Выбор России. Заметки наблюдателя

Март, 18–е. На дворе очередное (говорят, последнее) похолодание. А в политическом всепогодном календаре этот день отмечен президентскими выборами в России. Любая избирательная кампания, особенно в такой огромной стране, привлекает к себе внимание всего мира. И предсказания делаются самые различные. На этот раз, казалось бы, все ясно. Лидер гонки был очевиден — эра Путина в зените. Но назвать выборы неинтересными и скучными как–то язык не поворачивается. Да и рука не поднимается.

фото рейтер

Зрелище важнее хлеба

Если публичная политика — шоу, то нынешние выборы были организованы по высшему разряду. Причем от начала до конца. Тут тебе и драматургия хорошего качества, и почти шекспировские страсти. Помните, как у Конан Дойла? В схватке Шерлока Холмса и профессора Мориарти у Райхенбахского водопада каждый персонаж появлялся в свое время. Восемь зарегистрированных кандидатов представляли самые разные слои общества и отражали всевозможные оттенки идеологического спектра. А дебаты на телевидении открыли новую страницу развития жанра. Мы даже услышали откровенную и нецензурную брань. Да и закольцовка сюжетов имела место быть. Когда–то Владимир Жириновский плеснул ныне покойному Борису Немцову в лицо водой в ходе жаркой телевизионной дискуссии. «Ответка» прилетела ему спустя почти четверть века от наследницы лучших неолиберальных традиций новой России — Ксении Собчак. Молодой коммунист Максим Сурайкин бросился с кулаками на другого «левого патриота» — Максима Шевченко, представлявшего кандидата от КПРФ Павла Грудинина. Правда, два горячих Максима так и не подрались — их разняли другие кандидаты.

А тема с имуществом! Скажем, тот же Грудинин. Всю предвыборную кампанию крутилась история с его недвижимостью и счетами за границей. На моих глазах пожилая гражданка, стоя на избирательном участке в Ясной Поляне, бывшем имении другого землевладельца, склонного к уравнительному распределению, озабоченно и напряженно пересчитывала дома и квартиры различных кандидатов, внимательно вчитываясь в эти ну очень длинные списки. Налицо выборы победившего капитализма, хотя и под вполне коммунистическую риторику сразу нескольких кандидатов.

При этом итоги голосования (исходя из данных Центризбиркома на данную минуту) вполне отражают настроения в российском обществе. Владимир Путин является безусловным политическим лидером страны, и этим все сказано. Бизнесмен Грудинин уверенно занял второе место не столько в силу собственного обаяния, сколько как представитель КПРФ. А эта партия имеет устоявшийся и преданный электорат. Ветеран всевозможных политических баталий Владимир Жириновский замыкает тройку лидеров, хотя и со значительным отставанием. Да и остальные кандидаты не в проигрыше. Каждый из них имеет пусть незначительный, но свой, законно завоеванный процент поддержки — от нескольких сотен тысяч до пары–тройки миллионов. А это по нынешним временам приличный политический капитал.

Электоральные инновации

Российская избирательная весна запомнится рядом любопытных нововведений. Прежде всего это КОИБ — комплекс обработки избирательных бюллетеней. Проще говоря, электронная урна для голосования. Избиратель заполняет в кабинке бюллетень, а затем вставляет его в специальный сканер лицевой стороной вниз. Нужно сказать, штука удобная, поскольку сразу на дисплее, встроенном в урну, можно убедиться в количестве проголосовавших. Правда, такие новшества внедрены далеко не везде. Мне пришлось работать наблюдателем в Тульской области, и там из 1.136 избирательных участков «окоиблено» всего 100. Но эксперимент признан удачным, и в ближайшее время стоит ожидать массового внедрения таких аппаратов.

Кстати, председатель Тульской областной избирательной комиссии Сергей Костенко в самых комплиментарных словах отозвался об опыте проведения выборов в Республике Беларусь. Например, возрождение обстановки праздника на избирательных участках — прямое заимствование белорусской электоральной традиции. По его оценке, Лидия Ермошина является лучшим профессионалом и наиболее авторитетным специалистом в деле организации выборов на всем постсоветском пространстве.

В свою очередь, туляки отличились и своим весьма занимательным новшеством. Речь об именных участках. Лично мне довелось побывать на участках имени Владимира Высоцкого, Героев России, знаменитого конструктора–оружейника Василия Грязева и даже тульского пряника. Конечно, любопытству не было предела: для чего подобное идеологическое сопровождение. И члены избирательных комиссий, и сами выборщики были едины во мнении: это привлекает на участки сразу целые семьи, способствует воспитанию патриотизма и современной гражданской культуры.

Что же, явка на самом деле была высокой. Из десяти участков, на которых довелось побывать, картина представлялась примерно идентичная. В первой половине дня выстраивались настоящие очереди из избирателей, желающих отдать свой голос. По Тульской области к обеду этот показатель был выше на 7% по сравнению с предыдущими президентскими выборами. К вечеру поток избирателей как в городе, так и на селе спал, но к тому времени выборы уже состоялись. Это интересный феномен. Ведь при определившемся лидере избирательной гонки интерес граждан к выборам обычно падает. Но здесь сработал другой фактор: возможность отдать свой голос воспринималась многими как гражданский долг, своего рода участие едва ли не в обороне страны в условиях жесткого противостояния с Западом.

Выборы действительно проходили на фоне резкого обострения отношений России и Запада. Сирийский кризис, дело Скрипаля... Но это тема для отдельного разговора. Хотя западные политики не могли не учесть данный фактор в своем отношении к ходу и итогам выборов. Их оценки были заведомо скептическими. Подобную предвзятость председатель Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий назвал английским термином shitfinding.

Эмоциональная точка электорального шоу (в самом лучшем смысле этого слова) была поставлена в ночь с 18 на 19 марта в «Известия Hall», что на Пушкинской площади в Москве. Здесь гудела и шумела «Ночь выборов». Собралась вся политическая тусовка России, вне зависимости от идейных взглядов и пристрастий. Чтобы понять степень политического плюрализма, достаточно сказать, что сама вечеринка началась с демонстрации на большом экране ролика с агитацией не приходить на выборы. Не знаю, можно ли говорить сейчас о классовом обществе, но то, что в России уж точно есть новый политический класс, определенно. И этой ночью он праздновал победу. Весь. Сразу.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...