Воздушный коридор для дрона

Минобороны, Департамент по авиации и профильная федерация готовы объединить усилия, чтобы разработать правила полетов беспилотников

Беспилотные летательные аппараты получают все большее распространение. В качестве летающей видеокамеры их используют военные и геодезисты, сотрудники МЧС и милиции, работники лесничеств и рыбхозов, блогеры, журналисты и свадебные фотографы. Оживленно движение дронов в небе есть, а вот правил, четко его регламентирующих, нет. Правила безопасности, проблемы и особенности использования беспилотников обсудили в редакции «Рэспубліка» представители Департамента по авиации Минтранса, Министерства обороны и Белорусской федерации беспилотной авиации.

Самовольные съемки любителями на массовых мероприятиях создают проблемы.
Фото Александра Кушнера

  В небе пора наводить порядок. Об этом свидетельствуют два инцидента, произошедшие на протяжении трех недель в разных регионах страны. Напомним, беспилотный летательный аппарат (БЛА) опасно сблизился над акваторией Заславского водохранилища с «Боингом» компании «Белавиа», заходившим на посадку, а на фестивале LIDBEER в Лиде на минимальном расстоянии разминулись дрон и вертолет Ми-2, на борту которого гости любовались праздником с воздуха. Трагедий удалось избежать, но продолжится ли такое везение впредь? 

Правила безопасности, проблемы и особенности использования беспилотников мы обсуждали во время «большого разговора» с Василием Сенько, начальником управления государственного контроля и инспекторского надзора за безопасностью полетов и авиационной безопасностью Департамента по авиации Министерства транспорта и коммуникаций, Германом Александровым, начальником управления Вооруженных Сил по использованию воздушного пространства Республики Беларусь, Глебом Бондариком, заместителем председателя Белорусской федерации беспилотной авиации (БФБА).

Василий Сенько.
Герман Александров.
Глеб Бондарик.
 
• Правила съемки

«Р»:

— Есть ли правила, условия, которые должен знать и соблюдать пользователь, который решил купить БЛА?

Глеб Бондарик:

— Малый беспилотный летательный аппарат можно купить беспрепятственно. Частота в 2,4 ГГц легализована для беспилотников. По наиболее распространенным моделям проведена экспертиза в Госвоенпроме и КГБ. Определенные сложности могут возникнуть лишь при ввозе беспилотника из-за границы.

«Р»:

— Можно пользоваться дроном где угодно и снимать то, что захочется?

Герман Александров:

— Абсолютно нет! Использование беспилотников регламентируют 81-й указ Президента и постановление 636 Совета Министров «О некоторых вопросах использования авиамоделей в Республике Беларусь». Дрон можно запускать вне запретных зон, в пределах прямой видимости, не выше 100 метров от поверхности земли или воды. Аппараты массой более полукилограмма подлежат обязательной маркировке. Аэросъемку нельзя проводить без согласования с Генштабом Вооруженных Сил.

«Р»:

— А что я нарушу, если запущу дрон без разрешения Генштаба, и какая ответственность за это предусмотрена?

Герман Александров:

— Осуществление аэрофотосъемки без разрешения Генштаба не влечет за собой административную ответственность. Но на территории страны есть объекты, информация о которых не подлежит разглашению и которые вы можете снять по неведению. Необходимость получения разрешения Генштаба предохраняет вас от более тяжелых видов ответственности, вплоть до уголовной. Как правило, Генштаб выдает разрешение в течение одного дня.

Василий Сенько:

— Авиационными правилами организации и выполнения полетов беспилотных летательных аппаратов гражданской авиации страны предусмотрено, что полеты над населенными пунктами, промышленными и иными объектами выполняются по согласованию с органами единой системы местного управления страны, руководителями или владельцами организаций различных форм собственности и другими заинтересованными лицами.

Герман Александров:

— С точки зрения организации воздушного движения нет разницы, какой летательный аппарат находится в воздухе. Правила использования воздушного пространства едины для всех. Другое дело, что есть специфика, связанная с эксплуатацией.


Аппараты массой более полукилограмма подлежат обязательной маркировке.
мамам-детям.рф

• Дроны и коммерция

Глеб Бондарик:

— Мы как пользователи хотим определиться с той гранью, после которой начинается компетенция гражданской авиации. Нет ясных четких правил для свадебного фотографа, для того, кто снимает рассветы. 81-й указ Президента несколько снял напряжение, но он касается авиамоделей. Возникает огромное количество споров по поводу того, как различать авиамодели и беспилотники.

Василий Сенько:

— Давайте вернемся к Воздушному кодексу. Согласно статье 20 ВК РБ сертификации в области гражданской авиации подлежат в том числе и авиационные работы, к которым относятся воздушные съемки. Статья 24 требует при выполнении полетов в коммерческих целях получить сертификат (свидетельство) эксплуатанта воздушного судна, который удостоверяет его соответствие установленным законодательством требованиям. И мы как контролирующий государственный орган должны обеспечить приемлемый баланс между безопасностью полетов и коммерческой составляющей. Через процедуру сертификации контролируется деятельность эксплуатанта в части подготовки пилотов, технического персонала, поддержания летной годности воздушных судов и многие другие аспекты, влияющие на обеспечение безопасности полетов.

Глеб Бондарик:

— Введена государственная сертификация на беспилотники весом свыше 7 кг. Является ли свадебный фотограф эксплуатантом? Нужны ли ему договор с аэродромом, медицинский осмотр?

Герман Александров:

— 24-я статья ВК ориентируется на классическое понимание авиации. Есть воздушное судно — самолет, вертолет, а есть эксплуатант — компания, которая с их использованием осуществляет коммерческие перевозки. Называть эксплуатантом фотографа не совсем правильно.

Василий Сенько:

— Частично я с вами соглашусь. Но нельзя полностью игнорировать эксплуатацию даже маленького аппарата. Кто-нибудь его техническую исправность проверяет? Есть периодичность техосмотра?

Глеб Бондарик:

— Давайте разработаем! А как отделить коммерческую деятельность от некоммерческой? Использование беспилотных систем, например, геодезистами Национального кадастрового агентства — это коммерческая деятельность?

Василий Сенько:

— Нет. Если вы не оказываете услугу за деньги, это не коммерческая деятельность.

Глеб Бондарик:

— Блогер снял забавный ролик, разместил на своей страничке в интернете, привлек тысячи посетителей, а за ними — рекламодателей, которые платят ему деньги. Он не оказывает услугу, тем не менее коммерческая составляющая здесь есть. В современных реалиях проследить оказание услуги сложно. Я вижу здесь поле для махинаций.


• Модель риска

Герман Александров:

— Рассуждая о коммерции, мы заходим в тупик. Чтобы создать регулирование, нужно сначала построить модели рисков. Кого и от чего мы защищаем? В приоритете — жизнь и здоровье людей.

«Р»:

— Предлагаю конкретную ситуацию. Представители нескольких СМИ и пара-тройка любителей снимают трековые гонки. Перевернулась машина — и все направили туда дроны. Они столкнулись и свалились на головы людям. Как этого избежать?

Василий Сенько:

— Это нарушение правил использования авиамоделей, правил организации и выполнения полетов БЛА ГА (в части организации полетов на массовых мероприятиях) и, возможно, правил использования воздушного пространства, которое влечет предупреждение или наложение штрафа в размере до 20 базовых величин. Статья 18.41 КоАП.

Герман Александров:

— Зона не запрещенная? Нет. Высота была меньше 100 метров? Да. Формально нарушения здесь нет. Исходя из оценки рисков и следует выработать критерии. У нас один из критериев — масса. Но падение аппарата весом 3 кг там, где проводится массовое мероприятие, несет более высокие риски, чем падение аппарата весом 150 кг в поле. Нужно учитывать не только физические характеристики объекта, но и условия его использования, квалификацию оператора.

Глеб Бондарик:

— Мы разработали рекомендации по использованию мБЛА на массовых мероприятиях, в которых предложили назначать руководителя полетов. В его обязанности входило бы проведение предполетных брифингов, проверка и получение согласований и разрешений, распределение между операторами высот и секторов для съемки. Рядом с оператором мБЛА обязательно должен находиться дистанционный наблюдатель, ведь оператор может отвлечься на настройки и потерять беспилотник из поля зрения. Эти рекомендации мы передали в МВД и Департамент по авиации. Сейчас МВД разработало внутреннюю инструкцию, согласно которой сотрудники могут проверять разрешения и задерживать нарушителей.

«Р»:

— Каковы результаты расследований происшествий над Заславским водохранилищем и в Лиде?

Василий Сенько:

— Установить виновника инцидента, когда беспилотник пролетел в опасной близости от пассажирского лайнера, пока не удалось.

Глеб Бондарик:

— Мы провели внутреннее расследование по инциденту в Лиде. Сейчас человек, выложивший видео в интернет, отрицает, что дроном управлял он. Заявления со стороны пилота не поступало, так что происшествия как бы и не было. Но самовольные съемки любителями на массовых мероприятиях действительно создают проблемы.

Василий Сенько:

— Проконтролировать несанкционированное применение дрона тяжело. Оператор находится на расстоянии от беспилотника. Это очень мобильная система. В карман сложил — и все. Главное — выявить человека, который нарушил правила. Ни Министерство обороны, ни Департамент по авиации не уполномочены заниматься розыскными мероприятиями. Если только милиция выявит…

Глеб Бондарик:

— С контролем все обстоит не так уж плохо. Программное обеспечение может ограничить высоту беспилотников. Компания DJI, основной производитель коптеров, запускает систему, которая будет мониторить их высоту, скорость. Она «видит» и дрон, и его оператора в радиусе 70 км. В Таиланде такие установки используют полицейские, и они моментально прибывают к месту нарушения, где висят знаки, запрещающие съемку.

«Р»:

— А у нас есть такие знаки?

Глеб Бондарик:

— Нет. Из-за их отсутствия назревает проблема для иностранных граждан. Каждый сотый турист имеет при себе коптер. Это уже must have, то есть обязательный атрибут, а как им здесь пользоваться, непонятно. Из-за отсутствия четких правил мы не можем подготовить ни методичку, ни памятку.

Герман Александров:

— Все мероприятия проводятся с разрешения местных властей. Вот их и нужно подключать. Пусть решают вопросы по организации аэросъемки с привлечением сотрудников органов внутренних дел, органов безопасности. Можно разработать типовую инструкцию о порядке проведения таких мероприятий, в которой следует учесть все нюансы: распределение частот, ограничение числа используемых квадрокоптеров, организация взаимодействия между операторами, назначение руководителя полетов. За основу можно взять наработки федерации.

Глеб Бондарик:

— Опыт есть. На мероприятиях для байкеров мы уже назначали руководителя полетов, согласовывали аэросъемки со всеми службами. Но хотелось бы, чтобы упорядочение движения дронов не превратилось в получение сертификатов. Пусть правила будут жесткие, но простые, доступные, алгоритмизированные. Вопрос обязательной сертификации решит проблему бесконтрольных полетов? Не решит!

Василий Сенько:

— В какой-то мере решит! Это же и вопрос контроля. Давайте работать, будем решать эту проблему. А правила по использованию авиамоделей прописаны достаточно четко.

Глеб Бондарик:

— Да, но сегодня отличить беспилотник от авиамодели уже почти невозможно. Если в беспилотнике отключить управляющее устройство, он превратится в классическую авиамодель. Грань размыта, надо по применению рассматривать. В геодезии, картографии есть задачи, которые невозможно выполнить в ручном режиме — только в автоматическом. При необходимости коптер переводится на ручное управление. А в проекте авиационных правил нет даже упоминания об этих системах — предоставление точек возврата, проверка магнитных компасов, систем навигационных вычислений.

Василий Сенько:

— Это технические процедуры, они описываются в руководстве по производству полетов (РПП), которое эксплуатант разрабатывает самостоятельно.

Герман Александров:

— Необходима правильная отправная точка. Рыбхоз или лесхоз, у которых есть три квадрокоптера — разве это авиационная организация? Они работают на себя, а не оказывают услуги. Эффективность регулирования достигается тогда, когда субъекты правовых отношений считают правила справедливыми и стараются их выполнять. Если мы перегибаем палку, мы создаем серую зону и выталкиваем туда значительное количество людей, которые с этими правилами не согласны. А учитывая, что инструмента контроля за ними у нас нет, мы, по моему мнению, снижаем планку безопасности полетов.

Василий Сенько:

— Для определенной категории лиц, например фотографов и прочих любителей, в дальнейшем можно рассмотреть вопрос об упрощении требований.

Глеб Бондарик:

— Эксплуатант — самый законопослушный, проблема именно в любителях, которые не знают правил или игнорируют их. Необходимо им рассказать, какие требования, нюансы существуют при использовании беспилотных систем, возможно, даже с помощью социальной рекламы.

Василий Сенько:

— А чем их не устраивают существующие правила для авиамоделей? Высота 100 метров и визуальный контроль?

Герман Александров:

— Это их сейчас и выручает. Беспилотник называют авиамоделью, оперативно получают разрешение на фотосъемку, летают. Но система управления воздушным движением не учитывает БЛА при планировании — даже те, которые присылают заявки на разрешение. И это не позволяет минимизировать остальные риски. Мы не рекомендуем воздушным судам летать ниже 150 м, чтобы был буфер безопасности. Но есть задачи, которые выполняет авиация над населенными пунктами, есть ликвидация последствий ЧС, поиски пропавших людей, в которых принимают участие и беспилотники. А многие работают на высоте и до 500, 600 м. Число, концентрация БЛА будут возрастать. С ними — и вероятность столкновения.

Василий Сенько:

— Ну не свадебный же фотограф так высоко поднимает свой беспилотник. Тем, кому нужно подняться выше 100 метров, надо подать заявку и оповестить о своем маршруте и высотах. У них наверняка аппараты и побольше, и потяжелее. Вот для них в обязательном порядке нужны сертификат эксплуатанта, подготовка операторов. Надо разграничить полеты, которые требуют сертификации, и простые.


• 50 нюансов проблемы

Глеб Бондарик:

— Мы проводили эксперимент по инкассации с помощью БЛА. Возникли проблемы с присвоением бортового номера. Без него пройти процедуру регистрации практически невозможно. Бортовой номер присваивается, когда судно регистрируется в реестр. Как попасть в реестр? Следует предоставить документы об обучении пилота, а также о летной годности, то есть прохождении техосмотра. Между тем отсутствует методика обучения. Летчик и оператор БЛА — совершенно разные специальности.

Василий Сенько:

— Значит, надо разграничить любителей и профессионалов. Сейчас рассматривается вопрос о том, чтобы сферу действия авиационных правил по беспилотникам расширить. Малые БЛА, возможно, стоит вывести из поля зрения правил гражданской авиации, которые разработаны для воздушных судов в классическом понимании.

Герман Александров:

— Следует созвать межведомственную рабочую группу с привлечением представителей заинтересованных госорганов, общественных организаций для создания эффективной системы регулирования, которая учитывала бы значительное число факторов, влияющих на безопасность. В правилах использования воздушного пространства нужны соответствующие глава или раздел. И следует объединить авиамодели с беспилотниками как один из подклассов БЛА. Итак, перед нами стоят две главные задачи: построение модели управления рисками и на основе этого — классификация аппаратов. Тогда создадим систему требований к операторам, которые используют различные классы БЛА. Ну а порядок организации массовых мероприятий лучше прописывать отдельно: очень высокая степень рисков, много нюансов.

Василий Сенько:

— Нужно разработать дополнительные правовые акты, которые будут их регулировать. Опыт, наработанный специалистами федерации, можно изучить и закрепить юридически.

Герман Александров:

— Если исходить с точки зрения безопасности полетов, какова наша конечная цель? Регулировать процесс так, чтобы диспетчерские службы, которые управляют воздушным движением, владели максимально достоверной информацией обо всех полетах, в том числе и беспилотников, для исключения возможности столкновения. Нужно, чтобы все владельцы беспилотников оповещали о своих полетах. Возможно, посредством онлайн-сервиса по регистрации, учету операторов, которые поднимают дроны.

«Р»:

— Каковы, с вашей точки зрения, правила, которые подошли бы большинству пользователей?

Глеб Бондарик:

— Максимально лояльное отношение к полетам вне запретной зоны на высоте ниже 100 метров в пределах прямой видимости с нанесенной на аппарат маркировкой. К весу придираться не будем. Для полетов выше и дальше уже нужно пройти обучение. Оператору необходимо давать заявку на использование воздушного пространства. Значит, нужно присвоение бортового номера, которое сейчас возможно только с получением сертификата эксплуатанта. Для них хотелось бы узаконить максимально льготный способ регистрации и присвоения бортового номера. Беспилотники, без сомнения, станут будущим экономики. Для их развития следует, во-первых, оставить попытки заработать деньги на пользователях. Во-вторых, понять, что коптеры — это не авиация, это иной вид транспорта с другими пользователями и другим назначением. Ну и, в-третьих, классифицировать их только по сфере использования.

nevmer@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр КУЛЕВСКИЙ
3
Загрузка...