«Возможные извлекаемые залежи торфа оцениваю в 600 миллионов тонн»

РЕСПУБЛИКА Беларусь не обладает значительными запасами собственных природных топливно-энергетических ресурсов — обеспеченность ими составляет около 20 процентов от общего объема энергоресурсов для производства электрической и тепловой энергии. Однако мировой опыт показывает, что это обстоятельство не является непреодолимым препятствием для наращивания энергетического потенциала страны. В настоящее время, когда импортируемое углеводородное топливо имеет высокую стоимость, поиск новых решений его частичной замены местными видами топлива, разработка и внедрение энерго- и ресурсосберегающих технологий их добычи и переработки особенно актуальны. Целевой программой, утвержденной правительством Беларуси, поставлена задача по увеличению использования местных топливных ресурсов, возобновляемых и альтернативных источников энергии. К 2012 году их долю планируется довести в общем объеме производства тепловой и электрической энергии до 25 процентов. Накануне Дня белорусской науки я встретилась с известным ученым, академиком Национальной академии наук Беларуси Иваном ЛИШТВАНОМ, который еще в советские времена занимался отработкой технологии добычи и переработки торфа, что послужило позже основанием для создания государственной программы «Торф». С его участием вырабатывались научные рекомендации по использованию такого полезного ископаемого, как сапропель.

Академик Иван ЛИШТВАН — об энергетической безопасности страны.

РЕСПУБЛИКА Беларусь не обладает значительными запасами собственных природных топливно-энергетических ресурсов — обеспеченность ими составляет около 20 процентов от общего объема энергоресурсов для производства электрической и тепловой энергии. Однако мировой опыт показывает, что это обстоятельство не является непреодолимым препятствием для наращивания энергетического потенциала страны. В настоящее время, когда импортируемое углеводородное топливо имеет высокую стоимость, поиск новых решений его частичной замены местными видами топлива, разработка и внедрение энерго- и ресурсосберегающих технологий их добычи и переработки особенно актуальны. Целевой программой, утвержденной правительством Беларуси, поставлена задача по увеличению использования местных топливных ресурсов, возобновляемых и альтернативных источников энергии. К 2012 году их долю планируется довести в общем объеме производства тепловой и электрической энергии до 25 процентов. Накануне Дня белорусской науки я встретилась с известным ученым, академиком Национальной академии наук Беларуси Иваном ЛИШТВАНОМ, который еще в советские времена занимался отработкой технологии добычи и переработки торфа, что послужило позже основанием для создания государственной программы «Торф». С его участием вырабатывались научные рекомендации по использованию такого полезного ископаемого, как сапропель.

Источник угле-водородного сырья

— Учитывая необходимость поиска новых энергоносителей для обеспечения энергетической безопасности страны, проблема добычи и переработки местных твердых горючих ископаемых становится первоочередной задачей в инновационном развитии экономики Республики Беларусь. Это направление научных исследований должно стать одним из ведущих в НАН Беларуси, в том числе и в нашем институте, — говорит Иван Иванович.

— Горючие сланцы имеют широкое распространение на всех континентах земного шара. А каковы их запасы в недрах Беларуси?

— В недрах нашей страны имеются значительные запасы этих горючих ископаемых, в том числе и пригодные для разработки. Залежи сосредоточены в Припятском сланцевом бассейне, расположенном в южной части республики на площади около 20 тысяч квадратных километров. Основное количество горючих сланцев сосредоточено на двух месторождениях — Любанском (0,9 млрд. тонн) и Туровском (2,7 млрд. тонн). Последнее представляет особый интерес из-за мощности основного пласта и меньших глубин залегания.

— Именно Институт проблем использования природных ресурсов и экологии НАН Беларуси, где вы в свое время были директором, отработал различные технологии переработки сланцев. Но тогда вопрос по использованию твердых горючих ископаемых в промышленных масштабах был отложен. И лишь недавно вновь стал весьма актуальным...

— Правительство нашей страны приняло ряд решений по проблемам добычи и переработки этих полезных ископаемых. Поставлена задача: в сжатые сроки разработать отечественные месторождения сланцев, построить горно-химический комбинат по их переработке (в 2014 году комбинат, включающий шахту по добыче и подземную часть, должен заработать). Принято решение о создании ОАО «Белсланцы» для обеспечения выполнения всего комплекса работ по добыче и переработке.

— Что думают ученые по поводу повышения эффективности переработки сланцев? Какие есть предложения?

— Эффективность термохимической переработки сланцев можно значительно повысить за счет совместной переработки с торфом, сапропелем, бурыми углями или полимерными отходами (изношенные автопокрышки, полиэтилен и др.).

Наиболее полная утилизация отходов термохимической переработки горючих сланцев, с одной стороны, повышает эффективность переработки, с другой — направлена на охрану окружающей среды... Высокая зольность сланца приводит к образованию коксозольных отходов. При переработке сланцев на установке с твердым теплоносителем вредное воздействие на окружающую среду значительно ниже, чем при прямом сжигании и переработке в газогенераторах.

— Может ли зола таких установок применяться в сельском хозяйстве в качестве известнякового удобрения?

— Сланцевая зола широко используется в сельском хозяйстве, на цементных заводах, а также при строительстве автомобильных дорог, что упрощает технологию строительства и уменьшает стоимость.

Золотой фонд Гомельщины

— Иван Иванович, какие месторождения бурых углей являются наиболее перспективными для промышленного освоения?

— Это месторождения бурых углей в западной части Гомельской области — Житковичское, Бриневское и Тонежское.

Если говорить о ресурсах этих месторождений, то можно отметить следующее: по Житковичскому месторождению произведена детальная разведка, и промышленные запасы на ее «Северной залежи» составляют 15,47 млн. тонн, на «Найденской» — 19,60 млн. тонн. По Бриневскому месторождению сделана лишь предварительная разведка, его промышленные запасы сейчас оцениваются в 28,73 млн. тонн. Что касается Тонежского месторождения — там сейчас идут поисково-разведочные работы. Его промышленные запасы — 18,99 млн. тонн.

Срок эксплуатации угольных месторождений в Беларуси оценивается в 25,1 года. Возможно увеличение продолжительности и объема горных работ за счет приращения запасов горючих ископаемых при переработке бурого угля совместно с торфом. Ведь качественные характеристики бурых углей белорусских месторождений и торфа практически совпадают, а промышленные запасы торфа в республике — около 1 млрд. тонн.

Для организации производств по добыче и переработке бурых углей (Житковичского, Бриневского и Тонежского месторождений) предполагается следующая последовательность работ с учетом готовности геологоразведочных изысканий и отработанных технологий переработки. Сначала строительство карьера по добыче бурого угля на Житковичском месторождении. Следом — производство угольных или торфоугольных брикетов на Житковичском торфобрикетном заводе.

У торфа и сапропелей много «профессий»

— Вам лично пришлось много заниматься исследованиями, связанными с эффективным использованием торфяных запасов в нашей стране, ведь когда-то в Беларуси была хорошо развита торфяная промышленность. Позже отрасль стала сворачиваться, и к концу ХХ — началу XXI века оказалась по сути разрушенной…

— Действительно, в Беларуси в прежние годы добывали много торфа, работал 31 торфобрикетный завод, производили в год более 2 млн. тонн брикета. На торфе работали электростанции, скажем, ТЭЦ в Жодино. Но в силу ряда причин отрасль действительно пришла в упадок. Поэтому, когда мы говорим о необходимости включить торфяные ресурсы по максимуму в энергобаланс, надо думать, как восстановить торфяную отрасль в целом.

Сейчас добываем 2,3 млн. тонн торфа в год, выпускаем 1,3—1,4 млн. тонн торфобрикетов. По энергетической программе мы должны добывать в 2012 году 3,3 млн. тонн. А я считаю, что могли бы добывать и 10 млн. тонн в год! И хотя бы на 7—8 проц. закрыть потребности в энергоносителях. Хотел бы заметить: некоторые специалисты почему-то считают, что наш торф уже весь выработан. Но это совсем не так. За годы работы отрасли добыто 1 млрд. тонн, осталось более 4 млрд. Другое дело, что часть этого ресурса  малоэффективна и используется как сельхозугодья… Часть попала в пределы заповедников и иных особо охраняемых территорий. Но, даже не трогая основные торфяные резервы, я оцениваю возможные извлекаемые запасы в 600 млн. тонн. При добыче 10 млн. тонн в год их достаточно на 60 лет работы. А потом ученые наверняка что-то придумают, скажем, появится водородная энергетика или нечто другое.

Надо иметь в виду еще и тот момент, что торф — возобновляемый ресурс. Он является ценным химико-технологическим сырьем. Из него можно получать удобрения, гуминовые препараты, биостимуляторы для растений, активированный уголь. Взять то же сельское хозяйство. Более чем в половине районов Беларуси — отрицательный баланс гумуса, а это показатель плодородия земель. Мы не пополняем этот запас, а берем и берем от земли, не вносим достаточно гумусосодержащих компонентов. Очевидно, что надо больше добывать торфа для сельского хозяйства, для внесения торфонавозных компостов в качестве органических удобрений.

— Хотелось бы кратко остановиться на сапропелях...

— Научные исследования показывают целесообразность использования сапропеля, залегающего под торфом, и торфосапропелевых смесей, которые можно добывать на выработанных торфяных месторождениях, что значительно экономичнее, чем добыча сапропеля из озер.

— Иван Иванович, в одной из своих публикаций в печати вы как-то отметили, что использование местного топлива — очень непростой вопрос, так как при этом возрастает нагрузка на окружающую среду. Прокомментируйте, пожалуйста.

— Действительно, так как разработка любого месторождения твердых полезных ископаемых предусматривает воздействие на окружающую среду, могут иметь место серьезные проблемы в области гидрогеологии, а также проблемы, касающиеся воздействия на элементы биосферы, главным образом, на биологическое разнообразие. Тем не менее мировая практика разработки месторождений, да и наши собственные наблюдения и исследования, показывает, что это негативное воздействие можно свести к минимуму, применяя специальные технические средства.

Что касается торфа. В программе «Торф» имеется специально поставленная работа — как минимизировать последствия разработки торфяных месторождений на компоненты биосферы, включая и биологическое разнообразие.

Относительно бурых углей. Был выполнен соответствующий прогноз экологических последствий при разработке Житковичского месторождения бурых углей, и было показано, что, в принципе, воздействие на биосферу можно свести к минимуму путем разработки специальных технических и технологических приемов. Кроме того, надо иметь в виду, что использование твердых горючих ископаемых в качестве топлива увеличивает нагрузку и на атмосферу в виде выбросов соответствующих компонентов, главным образом сернистых соединений. Тем не менее имеются также специальные решения для того, чтобы эти выбросы свести к минимуму. Так что все определяется разработанной технологией, а также ресурсами, которые будут вкладываться в охрану окружающей среды. Например, опыт Германии показывает, что воздействие на окружающую среду разработки месторождений бурых углей практически сводится к нулю при затратах, составляющих примерно половину капитальных вложений на строительство энергетических блоков. Так что все в наше время решаемо.

Татьяна АНТОНОВА-МЕЛЬЯНОВИЧ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости