Впоисках плагиата

"Спутник известности" преследует интеллектуальную собственность
Тему эту подсказало письмо одной из читательниц «Р». Его автор, работник почты Елена Лученок из города Березино, сочиняет сказки, иногда даже печатается. А иногда находит свои произведения, опубликованными под чужими именами. В различные детские издания их отправляют, выдавая за свои, юные писатели… «Пусть считается, что плагиат – спутник известности, однако приятного в этом мало, тем более если плагиатом грешат дети», — обижена и возмущена автор письма. Возмущение понятно. Литературное воровство осуждалось во все времена. И во все времена любителей позаимствовать чужое, слегка подправить и выдать за свое было предостаточно. Причем людей далеко не юных, а вполне солидных и известных. Сказочные превращения Создатели сказок, кстати, не были исключением. Сопоставление многих известных сочинений в этом жанре обнаруживает любопытные совпадения. Например, знаменитую тему бедной Золушки эксплуатировал не только Шарль Перро, но и братья Гримм. Историю деревянной куклы Пиноккио, принадлежащую перу итальянского автора Карло Коллоди, блестяще пересказал русский писатель Алексей Толстой, назвав своего героя Буратино. И, надо заметить, это тот нередкий случай, когда копия оказалась гораздо интереснее и известнее оригинала. В заимствовании чужих сюжетов когда-то упрекали великого сказочника Ганса Христиана Андерсена. Он и сам признавался: «Чужой сюжет как бы вошел в мою плоть и кровь, я пересоздал его и только тогда выпустил в свет». Впрочем, плодами фантазии знаменитого датчанина не без успеха пользовался в своих сочинениях другой, более современный и также известный сказочник Евгений Шварц. Наглядный пример — их «общая» сказка «Тень». Зачитываясь приключениями смелой девочки Элли, путешествующей по дороге из желтого кирпича в Изумрудный город, никто сегодня не вспоминает, что у нее давным-давно была «старшая» сестра по имени Дороти. А благодаря истории под названием «Волшебник страны Оз» и ее создателю автору Лаймену Фрэнку Бауму сказочником и автором книги «Волшебник Изумрудного города» стал преподаватель высшей математики Александр Волков. Вряд ли многие знают и о том, что предшественником знаменитого и любимого не одним поколением детворы доброго доктора Айболита был доктор Дуллитл, которого еще в годы Первой мировой войны придумал простой ирландский инженер Хью Лофтинг. Его персонаж был настолько популярен во всем мире, что в 1924 году книгу переиздали в СССР. Но после того о докторе Дуллитле больше не вспоминали. Зато появилась прекрасная история про доктора Айболита, рассказанная Корнеем Чуковским. Сказочные копии популярны и сегодня. Один из недавних мировых скандалов разразился из-за обвинения в плагиате российского писателя Дмитрия Емца, чьи произведения про юную волшебницу Таню Гроттер слишком уж напоминают истории о Гарри Поттере англичанки Джоан Роулинг… «Гении не воруют!»?.. Впрочем, библейская заповедь «Не укради!» издавна не действовала и в отношении «взрослой» литературы. В истории таких примеров немало. Говорят, как-то великий Гёте опубликовал в одном из своих сборников под своим именем текст известной немецкой народной песни, а на вопрос: «Как же так?» ответил: мол, ничего страшного. И, подумав, добавил: «Как мало существует на свете вещей, которые мы воистину можем назвать своими! Ни один гений не состоялся бы, если бы он опирался только лишь на то, что имеет внутри себя». Так же полагал и великий немецкий поэт Генрих Гейне. «Нет ничего глупее, чем обвинение в плагиате, — писал он. — Поэт может пользоваться любым материалом, который кажется ему пригодным для его нужд». Можно добавить, что не только поэт. Неоднократно уличенным в плагиате оказывался, например, Александр Дюма. «Гении не воруют! — провозгласил он как-то после очередного обвинения. – Гении захватывают и покоряют чужие тексты, как Ганнибал и Александр покоряли чужие страны, превращая их в провинции своих империй». Любовью к заимствованиям издавна славились и драматурги. Бесконечные судебные процессы против своих коллег в связи со взаимными обвинениями в воровстве идей и текстов вел еще древнегреческий «отец комедии» Аристофан. В прямом или косвенном плагиате уличали театральных мэтров от Шекспира с Мольером до Бертольда Брехта. Последний, в частности, от подобных обвинений критики лишь отмахивался, утверждая, что авторство – дело пустячное и ему недосуг заботиться о таких мелочах. В прошлом веке литературным скандалом прославился роман «Тихий Дон». Злые языки утверждали, будто Михаил Шолохов позаимствовал его то ли у таинственного белого офицера, то ли у малоизвестного донского писателя Федора Крюкова, а потом издал под своим именем. Не так давно в Испании в плагиате обвинили Камило Хосе Села — одного из самых именитых и уважаемых писателей страны, лауреата Нобелевской премии… А буквально на днях литературный мир облетела еще одна новость: найдена датированная 1916 годом рукопись не известного ранее романа немецкого писателя Хайнца фон Лихтберга…«Лолита». Не только название, но и сюжет, и идея произведения совпадают со знаменитым романом Владимира Набокова, первое издание которого увидело свет в 1955-м… К счастью, в белорусской литературе скандальных разоблачений не случалось. То ли действительно плагиата не было, то ли остался он необнаруженным. Во всяком случае, специалистов Музея истории белорусской литературы и знатоков Института литературы НАН Беларуси вопрос о плагиате очень удивил, подобных посягательств они не припомнили. На слуху разве что недавние страсти вокруг авторства знаменитой и долго остававшейся анонимной поэмы «Сказ пра Лысую гару», из-за которой, говорят, рассорились поэты Нил Гилевич и Микола Аврамчик… Мир великий и многообразный Между тем прекрасных возможностей для любителей заимствования достаточно не только в мире литературы. Ведь если там существуют, как говорят, лишь 33 давным-давно известных сюжета, то в музыке, например, нот всего-то 7, и чужие мелодии так легко начинают казаться своими. А как любимы и модны нынче замечательные копирования под красивыми названиями ремейк, ремикс или кавер-версия! А как безграничен выбор у пользователя Интернета! Вполне пригоден для воровства интеллектуальной собственности мир науки, техники и технологий… Вообще, «чистый» плагиат, в его классической формулировке – присвоение авторства, – только малая часть из того, что может случиться с интеллектуальной собственностью. Гораздо чаще встречается, например, использование или распространение являющегося объектом интеллектуальной собственности произведения или его части без разрешения на то автора. Года два назад во время съезда белорусских композиторов о наболевшем говорили Игорь Лученок и приехавший в Минск его российский коллега Владимир Дашкевич. Первый рассказывал, как замечательно прижился в метро, став своеобразным сигналом перед объявлением диктора, музыкальный фрагмент его песни «Мой родны кут». Второй – как его знаменитая мелодия из телефильма о Шерлоке Холмсе на все лады звучит из множества мобильников. Причем оба не слишком радовались. Ведь испрошенным у них как у авторов разрешением на такие «трансляции» ни один похвастаться не мог. Среди белорусской творческой элиты славу борца за авторские права снискал драматург Алексей Дударев. Несколько раз ему, сценаристу знаменитого фильма «Белые Росы», приходилось отстаивать через суд (и не без успеха) свое право на название этой картины. Ведь после выхода на экран бренд «Белые Росы» быстро и далеко «ушел в народ». Его очень полюбили использовать в своих названиях и названиях своей продукции различные фирмы и предприятия. Обычный, казалось бы, карманный календарик стал несколько лет назад предметом судебного разбирательства между одной столичной художественной галереей и моей приятельницей, членом Союза мастеров народного творчества. Галерейщики выпустили календарик, растиражировав на нем ее авторскую работу, – панно с изображением декоративной куклы в национальном костюме. Указать при этом имя автора не посчитали нужным. Популярный эстрадный белорусский исполнитель Алексей Хлестов рассказывал, в каком удивлении и возмущении пребывал он, когда услышал, как песня в его исполнении звучит с пиратских дисков под именем… российской звезды Алексея Глызина. В общем, мир плагиата велик, многообразен, и «жила» эта, похоже, может разрабатываться долго… Пока, как говорится, не остановят. Пока закон не остановит Остановить призван закон РБ «Об авторском праве и смежных правах». Он существует с 1996 года, и, по мнению адвоката Евгения Портного, специализирующегося на защите авторского права и возглавляющего единственную в столице юридическую консультацию по вопросам интеллектуальной собственности, сегодняшняя законодательная база в этой отрасли в нашей стране проработана достаточно хорошо. Тем не менее, признает он, нарушений авторского права действительно много. Отчасти из-за того, что доказать факт присвоения или незаконного использования чужого произведения бывает гораздо тяжелее, чем факт, например, хулиганства. Не зря же авторское право считается самой сложной отраслью. Но в определенной мере причина и в том, отмечает юрист, что не всегда те, чьи авторские права нарушены, считают нужным обращаться за восстановлением справедливости, тем самым потакая продолжению беззаконий. — Некоторые авторы искренне удивляются, узнав о своих правах и тех возможностях, которые имеет обладатель интеллектуальной собственности, даже в случае, если на нее кто-то посягнул. Понятно, люди занимаются своими делами и не слишком задумываются над тем, что плодами их творчества кто-то может воспользоваться. А вот, например, в Германии, где я стажировался по вопросам защиты авторского права, создатель произведения литературы, искусства или науки шагу не ступит, пока не проконсультируется с адвокатом о возможных последствиях в судьбе его детища. К сожалению, до осознания необходимости этого мы еще не дошли. Но тенденция роста интереса к вопросам, связанным с авторским правом, на мой взгляд, все же наблюдается, и я связываю это с определенным повышением правовой культуры в нашей стране, — говорит Евгений Ефимович. Бывали в практике Евгения Портного и изобличения в плагиате. Правда, не в художественной литературе, а в учебной. Например, не раз слушались в суде дела, когда автор одного учебника выдавал главы из учебника другого автора под своим именем. Тем не менее очень многие из случаев обвинения в плагиате регулируются без вмешательства Фемиды. Но уж если доходит до крайности, то занимается их рассмотрением судебная коллегия по патентным делам Верховного суда, чьи полномочия с 2003 года значительно расширились. Надо заметить, закон в отношении любителей позариться на чужую интеллектуальную собственность может быть достаточно суровым. Самым злостным нарушителям авторских прав может грозить даже лишение свободы на срок до пяти лет. Тем не менее процесс совершенствования законодательства в области интеллектуальной собственности продолжается, и судьями коллегии теперь проводится работа с заинтересованными лицами и организациями по внесению изменений в Закон «Об авторском праве и смежных правах». (При подготовке материала были использованы сведения из Интернета)
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости