Всё о приватизации

В резиденции Президента обсуждали проблемы приватизации...

В резиденции Президента обсуждали проблемы приватизации. Казалось бы, тема изучена, сфера отрегулирована. Однако конкретный повод был. Правительство подготовило некоторые изменения в приватизационную процедуру. Инициативу следовало согласовать с Президентом.


Если коротко, то суть в следующем. Есть действующий трехлетний план приватизации. Его решили уточнить. А заодно и критерии, по которым нужно относить субъекты хозяйствования к разряду стратегически важных. То есть тех, процедура передачи которых в частные руки должна сопровождаться рядом дополнительных условий. Александру Лукашенко сама идея деления предприятий по разным спискам совсем не понравилась.


Это и понятно. В сущности, в Беларуси может быть приватизировано любое предприятие. Это известно. Нормативная база вполне позволяет проводить эту процедуру. Да, она намеренно усложнена, дабы не допустить хаотичной распродажи госсобственности. Этот ключевой принцип всегда оставался и остается неизменным. Александр Лукашенко напомнил еще раз: «Мы всегда говорили о том, что мы не против приватизации. Но обвальной приватизации в стране как не было раньше, так и не будет теперь. Этот вопрос не обсуждается, пока я Президент. Не буду я Президентом, вы уж тут смотрите, как будете продавать предприятия, собственность, землю, может, и страну в целом. Я буду всегда против этого выступать».


Но точечная приватизация, делал важное уточнение Президент, возможна. Каждый подобный случай рассматривается в отдельности. Главный вопрос — цена. И дополнительные обязательства, которые берет на себя инвестор. Опыт подобных сделок имеется. В том числе и со стратегически важными субъектами хозяйствования. Самый яркий пример — «Белтрансгаз». Белорусская сторона получила заявленную ею же цену — 5 млрд. долларов. Плюс к этому существенный дисконт к цене на топливо, гарантию его поставок и транзита, а также роста доходов трудового коллектива. И это при том, что трубы так и остались в нашей земле, налоги от деятельности предприятия поступают в наш бюджет, а тратиться на обслуживание мощной инфраструктуры необходимость отпала. Сделка выгодна со всех сторон.


И мы не скрываем готовности к переговорам о продаже госсобственности на подобных принципах. Даже самых доходных предприятий. В качестве примера Президент назвал «Беларуськалий». Были потенциальные инвесторы, которые им интересовались. После проведения рыночной оценки им была названа цена — 30 млрд. долларов. Больше 15 они заплатить не смогли. Итог переговоров Александр Лукашенко подвел коротко: «До свидания...»


То есть предметные переговоры могут вестись по разным предложениям. И здесь как раз и обнажается вся актуальность вопроса о целесообразности составления каких–то списков. Если мы можем обсуждать судьбу любого предприятия, зачем их делить на стратегические и нестратегические? А зачем загодя вносить кого–то в планы приватизации? Ведь само его наличие еще не означает, что тот или иной субъект хозяйствования будет однозначно продан. Это скорее декларация возможного. Не более того. Но чисто психологически воспринимается иначе. Коллектив сразу лихорадит, как только люди узнают, что завод или фабрику собираются якобы продать. Еще и не собрался никто толком, и потенциального инвестора на горизонте не видно, а работники уже беспокоятся. Кому это нужно? Поэтому Президент задает резонные вопросы: «Зачем здесь делить предприятия на очень нужные и ненужные? Вы знаете, это даже некорректно по отношению к населению. Все предприятия важны для страны, где работают наши люди. Зачем их делить на стратегические и нестратегические?»


Впрочем, сама развернувшаяся на совещании дискуссия показала спорность такого пути. Правительство, например, необходимость наличия стратегического списка объясняет в том числе и тем, чтобы защитить его фигурантов от лжебанкротства. Излюбленный инструмент рейдеров в белых воротничках. На что Президент резонно заметил: если такие проблемы есть, значит, надо не отдельные предприятия защищать, а создавать такие механизмы, которые блокировали бы подобные схемы во всей экономике. Председатель Комитета госконтроля Александр Якобсон обратил внимание на то, что относить к разряду стратегических только представителей реального сектора не совсем правильно. Не менее важна, например, сфера страхования. А помощник Президента Сергей Ткачев заметил, что важные предприятия есть в любой сфере: и в банковской, и в торговой, и в деревообрабатывающей, и в пищевой... На что Президент заметил: «Это то, о чем я и говорил. Получается, в список надо вносить все предприятия страны. Они все важны».


И хотя основные предложения Правительства однозначного одобрения не нашли, состоявшийся разговор бесполезным совсем не назовешь. Дискуссия вскрыла ряд недостатков в деталях регулирования приватизационного процесса. Председатель Высшего Хозяйственного Суда Виктор Каменков обратил внимание на необходимость создания «реприватизационных» механизмов, которые включались бы тогда, когда инвестор не исполняет взятых на себя обязательств. Для этого он предлагает четко прописывать в соответствующих документах пункт «цель приватизации». И покупатель собственности должен четко понимать: если она не достигается, все может быть возвращено в прежнее состояние. А председатель Гродненского облисполкома Семен Шапиро посетовал на несовершенство назначения цены предприятий, выставляемых на продажу. Например, через аукционы. Она иной раз оказывается значительно ниже и рыночной, и балансовой стоимости. Прозвучали и другие замечания. Выслушав их, Президент пришел к выводу: необходимо подготовить единый исчерпывающий документ по условиям приватизации в Беларуси. Чтобы взяв его в руки, потенциальный инвестор сразу однозначно понимал правила игры, а не ходил по кабинетам в поиске обходных путей. Все обнаруженные «дыры» в законодательстве должны быть при этом ликвидированы. Правительству дано поручение подготовить проект такого документа в течение второго квартала.


И еще одна важная мысль, прозвучавшая на совещании. В процессы приватизации необходимо активнее привлекать свой белорусский бизнес. Да, он не настолько силен, чтобы совладать с предприятиями, к которым проявляют интерес транснациональные корпорации. Но уровнем чуть пониже работать уже вполне способен. Возможно, кто–то из наших бизнесменов из каких–то соображений держит свои капиталы за рубежом. Значит, убежден Президент, в стране нужно создавать более привлекательные условия. В том числе и по части сохранения банковской тайны.


Президент на этот счет высказался так: «Надо народу прямо сказать: богатый человек – это не враг. Есть богатые люди – хорошо, пусть они будут. Но этих богатых людей сориентировать на то, чтобы деньги они хранили здесь, особенно заработанные здесь... Нельзя отбирать деньги у бизнесменов и предпринимателей. Причина только одна – если ты не платишь налоги». При этом Александр Лукашенко заверил, что в Беларуси не будут выдавать информацию о счетах своих клиентов, как это сделали некоторые страны.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости