Минск
+2 oC
USD: 2.1
EUR: 2.35

Такова партийная жизнь в глубинке

Всё кипит и всё холодное

Анонимки мы принципиально не рассматриваем. Но эта, пришедшая по почте из Миорского района, была особенной. Она никого не обличала, не ругала и не гвоздила. Неподписавшийся автор даже ни на что не жаловался. Лишь скупо «информировал редакцию», что в его городе живет беспокойный человек, этакий Дон Кихот из Миор, борется за справедливость. Руководит местной ячейкой Объединенной гражданской партии, но вступил в принципиальный конфликт со своими партбоссами. И даже отказался исполнять их сомнительный приказ о «бойкоте» недавних президентских выборов. Вот и все! Просьба — пусть об этом человеке узнают, а корреспондент послушает.

Факт, согласитесь, нетипичный для нашей «партийной жизни».

И я выехал в Миоры, чтобы встретиться с героем письма, а также полюбопытствовать о «партийной жизни» в глубинке.



Пенсионер Виктор Шульга — а именно о нем шла речь в письме — по случаю моего приезда даже программу утреннего похода на рынок сократил до минимума. Встретил радушно, угостил большой кружкой кофе. По кружке вышагивал алый конь — символ ОГП, районную структуру которой в Миорах Виктор Михайлович как раз и возглавляет. Стали мы попивать кофе и говорить о жизни вообще и «партийной» в частности.

Хотя сам гражданин Шульга и без кофе даже утром пребывает в изрядном тонусе. И о своих непростых отношениях с партийным руководством готов, кажется, рассказывать часами. Накипело, видать:

— Я в оппозиции более двадцати лет. Убежденный, стало быть. Одно только: всегда отклонял всяческие указания руководства ОГП, что в нужном для них случае должен снять свою кандидатуру в чью–то пользу. Или — «в знак протеста...». Командуют как марионеткой! А у меня и самолюбие есть. Я же демократ, а не член какой–то тоталитарной партии, способный только на «есть» и поворот через левое плечо. Со временем у меня неуважение к людям из командования ОГП окрепло и превратилось в презрение и даже, извините, ненависть. Я начал считать их непорядочными людьми.

Интересный, да и неожиданный монолог, правда? Целый руководитель районной ячейки Объединенной гражданской партии, самой демократической партии на свете, откровенно костерит свое руководство журналисту «чужого» СМИ. А как же «внутрипартийная дисциплина», корпоративность? Чудеса! Хотя, может, это есть высшее проявление демократии? И потому напрасно я удивляюсь. Разочаровался вот человек в своем «выборе». То бишь в несменяемом десятилетиями Лебедько. И решает через общенациональные СМИ изложить свою партийную правду.

Хотя, признаюсь, услышать нечто подобное морально я был готов.

И не только потому, что перед приездом, дважды прочитав то письмо в «СБ», беседовал с Виктором Михайловичем по телефону. Нашей с ним встрече предшествовали разговоры с рядом знаковых лиц политического поля Миор. Находящихся, кстати, по разные стороны идейных баррикад. И выяснилось, что в отличие от напрочь замерзшего этой зимой живописного Миорского озера жизнь здешних политиков на его берегах просто кипит. Да так, что порой превосходит дрязги и междусобойчики столично–диванных структур. В одном из местных общественных объединений мне показали даже здешний «самиздат» — отпечатанную на принтере брошюру, содержащую просто убийственные характеристики членов другого объединения. Незарегистрированного, правда, а потому и неофициального. Но упорно напоминающего о себе. Читал эти «объективки» — и не мог сдержать улыбку: «В 2015 году N. совершил стратегическую ошибку: клюнул на примитивный крючок «бойкот выборам»... С увлечением слизывал грязь, которую распространяла подкупленная «Хартия–97»... Критично воспользоваться ее информацией не сумел... По–хамски оскорблял участников выборов». Я даже преисполнился «уважением» к тем, кто, не щадя времени, пишет для потомков политические характеристики на своих оппонентов, полные огня и праведного гнева.

Но возвращусь к нашему кофе и Виктору Михайловичу, руководителю миорского филиала ОГП. Он уверенно и гордо считает себя заступником всех обиженных властью в городе и районе. Здесь его даже переубеждать глупо. Но и к своим идейным соратникам он беспощаден:

— Я называю их «хамской демократией». Посмотрите на «оппозиционных» лидеров! Сидеть в тюрьме — это одно, а руководить оппозицией — совсем другое. Обратите внимание: за бойкот выборов выступали почти все оппозиционные партии. И что? Выборы прошли, бойкот не удался. Потому что в демократическом руководстве — мыльные пузыри, не способные объединить людей вокруг себя. Разбора неудавшегося бойкота наверняка не будет. Хотя почти всех лидеров оппозиционных партий нужно снимать и судить за предательство.

Не лучшего мнения Шульга и о местных оппозиционерах.

— Грубый, хамский, дичью ревущий человек, — спокойно и безэмоционально характеризует одного из них. (Фамилию я записал, но боюсь обнародовать. Просто поверю принципиальному Виктору Михайловичу.)

Насчет другого (Ф.И.О. у меня тоже имеется) еще более лаконичен:

— Руководствуется не умом, а эмоциями. Демократ майдаунного типа.

Поведал он и про давнишние «выборы» единого кандидата от оппозиции на «Конгрессе демократических сил», проходившем с десяток лет тому назад. Никак с тех пор он не успокоится. Тот странный форум большинство участников поспешило забыть как страшный сон. А вот Виктор Михайлович не просто помнит все в деталях. Он еще и сожалеет об упущенном шансе «повернуть историю» вспять:

— В перерыве коммунисты стояли особняком. Я подошел к ним и предложил голосовать за Лебедько. На том основании, что Лебедько сильнее Милинкевича. И они со мною согласились. Сагитировав коммунистов, я направился к социал–демократам. Но стоявший там зампред БНФ Ходыко призвал голосовать за Милинкевича. Мол, тот разговаривает на английском языке, а Лебедько — всего лишь на менее популярном французском. И это говорил, — здесь мой собеседник просто побелел от негодования, — человек с высшим образованием, профессор?! Я хотел вступить с ним в спор, но перерыв окончился, делегаты направились в зал, а я уехал домой. Теперь с гордостью вспоминаю, как я — никому не известный делегат конгресса — чуть–чуть не изменил ход истории демократических сил Беларуси!

Пью кофе, слушаю. Да, людская слава проходяща... Кто этот загадочный Ходыко, что тогда так волновал демократическую кровь? Бог весть... Интересно ли это сегодня людям — избрали бы «лидером» Лебедько или «прокатили» его? И вообще, кто такой Лебедько? Вряд ли, кроме моего собеседника и тех, кого он так жестко характеризует, местных «политиков», знают в Миорах о минском персонаже без определенных занятий...

Но — слушаю дальше.

И вот что узнал от функционера ОГП. В Миорах он предлагал местной власти дать новое название улице Коммунистической, на которой сам и проживает. Его, демократа, оно, название, нервирует. При этом советские времена Виктор Шульга — в прошлом, само собой, член КПСС — вспоминает в целом тепло. А мое резонное недоумение по поводу страстного желания переиначить улицу парирует железным аргументом:

— Название длинное, неудобно писать. Да и ошибки люди порой делают, одно «м» пишут. Вот я и предлагал переименовать ее в улицу Торговую. Или Гая. Тут точно не ошибешься. Отговорили меня от этой затеи в райисполкоме. Ты что, мол, хочешь на себя гнев всех соседей навлечь? Всем же паспорта менять придется!

Так пересекаются в жизни высшие помыслы и жизненная рутина. Хочешь соседям счастья, а они обидятся за причиненные хлопоты. Как это совместить? Трудно... И я, наслаждаясь кофе, искренне сочувствую миорскому политику.

Кстати. Вот что касается тонкости вопроса взаимоотношений кадрового оппозиционера и местной власти, которую он обязан ниспровергнуть. Впоследствии я убедился, что отношение районных официальных мужей к демактивисту Шульге очень даже приязненное. И в райисполкоме, и в других учреждениях и организациях Миор его знают и даже относят к местным достопримечательностям. Считают полезным членом общества. Поведали мне, как Виктор Михайлович поддерживает родственников, старается помочь посторонним людям в быту. Причем даже тем, с кем у него имеются идейные разногласия. Такой вот разнообразный человек: суров, но отходчив. Принципиален, но рассудителен. Член оппозиционной партии, но презирает своих «вождей» за криводушие и бонапартизм.

Положу руку на сердце: миорский общественник у меня тоже оставил теплое впечатление. Как и его кофейная кружка с конем. Даже будничное признание, что анонимку на себя написал он сам («иначе вы бы не приехали»), показалось после всего услышанного вполне логичным. Удивляло лишь, почему о своей позиции он решил рассказать именно «СБ». Но и этот вопрос Виктора Михайловича в тупик не поставил:

— Я не раз обращался с материалами в «Народную волю». Но она их не печатает.

И тут же послал столько резкостей в адрес «НВ» и лично ее редактора И.П.Середича, что я даже отключил диктофон. Похоже, Иосифа Павловича руководитель миорской ячейки ОГП не любит еще больше, чем Лебедько. Но это меня уже не могло заинтересовать, у нас в «СБ» принцип: о коллегах — или хорошо, или никак...

Лишь возвращаясь в гостиницу, я наконец–то сообразил, кого же мне все явственнее напоминал этот неординарный партиец. Которого я видел впервые, но казалось, что знал уже много лет. Да это же практически натуральный шукшинский Князев! Помните? Тот, что был скромным работником мастерской по ремонту телевизоров. Но видел в себе мыслителя и даже современного Спинозу. И писал трактат «О государстве», который упорно пытался зачитать знакомым и малознакомым людям, то и дело натыкаясь на стену непонимания. В этом и триумф неравнодушного человека из Миор, и разочарование. Потому что Миоры — это не Гайд–парк в Лондоне. Кричи — никто не услышит...

Конечно, тому же Лебедько, партийному начальнику Виктора Михайловича в Минске, легко: увидел табуретку, забрался, кинул в массы огненный лозунг — и за билетом в Брюссель. А там все чудесно — рауты, коктейли, фото с важными людьми. Чем не жизнь? И за 20 лет такой кайф не надоест! Активисту же из крошечных Миор куда как труднее. Он не болтун, не «ля–ля, тополя» и его не позовут в Брюссель, не дадут гранта. От паркетных оппо–шаркунов он отличается тем, что всю жизнь трудился. Механиком работал в Миорах, жизнь знает. Потому и хочет ее переустроить. Вот и ринулся еще в 90–х в политику. А там все довольно буднично — болтают, бездельничают, интригуют, подставляют друг дружку. Одна грызня и демагогия. Вот и бунтует в своем городке честный гражданин, мечтает, чтобы и его, простого и неравнодушного человека из Миор, услышали. Я — выслушал.

osipov@sb.by

Фото автора

Советская Белоруссия № 50 (24932). Пятница, 18 марта 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...