчины, обезображенное побоями, нашла в низине за огородами служебная собака.

Дома у Алексея Михалени обнаружили окровавленные полотенце и одежду.  

Через несколько часов он решил признаться. Рассказал, куда девал орудия убийства, худо-бедно изложил обстоятельства произошедшего, ссылаясь на провалы в памяти. Неизвестными как следствию, суду, так, похоже, и самому Михалене остались мотивы, которыми он руководствовался.

Драка с погоней

…К соседям Алексей пошел за ножницами, чтобы подстричь отца. Правда, тот отправил его совсем к другой женщине, но у нее ножниц не оказалось. Тогда Алексей, который почти целый день до этого выпивал с отцом и подругой, направился к Фатееву.

По заверениям Михалени, 61-летний Виктор набросился на него с кулаками, едва незваный гость переступил порог. Поверить в такой поступок кроткого, неконфликтного пенсионера нелегко. Опровергает эту версию и окурок, изъятый из дома жертв, со следами ДНК и Виктора, и Алексея. Получается, сигарету они вдвоем выкурить успели, вот только трубкой мира она не стала.

В общем, завязалась драка, самое деятельное участие в которой якобы приняла и Раиса. Она норовила огреть Михаленю увесистой палкой, но попадала все больше по брату.

Если верить сбивчивому рассказу Алексея, в какой-то момент он вырвался от агрессивных пенсионеров и попросил их успокоиться. Виктор будто бы намеревался пойти к отцу Алексея и поэтому вышел во двор. Завидев фары проезжавшего мимо автомобиля, он бросился за ним, призывая на помощь. Однако Михаленю такой поворот совершенно не устраивал:

— Я только что освободился, поэтому не хотел встречаться с милицией.

Он перехватил шустрого пенсионера, дважды ударил его кулаком в живот. Довелось погоняться и за женщиной – она тоже намеревалась спастись бегством.

Метаться Алексею, довольно щуплому, зато молодому, дерзкому и злому, пришлось немало. Только ударит сестру, глядь – а брат пытается уйти огородами. Пока настиг его и побил, женщина почти добралась до калитки. Огрел ее палкой по голове – тут брата след простыл, уполз за угол дома. Пришлось добивать его там – с десяток раз ударить палкой. Только расправился с мужчиной – женщина начала подавать признаки жизни и пыталась встать. Алексей с такой силой толкнул ее на лавочку, что бедная Раиса врезалась в подоконник, откуда посыпались длинные гвозди. Это придало мыслям Алексея новое направление. По его мнению, женщина была не жилица на этом свете, уже хрипеть начала. И вот исключительно из гуманных целей, дабы облегчить ее страдания, Алексей загнал в глаза женщине по гвоздю-«сотке». От вызванного этим разрушения головного мозга несчастная и умерла…

В общей сложности число ударов, нанесенных брату и сестре, достигло 55, причем большинство из них пришлись в голову. Теперь на совести Алексея стало пять человеческих жизней.

Исключительная опасность

— Когда в своем рассказе Михаленя доходил до описания ударов, он забывал, где находится и с кем разговаривает, — вспоминает оперативник, задерживавший Алексея. – У него глаза загорались, он входил в азарт, смаковал подробности.

Легкая умственная отсталость и хронический алкоголизм не помогли Алексею Михалене избежать скамьи подсудимых.

— Этот человек представляет исключительную опасность для общества. Исправление его невозможно. Только смертная казнь исключит совершение им новых преступлений, — объяснил позицию обвинения Олег Буйленков, прокурор отдела апелляционного производства Генеральной прокуратуры.

— Сожаление о том, что случилось, конечно, есть, но сейчас мне это не поможет, — рассуждал в суде 32-летний Алексей Михаленя. – Спрыгивать с высшей меры на пожизненное, я думаю, не стоит. Пускай лучше сразу дадут расстрел. Я сам себе не могу дать объяснений, почему так поступил.

Впрочем, после вынесения приговора Алексей передумал. Сейчас он просит Президента о помиловании.

nevmer@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?